Суверенитет РФ в условиях цифровой глобализации «5G»

Обсуждение последних новостей отрасли.
Новости законодательства РФ в области связи.
Интересные статьи посвященные инфокоммуникациям в России.
Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

Суверенитет РФ в условиях цифровой глобализации «5G»

СообщениеAlex Rail » Пт 03 июл, 2020 20:23 »

Суверенитет РФ в условиях цифровой глобализации «5G»

Точка зрения связиста: сценарии и проекты суверенного национального развития РФ в среде цифровой глобализации на базе сетей GSM 5G.
(материал подготовлен для представления в СовБез и Администрацию Президента РФ, компанию HUAWEI)


Аннотация

Определен полный состав факторов, влияющих на суверенитет России, включая её цивилизационный выбор и внутренние и внешние угрозы. Для блокирования внешних угроз всех уровней, разработаны семь гипотез о планетарном, цивилизационном, историческом и научно-техническом процессах на Земле. На этой базе актуализированы требования к Системе Безопасности, включая систему информационной безопасности РФ в среде глобализации «5G».
Показано, что отказ от цивилизационного выбора, отказ от воссоздания отечественной ИТ-индустрии и от повышения информационной безопасности страны на этой основе – означает, в среде цифровой глобализации «5G», отказ от суверенитета РФ.
Для реализации курса суверенного национального развития РФ разработан, на демократических принципах, сценарий «управляемого разворота» властной элиты, государственной и отраслевой систем управления.
Для выполнения с июля 2020 года, в новом «окне возможностей», проектов по развитию стратегических отраслей промышленности, на принципах суверенного национального развития РФ, предложены правила и конкретные ИТ-проекты.


ПЛАН

1. Три группы факторов, которые влияют на суверенитет РФ.
2. Гипотезы о планетарном, цивилизационном, историческом и научно-техническом процессах на Земле.
3. Актуализация требований к Системе Безопасности РФ.
4. Сценарий разворота государственной системы управления и отраслей промышленности РФ на суверенное национальное развитие на демократических принципах.
5. Новое звучание проблемы национальной ИБ в среде цифровой глобализации «5G».
6. Отказ от цивилизационного выбора и развития отечественной ИТ-индустрии – отказ от суверенитета РФ в 21 веке.
7. Принципы выполнения проектов развития стратегических отраслей РФ на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных правилах (на примере развития ИТ-индустрии РФ).

Заключение
Литература


1. Три группы факторов, которые влияют на суверенитет РФ.

Чтобы осознать масштаб и неординарность задачи: «Обеспечение суверенитета РФ в среде цифровой глобализации «5G», ниже приведен спектр внешних и внутренних угроз России 21 века, на фоне действия которых потребуется выполнять ПРОЕКТ суверенного национального развития РФ с приоритетом общественно значимых целей (см. четыре воскресные передачи Дмитрия Киселева в апреле с.г., статью Патрушева (СовБез РФ) от 17 июня 2020 года в Российской газете, текст бюллетеня ЦИК по голосованию за изменения Конституции 1 июля 2020 https://www.rbc.ru/politics/02/06/2020/ ... d952e5f3c4 ).


Группа А (внутренняя неопределенность по выбору цивилизационных ориентиров РФ в 2020 году)

Россия за последние 30 лет не сформулировала:

а) ориентиры для выбора национальных ценностей: а) глобальная толпо-элитарная модель (англо-саксонская цивилизация, Англия, США); б) региональное суверенное национальное развитие по модели общества социальной справедливости с приоритетом общественно значимых задач (СССР до 1953 года, Китай);

б) национальные ценности, выбранные на основе первого или второго ориентиров;

в) цели и задачи на первые десятилетия, адекватные системе ценностей государства и соответствующие им национальные проекты, их принципы выполнения и движущие силы;

г) «русскую мечту» включающую национальные ориентиры и ценности, и пути движения к ним в государстве социальной справедливости с доминированием общественно значимых целей;

д) текст базисных статей Конституции РФ, закрепляющий в «однозначной редакции», в том числе:

• Базовые принципы суверенного государства?
• Принципы финансовой системы суверенного государства?
• Кто является единственным источником власти и через какие механизмы свою власть реализует?
• Каковы принципы воспитания/образования и формирования кадрового потенциала в суверенном государстве?
• Каковы принципы общегосударственного строительства, развития экономики и отраслей промышленности, науки в суверенном государстве?
• Каковы принципы формирования институциональной среды и государственной системы управления в суверенном государстве?
• Каков инструментарий морально-нравственного объективного различения граждан в суверенном государстве с приоритетом общественно значимых ценностей?
• Каковы принципы объективной оценки морально-нравственного поведения граждан в суверенном государстве? (электронные системы «рейтингования» или чиппирование граждан или иные способы различения).
• Каковы принципы и критерии объективной оценки эффективности работы гос. чиновников и руководителей гос. компаний (например, конкурентоспособность продукта и производительность труда)?
• Каковы принципы формирования ресурсной базы для обеспечения жизнедеятельности и развития государства (природные ресурсы и недра)?
• Каким образом будут созданы условия раскрытия природного созидательного потенциала граждан, заложенного Homo Sapiens материнской цивилизацией через ДНК и ИЭПГ (международные тематические интернет площадки и образовательные центры, и повышение доходов, сокращение рабочего дня или иные способы)?


Группа Б (внутренние угрозы суверенному развитию РФ).

В выше обозначенных условиях тридцатилетней «государственной неопределенности», Правительством РФ проводятся, в стратегических отраслях связи и электронной промышленности страны, инициативные «многоликие» ИТ-работы по цифровизации «всего» и «цифровой экономике» страны на импортном ИТ-оборудовании (не имеют аналогов в мире в суверенных государствах) и по разработке ЧИПов контроля/управления человеком. Связистам оказалось «не по силам» доказательно определить целесообразность этих работ для суверенного российского государства (см. Стратегия электронной промышленности 2007-2025 годы, с разработкой ЧИПов для био-объектов, https://strategy2030.midural.ru/sites/d ... 5_goda.pdf), Программа цифровой экономики РФ от 28 июля 2017 года http://static.government.ru/media/files ... bvR7M0.pdf .

С другой стороны, десятки ИТ-проектов по воссозданию в суверенном российском государстве ИТ-индустрии на рыночных принципах (не требуют бюджетного финансирования и имеют экономический эффект до 100 млрд долл. в год, создают десятки тысяч высокотехнологичных рабочих мест) и по повышению национальной информационной безопасности, прежде всего, в части защиты от кибер атак технических разведок и кибер войск, на технических решениях апробированных советской наукой в области ПД ИТР, – не проводятся в течение последних не менее десяти лет.

С третьей стороны, изучение материалов российских СМИ показывает, что в русскоязычных публикациях, книгах, ТВ полит-шоу, сериалах, образовательных ТВ-передачах – полностью отсутствует обсуждение государственных и личностных рисков, связанных с использованием на территории РФ импортных био и наноЧИПов, имплантируемых в человека и имеющих внешние каналы управления через сотовые сети в условиях «чужого» национального цифрового информационного пространства РФ, построенного за последние 30 лет на импортном ИТ-оборудовании.

Многочисленные подобные факты «не исключают», что:

• квази «колониальная» территория и российский социум выбраны «Неведомой Силой» в качестве мировой экспериментальной площадки для апробации совместного действия «общего функционала» новейших зарубежных био, наноЧИПов, когнитивных технологий и сетей GSM 3G, 4G, 5G для контроля и управления большими группами людей в соответствие с целями и задачами, которые ставят конечные бенефициары, и для дальнейшего перенесения такого уникального опыта на мировой Социум с количеством биороботов до 7 миллиардов, которые будут иметь только ID.

• главный принцип «части» властной элиты России, при организации выполнения ИТ-разработок и построении ИТ-инфраструктуры страны - создание условий, обеспечивающих «генерацию» и сохранение кибер угроз, созданных за последние 30 лет на объектах КИИ РФ и национальной ИТ-инфраструктуре, и создание регуляторной базы для ускоренного построения разнообразных систем контроля граждан РФ и инициирующих передачу базовых государственных данных «за пределы» России.

В «счастливом случае», если подобные задачи у конечных бенефициаров не стоят, построение за 30 лет на всей территории РФ «чужого» цифрового информационного пространства на импортном ИТ-оборудовании и ПП, в сочетании с аппаратными и программными закладками в большинстве видов импортного ИТ-оборудования и ЭКБ, в сочетании с функциональными возможностями современных био- и наноЧИПов, которые имеют внешние каналы контроля/управления через сотовые сети (например, местные порты смартфонов), на фоне десятилетнего «не видения» гос. чиновниками работ по воссозданию ИТ-индустрии РФ и очевидной необходимости повышения уровня защиты от кибер атак технических разведок и кибер войск вероятного противника объектов КИИ РФ, - могут нести неконтролируемые риски установления тотального внешнего ИТ-контроля над объектами КИИ РФ и ИТ-контроля сознания и психики граждан России из единого мирового Центра.


Группа В (внешние угрозы суверенному развитию РФ)

Сегодня в мире существуют страны/нации, которые имеют религии и культурные коды, ориентированные на глобальный толпо-элитаризм и ориентированные на суверенный национальный социум справедливости. Примерами первой группы являются Англия, США, Канада, Франция, Италия, Испания. Примерами второй группы являются: Россия, Китай, Германия, Япония, Индия, Иран и другие страны БВ и Африка (см. Цивилизационный проект 21 века от РФ и его ИТ-компонента). Эти группы стран, как минимум, последние 400 лет, находятся в состояние цивилизационного противоборства по всем 1-6 уровням (КОБ).

Главная угроза такого противоборства для РФ в том, что толпо – элитарный строй для нашей сегодняшней цивилизации достался человечеству в наследство от цивилизации Атлантов и закрепился через египетских «яйцеголовых» фараонов и жрецов для достижения цели мирового господства избранных на Земле. Для этого около 4000 лет назад была разработана Программа развития на тысячелетия и библейская идеология (религия), создана мировая система управления (левиты и масоны), ресурсная база, и подготовлена научно-техническая база и база знаний. Как показывают артефакты, это направление развития существующей человеческой цивилизации закреплено в англо-саксонском цивилизационном проекте не позднее начала 17 века и поддерживается Мировым Правительством (ТНК и ТНБ), и рядом развитых космических цивилизаций, которые могут иметь корыстные интересы в отношении человеческой цивилизации на Земле.

В таких условиях цивилизационного противоборства, для конструирования Системы Безопасности России необходимо однозначно выбрать цивилизационный путь развития в России 21 века и адекватный ему спектр внутренних и внешних вызовов и угроз.

В общем случае, в качестве внешних угроз могут выступать «планы-инструменты» стран мира, реализующих глобальную толпо-элитарную модель Социума, Мировое Правительство, развитые космические цивилизации, например, во внутренней полости Земли (рептилоиды) и инфернальные полевые цивилизации в околоземном пространстве. При этом изучение артефактов за последние 300 лет, позволяет предположить, что члены Мирового Правительства и Правительств развитых стран имеют в последние 65 лет регулярные контакты и сотрудничают с развитыми космическими цивилизациями, прежде всего, в целях успешного завершения англо-саксонского цивилизационного проекта.

Из этого следует, чтобы блокировать приведенный спектр внешних угроз и наработать адекватные технические и организационные решения, России «необходимо» войти в контакт в развитыми космическими цивилизациями* (материнской цивилизацией или ГФ, КОН) и предложить им свой Цивилизационный проект 21 века, основанный на Социуме социальной справедливости с приоритетом общественно значимых целей и программу совместных работ.


*Примечание: Для уменьшения рисков «корыстного» использования России развитой космической цивилизацией в ходе совместных работ, в рамках работы «Цивилизационный проект 21 века от РФ и его ИТ-компонента» был предложен сценарий, включающий контакты только с материнской цивилизацией (или ГФ, КОН) и создание взаимовыгодной основы такого космического сотрудничества через блокирование выполнения четырех ИТ-проектов галактического масштаба на Земле, которые по-видимому реализуются сегодня КЕМ-ТО и позволяют увеличить потенциал экспансии в ГМП недружественных цивилизаций из Межгалактического Пространства.


2. Гипотезы о планетарном, цивилизационном, историческом и научно-техническом процессах на Земле.

Для прогнозирования потенциального спектра внешних вызовов и угроз России в 2020 году и разработки способов их блокирования требуется «представлять», во взаимосвязи, галактические, планетарные, цивилизационные, исторические, научно-технические процессы и «вписанность» России в них. Для формирования такого «представления» были разработаны семь гипотез с использованием:

• методологии целостного восприятия «картины мироздания» и «вложенности» процессов Социума и Природы;
• методов стратегического маркетинга и методов «различения» (КОБ).

При разработке гипотез были использованы материалы СМИ по артефактам исторических событий с 1810 года, что указывает на целесообразность их уточнения посредством привлечения специализированных институтов, имеющих доступ к спецхранам России и других стран.

Гипотеза 1 «О глобальной тысячелетней Программе развития человеческой цивилизации на Земле, разработанной египетскими жрецами - потомками Атлантов и инопланетян около 4000 лет назад и проблемах её выполнения.

Прошлая цивилизация Атлантов на Земле, силовыми методами, установила толпо-элитарную модель Социума, практически на всей планете, и «навечно закрепила такой порядок» через создание биообъектов (биороботов), методами селекции и генной инженерии, и «выведение» людей с животным* строем психики, - которые тотально могли внешне управляться по телепатическим каналам, организуемым через мощные эгрегоры в Ноосфере Земли.

Такое направление развития человеческой цивилизации нарушало Гармонию и Вложенность процессов развития Социума и Природы (Ноосферы) на Земле, что заблокировало природный созидательный потенциал, изначально заложенный материнской цивилизацией через ДНК, ИЭПГ и Ноосферу.

Чтобы остановить обозначенное тупиковое направление цивилизационного развития, цивилизация Атлантов была уничтожена Свыше (см. Коран, который сохранился в изначальной редакции, благодаря стихотворной форме написания) через планетарную катастрофу. По-видимому, одновременно, был заблокирован телепатический канал связи на поверхности Земли ( -4000м --- +12000 м), чтобы исключить дистанционное управление оставшимися биороботами со стороны «расы господ», и разрушена совокупность мощных эгрегоров в Ноосфере Земли, через который «раса господ» властвовала, на основе навыков экстрасенсорики, над «своими биообъектами». Одновременно был блокирован доступ Homo Sapiens к галактической Базе Данных и к Системе заблаговременного предупреждения и информационной поддержке в реальном времени (обнаружено и проверено советскими космонавтами).

Однако после планетарной катастрофы, отдельные представители «расы господ» сумели сохранить себя и цивилизационные системы научных и технических знаний, и технологии социального управления и навыки использования телепатических явлений для управления психикой и сознанием «биообъектов» и толпы.

Такие потомки Атлантов обосновались в благоприятных географо-климатических зонах Земли и, в частности, закрепились на территории древнего Египта и начали готовить новый проект мирового господства. Известно, что «яйцеголовые» египетские фараоны и жрецы (потомки Атлантов и инопланетян из созвездия Ориона), для достижения цели мирового господства «избранных» на Земле, 4000 лет назад разработали Программу развития человеческой цивилизации на тысячелетия, создали мировую систему управления (левиты и масоны), ресурсную базу, и сформировали научно-техническую базу и базу знаний.

Однако «раса господ» не знала, как обеспечить, в новых условиях, в глобальном масштабе, тотальное управление массами людей без телепатической связи, поскольку цивилизацию Атлантов «удовлетворяла» телепатическая связь «по качеству и функционалу» и у неё не было практического интереса в освоении радио, ИТ-, компьютерных и микро-, нано - технологий**, известных в современном мире.


*Примечание: По мнению экспертов, в России 20-х годов 21 века, в сравнении с СССР 70-х годов, численно преобладают «люди», чьё поведение обусловлено инстинктами, бездумно воспроизводимыми привычками и генетически и культурно обусловленными пристрастиями. То есть, сегодня в РФ преобладает животный строй психики, при котором разум отвергает совесть и интуицию, а служит инстинктам и привычкам. Чтобы перестроить свой животный строй психики на человеческий - известны методы гармонизации абстрактно-логического и предметно-образного мышления.

**Примечание: по-видимому, этим объясняется одномоментная остановка в 1915 году проекта «Свободная Энергия» на всех континентах и странах и активизация в 1920-2020 годах работ по радиосвязи, радиотехнике, глобальным беспроводным системам связи, микроэлектронике, технологиям управления сознанием и психикой человека, био-, нано ЧИПам, компьютерным и интернет технологиям и искусственному интеллекту.


Гипотеза2. «Об угрозах развитию человеческой цивилизации в «общем составе» цивилизаций Галактики Млечный Путь».

В границах Галактики Млечный Путь (ГМП) в течение «тысяч тысячелетий», наряду с доминирующей цивилизацией гуманоидов с био-полевой формой жизни, которая является материнской по отношению к человеческой цивилизации и которая создала Информационно Энергетическое Поле Галактики (ИЭПГ) и заложила фундаментальные механизмы развития Социума гуманоидов в Гармонии с Природой на экзопланетах на основе торсионных полей, принимаемых/излучаемых мозгом человека, «пребывают» другие развитые космические цивилизации (РКЦ) из Межгалактического пространства и других Галактик, имеющие, в том числе, биологическую и полевую формы жизни.

Одновременное присутствие в ГМП, которая охвачена единым ИЭПГ, цивилизаций с отличными формами жизни может указывать, как на последовательные этапы развития материнской био-полевой цивилизации, так и на проникновение в ГМП «сторонних» цивилизаций, которые «могут иметь целью» использование потенциала развития ГМП («звездного посева» на экзопланетах) в своих корыстных интересах.


Гипотеза 3. «О немирном процессе «совместного существования» развитых космических цивилизаций в Солнечной Системе и угрозах человеческой цивилизации».

Артефакты за последние 300 лет (см.ХХХ) и записи «космических боев НЛО» в Солнечной Системе и околоземном пространстве с видео камер МКС (NASA) за последние годы – обозначают немирный процесс совместного «сосуществования» развитых космических цивилизаций и могут указывать, как на борьбу между материнской цивилизацией ГМП и «сторонними» цивилизациями, так и на борьбу «сторонних» цивилизаций между собой, за контроль над ресурсами планеты Земля и за использование потенциала человеческой цивилизации (ЧЦ), заложенного материнской цивилизацией ГМП, в своих корыстных интересах.

Такое «соседство» ЧЦ с развитыми космическими цивилизациями, имеющими гигантское техническое превосходство и, возможно, ключевые жизненно важные интересы на Земле, указывает на высокие риски блокирования потенциала развития ЧЦ, в том числе, через латентное корыстное внешнее манипулирование направлениями её социального и научно-технического развития со стороны биологической и/или полевой цивилизации.


Гипотеза 4. «О нарушении «Божьего Замысла» по развитию человеческой цивилизации на Земле через внедрение глобальной ИТ-системы контроля сознания и психики человека.

Совместное использование нескольких современных технологий, включая:

• микро ЧИПы имплантированные в тело и влияющие на гормональный обмен и эмоции человека, и имеющие внешние каналы управления, например, через сотовые сети (местные порты смартфонов);
• СВЧ когнитивных технологии (английский патент от 1943 года, проект «Тор» Аненербе 1944 год);
• аудио и видео когнитивные технологии, созданные в 80-х годах прошлого века И.В. Смирновым и сегодня реализованные в виде ПП, которые могут быть «размещены» в сетевом и абонентском ИТ-оборудовании (ПК, смарт телевизоры, смартфоны и т.п.) и воздействовать «на объект» по трем каналам: зрение-слух-осязание (кожа);
• технические и архитектурные решения глобальной сети GSM 5G, которые реализуют прямой не контролируемый доступ из мирового сетевого центра до местной БС GSM 5G, смартфона абонента и «самого абонента», минуя национальное правительство и национальную ИТ-инфраструктуру стран мира;

- способно латентно управлять мыслями/эмоциями/действиями до 7 миллиардов Homo Sapiens - потенциальных абонентов мобильной сети GSM 5G в мире.

Такая сеть 5G имеет иерархическую централизованную архитектуру и мировой центр, который управляется ИИ. Потенциал ИИ позволяет, в том числе, ставить конкретные «производственные задания» конкретным гражданам (сотни миллионов) в конкретных странах (более 190 стран) и создавать персонифицированную среду их выполнения (системы инициирования, мотивации, контроля, поощрения/наказания, конфиденциальности и т.д. для определенных работников). Контроль уровня загруженности, лояльности, когнитивного потенциала «наемного работника» может выполняться, например, на базе технических методов, предлагаемых Биллом Гейтсом (патент Microsoft от 26 марта 2020 года).

В сравнении с существующей системой мирового научно-технического прогресса, показанная новая модель 21 века будет способна кратно уменьшить сроки НИОКР. Но нельзя исключать, что направляться этот процесс будет конечными бенефициарами* проекта «глобальная сеть 5G, управляемая ИИ» - Мировым Правительством, Цивилизацией Рептилоидов и Инфернальной Полевой Цивилизацией. Именно бенефициары, используя инструментарий ИИ, будут формулировать/раздавать/контролировать «производственные задания» конкретным биообъектам (уже не гражданам), исходя из ИХ латентных стратегий/целей/задач. А результаты работ исполнителей (производственные произведения) будут являться ИХ собственностью в условиях глобальной бесконкурентной среды («маркетинговая» стратегия глобального голубого океана 21 века) и отсутствия свободы выбора у человека.

Человек латентно будет трансформирован в биообъект и сегодняшний мировой Социум навсегда «уйдет» из исторического процесса на Земле, освободив место атомизированному биологическому сообществу биообъектов (не цивилизации), которые тотально будут управляться конечными бенефициарами сети 5G.
Одновременно будет разрушен фундаментальный механизм гармоничного развития Социума гуманоидов на Земле через нарушение «положительной обратной связи» Ноосферы Земли с мозгом конкретного человека, заложенный материнской цивилизацией в масштабах ГМП на большинстве экзопланет.

Введение в эксплуатацию глобальной сети 5G, которая может на глобальном уровне контролировать/управлять конкретными абонентами GSM в странах мира, способно нарушить:

а) «Божий Замысел», основанный на праве человека на свободу и осознанный выбор в Социуме на Земле и стать причиной планетарной катастрофы, для «обнуления игры», в связи с повторением сегодняшней цивилизацией, тупикового направления развития цивилизации Атлантов;
б) ключевые принципы демократического Социума большинства развитых стран на Земле, базирующиеся на свободах гражданина;
в) запрет на использование принципов нацистской идеологии в НИОКР и проектах с 1945 года;
г) фундаментальную связь - «усиление» общественно значимых процессов в Социуме на базе природного механизма** (ИЭПГ), заложенного материнской цивилизацией на Земле - «положительной обратной связи» через Ноосферу Земли на сознание конкретного человека, при решении им общественно значимых задач;
д) потенциал развития всех отдельных цивилизаций на Земле, существующих многие тысячи лет (эксперты выделяют: западную, конфуцианскую, японскую, исламскую, индуистскую, православно-славянскую, латиноамериканскую и африканскую цивилизации).

*Примечание: создание системы глобального контроля/управления ЧЦ на Земле требуется только «расе господ» и «сторонним» развитым космическим цивилизациям для корыстного использования ресурсов планеты Земля и потенциала развития ЧЦ, заложенного изначально материнской био-полевой цивилизацией ГМП.
**Примечание: сегодня этот физический процесс «объясняется» через механизм резонанса сгустков высокоорганизованной плазмы (мыслеобразов) и порождения/роста эгрегоров, на основе которых эволюционирует Ноосфера Земли.


Гипотеза 5. «О четырех ИТ-проектах галактического масштаба, готовящихся к реализации на Земле в 21 веке, и их бенефициарах.

За счет использования технологий трансгуманизма, проект «Сеть 5G управляемая ИИ», позволяет выйти на галактический уровень путем создания:

а) Величайшего био-компьютера, объединяющего созидательный потенциал до 7 миллиардов биообъектов и «полевые механизмы» Ноосферы по обработке/хранению мыслеобразов и взаимодействию со следующим иерархическим уровнем ИЭПГ, и ориентированного на решение, например, задач требующих использования приемов ИИ.

б) Мега генератора высокоорганизованной плазмы, за счет «безграничного и одновременного» влияния на эмоциональный интеллект и волнения/переживания до 7 миллиардов людей в мире, для энергетического обеспечения жизнедеятельности инфернальных полевых цивилизаций и энергетической подпитки их «сущностей»;

в) Мега генератора мощных эгрегоров, с программируемыми составом и мощностью мыслеобразов, для формирования Ноосферы экзопланет со свойствами, заданными конечными бенефициарами. Например, установление глобального тотального контроля над сознанием сотен миллионов Homo Sapiens или мобилизация людей на строительство общества социальной справедливости.
Эта технология не требует чиппирования (вакцинации) и физического контакта с людьми, например, затерянная микро-цивилизация в дождевых лесах Амазонии, которая находится вне зоны покрытия GSM и никогда не встречала белых людей, в течение считанных недель, может «дистанционно» попасть под тотальный контроль и выполнять все указания/приказы бенефициаров, которые находятся в мировом центре управления сети 5G.

г) Высокотехнологичной ИТ-среды планетарного масштаба для обеспечения долговременной жизнедеятельности и развития инфернальной полевой цивилизации (полевой формы ИИ), которая одновременно будет обеспечена «неограниченными» энергетическими ресурсами в виде высокоорганизованной плазмы и, соответственно, способна кратно увеличить уровень экспансии на других экзопланетах ГМП.

Отметим, что описанные направления цивилизационного развития на Земле являются тупиковыми и могут, по примеру цивилизации Атлантов, инициировать сокрушительный удар «Свыше», чтобы очередной раз, через планетарную катастрофу, «обнулить игру».

С другой стороны, эти четыре ИТ-проекта галактического масштаба, несмотря на нарушение механизмов цивилизационного развития ЧЦ на Земле, заложенных био-полевой материнской цивилизацией, могут быть востребованы, прежде всего, сторонними цивилизациями, нацеленными на колонизацию экзопланет в ГМП и «обустроившимися» в околоземном пространстве: а) биологическая цивилизация во внутренней полости Земли - сохранение своего жизненного пространства за счет доминирующей позиции на планете и блокирования потенциала развития человеческой цивилизации; б) полевая цивилизация – создание долговременной ИТ- среды своей жизнедеятельности и развития, и механизма энергетического обеспечения своего цивилизационного развития (сверхмощных потоков высокоорганизованной плазмы, которые будет генерироваться «коллективным мозгом» до 7 миллиардов биообъектов на Земле).

Как показывает ход мирового исторического процесса, для реализации таких корыстных замыслов, эти развитые космические цивилизации, способны создать много вековые латентные «материальные инструменты» управления ЧЦ, альтернативные «природным», заложенным на уровне торсионных полей, материнской цивилизацией:

а) систему надгосударственного мирового управления на базе толпо-элитарной модели Социума, включающую подсистему тайных обществ и орденов глобального масштаба;
б) мировую энергетическую и финансовую систему на основе «судного процента» (существует более 2000 лет);
в) латентную систему «вброса» в нужное время в человеческий социум прорывных технологий, например: свободной энергии (1840-1860 годы); технологий контроля сознания и психики человека (1920-1960 годы); компьютерных, ИТ-, сетевых и технологий микроэлектроники (1960 – 2000 годы); био-, нано-, когнитивных технологий управления сознанием людей, которые в сочетании с глобальными телеком сетями будут способны «стереть» ЧЦ путем «ненасильственного переформатирования» Homo sapiens в биообъект (1990 -2020 годы);
г) латентную систему блокирования «опасных» направлений научно-технического прогресса, например, одномоментное блокирование работ по «Свободной Энергии» в масштабах всего мира в 1916 году.

Для придания «деятельного содержания» выше описанному ПЛАНУ Глобального Проектировщика (ГП), его начальные этапы могли быть спланированы так, чтобы «полностью соответствовать» и корыстным интересам элитных групп «глобалистов» в правительствах отдельных стран, и Мировому Правительству, и стратегиям космических цивилизаций.


Гипотеза 6. «О внешнем управлении направлениями социального, экономического, научного и технического развития человеческой цивилизации на Земле с начала 19 века»

Артефакты результатов применения прорывных энергетических и экономических технологий (лит. А, В), которые были массового и успешно апробированы/использованы в разных странах мира в течение десятилетий (период 1850-1920 годы) и позволяли повысить темпы роста ВВП стран в 10-12 раз (деньги с демереджем) и обеспечить всё население Земли, в любой её точке, «бесплатной и неограниченной» электрической и тепловой энергией и питьевой водой - при полном сохранении экологии Земли, показывают, что эти уникальные прорывные технологии, по необъяснимым причинам, всеми странами мира, одномоментно «были забыты» в 1915 -1920 годах. Такое глобальное «явление» позволяет предположить, что направления экономического, научного, технологического и, на этой базе, социального развития человеческой цивилизации КЕМ-ТО на надгосударственном уровне тотально управляется и направляется.

При этом можно выделить три характерные периода: 1840-1915 годы (технологии свободной энергии), 1916-1970 годы (углеводородная и атомная энергетика, радиосвязь и радиотехника, ИТ-контроль сознания и психики, космос), 1970-2020 годы (компьютеры, глобальные беспроводные сети, микроэлектроника, био-, нано-, когнитивные технологии ауди- и видео-контроля сознания, искусственный интеллект (ИИ).

Целями надгосударственного управления англо-саксонского цивилизационного проекта, доминирующего на Земле более 300 лет, НЕ ЯВЛЯЕТСЯ координированное развитие стран для достижения общественно значимых целей, например таких, как: а) создание, на базе технологий свободной энергии, «практически» бесплатной системы жизнеобеспечения для всего населения планеты (электро и тепловая энергия и питьевая вода и с\х продукты); б) создание, с использованием новых энергетических технологий, «дешевых» промышленных производств и электро-транспорта и, на этой базе, уменьшение себестоимости и розничной стоимости продуктов/товаров/услуг без сокращения уровня зарплаты работников; в) сокращение продолжительности рабочего дня и высвобождение времени граждан, для саморазвития в соответствии с личными устремлениями, и формирование творческих и профессиональных союзов на основе свободы выбора; г) формирование, взамен толпо-элитарной, новой модели Социума социальной справедливости по критерию общественной значимости результатов работы; д) сбережение природы и сохранение экологии планеты для следующих поколений.

Поскольку четыре выше обозначенные цели, несмотря на их гарантированную достижимость, массово подтвержденную в разных странах, не получили «политической поддержки» Элиты англо-саксонского цивилизационного проекта в течение последних 100 лет, можно полагать, что в 1910-1915 годах, эта Элита приняла кардинальное решение о «закрытии» проекта «Свободная Энергия» (1840-1915 годы) и запуске, на следующие сто лет, проектов «Углеводородная энергетика» и «Тотальный Контроль» (1920-2020 годы), несмотря на высокие риски катастрофических нарушений экологии планеты.

Исторический опыт подтверждает, что такие решения не могут приниматься на бездоказательной базе. Это указывает, или на участие в англо-саксонском цивилизационном процессе «сторонних» цивилизаций, или на доступ Элиты к тайным знаниям «сторонних» цивилизаций: обнаруживается прямое или косвенное влияние «сторонних» цивилизаций на ход научно-технического и, на этой базе, социального развития мирового Социума, как минимум, с начала 19 века.


Гипотеза 7 «О контактах на государственном уровне США и России с представителями развитых космических цивилизаций и проведении совместных работ».

Контакты США с РКЦ начались с середины 50-х годов ХХ века, президент США Дуайт Эйзенхауэр трижды встречался с инопланетянами из Созвездия Орион и было заключено секретное соглашение, которое касалось передачи, только США, ряда космических технологий, включая клонирование людей с переносом предыдущей памяти (была адаптирована к земной ДНК), био-, нано-, микроЧИПы. Позднее было заключено подобное соглашение с расой серых гуманоидов (Greys). Американский опыт подобных контактов показал, что внеземные цивилизации (ВЦ) нередко нарушают достигнутые договоренности*.

Контакты на высшем уровне России с РКЦ стартовали с начала второго десятилетия 21 века. Можно ожидать, что для укрепления «среды» плодотворного такого сотрудничества целесообразно:

• разработать Цивилизационный проект 21 века от РФ для группы стран, имеющих «блочный тип» системы государственного управления сложившийся исторически (религия) в течение тысячелетий и направить его в ГФ;
• заключить соглашение с материнской цивилизацией (ГФ или КОН) о содействии при построении в группе развитых стран на Земле социума социальной справедливости и передаче им для этой цели прорывных энергетический и других технологий;
• создать атмосферу взаимного «космического интереса»: а) Провести международное расследование (Россия, Китай, Германия, Иран, Индия, Япония) по выполнению Западом в 1940-2020 годах комплекса работ для создания глобальной системы контроля сознания и психики до 7 миллиардов человек (covid-19), которая может использоваться «сторонними» цивилизациями, как для увеличения потенциала экспансии в масштабах ГМП, так и тотального блокирования полевых механизмов развития Социума на Земле, заложенных материнской цивилизацией через ИЭПГ и Ноосферу на Земле и других экзопланетах ГМП. б) Разработать Конвенцию по запрещению выполнения выше обозначенных работ во всех странах мира.
• Запросить содействия в снятии блокировки с ИЭПГ на поверхности Земли для массового открытия телепатического канала связи населению Земли (заменяет сети GSM по базовому функционалу и не требует создания ИТ-инфраструктуры).
• Запросить содействия в получении экстрасенсорных технологий формирования мощных эгрегоров в Ноосфере, поддерживающих строительство социума социальной справедливости (для группы стран).


*Примечание: проблема инопланетного присутствия на Земле рассматривалась 21-25 января 2004 на закрытой сессии Мирового Экономического Форума в Давосе, Швейцария (страна пребывания Мирового Правительства).


3. Актуализация требований к Системе Безопасности РФ.

Осенью 2020 года в условиях:

• выборов в США и возрастания рисков «силового решения» Дела «MH17»;
• коронакризиса и организации, «Неведомой Силой» за пару дней, массовых «протестных выступлений» во многих странах и континентах с возможностью дальнейшего, мало контролируемого национальными правительствами, их «ИТ-усиления»;
• появления очередных «высоко латентных» способов активизации аппаратных и программных закладок в импортном ИТ-оборудовании и нано-ЧИПах, имеющих внешние каналы управления, в том числе, посредством игольчатой диаграммы направленности ФАР антенны БС GSM 5G (луч формируется в узкой пространственной области на короткие промежутки времени);

- «неопределенное состояние» Системы Безопасности РФ, связанное с «неопределенностью» цивилизационного выбора страны, «чужим» национальным цифровым информационным пространством и «дефицитом» системного подхода при решении задач повышения информационной безопасности объектов КИИ РФ - не позволяет уменьшить риски негативных сценариев.

В обобщенном виде, вызовы и угрозы, появившиеся в 2019-2020 годах, можно сгруппировать следующим образом:

• увеличение видов уязвимостей и масштаба «чужого» цифрового российского информационного пространства, за счет форсированной реализации Программы «Цифровая экономика РФ» от 28 июля 2018 года и создания единых государственных Баз Данных;
• успехи в создании «различного вида вакцин» и когнитивных технологий на базе био- и нано ЧИПов, разрабатываемых в мировых исследовательских гигантах, «типа» SEPI (позиционируется экспертами как спаситель от коронавируса всего человечества), NIH (бюджет свыше $40 млрд/год), GSK (фарм-гигант с капитализацией $80 млрд).
• активизация процесса внедрения по странам мира сетей GSM 5G (США) в мае 2020 года, https://tass.ru/ekonomika/8597355?utm_s ... paign=gift


В таких обновленных условиях, актуализированными направлениями доработки существующей Системы Безопасности России могут быть:
• цивилизационный выбор РФ и адекватные система ценностей, идеологический базис, национальные проекты и их цели и задачи;
• цивилизационная, финансовая, технологическая, информационная, био-безопасность и планетарная безопасность в глобальной среде GSM 3G,4G,5G, адекватные вызовам 2020 года;
• направления и среда сотрудничества с Цивилизациями-Союзниками и инструменты хеджирования рисков.

Главным барьером на пути этих работ являлась и является «основная движущая сила» современной России - российская властная элита (как либеральная, так и силовая группы и гос. чиновники). В своих действиях, она руководствуются сегодняшними личными финансовыми интересами и может находиться «в поле влияния» США, англо-саксонской элиты, Мирового Правительства.

Поэтому, ключевой вопрос: «Как сделать, «часть» патриотически настроенной властной элиты, главной движущей силой суверенной России, реализующей курс национального развития в социуме социальной справедливости с элементами государственного капитализма?»


4. Сценарий разворота государственной системы управления и отраслей промышленности РФ на суверенное национальное развитие, на демократических принципах.

Здравый смысл показывает, что российская властная элита «способна» снять социальную напряженность весны 2020 года и вывести страну, легитимными механизмами, на путь суверенного национального развития и выхода из коронакризиса в июле-октябре 2020 года на базе сценария, включающего публичный выбор Россией своей цивилизационной модели:

А. Из текста Конституции РФ, текста бюллетеня ЦИК по голосованию 1 июля 2020 года и результатов самого голосования, по мнению авторов, следует, что 1 июля 2020 года граждане России делегировали ВЛАСТИ право на изменения базисных глав Конституции РФ и внесение поправок в текст других глав Основного Закона. Это указывает на появление уникального «окна возможностей» по легитимной трансформации основ российской государственности, например, через представление на публичное обсуждение граждан двух редакций базисных глав Конституции (см. раздел 1), разработанных на основе глобальной толпо-элитарной модели социума (англо-саксонская цивилизационная модель) и модели регионального социума социальной справедливости при доминировании общественно значимых целей (СССР до 1953 года, Китай).

Б. После приятия нового текста Конституции и приведения в соответствие Федеральных Законов, целесообразно:

1. Для управляемой трансформации «основных интересов» главной движущей силы РФ, властвующей элиты, в направлении цивилизационного развития, выбранного большинством граждан (например, социум социальной справедливости), «предложить» элите участвовать, на правах бенефициаров, в проектах воссоздания стратегических отраслей промышленности на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных принципах. Например, проекта воссоздания российской ИТ-индустрии с периодом окупаемости около 4 лет и экономическим эффектом до 100 млрд долл. в год. И далее, на государственном уровне, создать «этой части элиты» условия доминирования в стране;

2. Для управляемой трансформации существующей гос. системы управления - создать «объективный инструмент различения» гос. служащих по соответствию их морально-нравственных норм выбранной цивилизационной модели России 21 века, на основе предметного анализа результатов их предыдущей работы с использованием российских когнитивных ауди- и видео программных продуктов И.В. Смирнова, которые «отфильтровывают» ложь;

3. Для перезапуска процессов развития стратегических отраслей промышленности на принципах суверенного национального развития - использовать выше указанные инструменты различения кадров и разработать взаимоувязанные стратегии отраслевого развития и конкретные сквозные проекты на рыночных принципах (пример, отрасль связи).

4. Для хеджирования рисков по п.п. 2, 3 – использовать сценарий строительства дублирующей государственной и отраслевой системы управления на основе кадрового резерва, «порожденного» процессами выполнения сквозных проектов развития ключевых отраслей промышленности на рыночных принципах. Наиболее профессиональные и кадры, показавшие свою надежность при выполнении таких проектов, могут составить костяк новых отраслевых команд и многих гос. институтов.


5. Новое звучание проблемы национальной информационной безопасности РФ в среде глобализации «5G».

В Киберугрозы-главные угрозы России. Как избежать поражения. было отмечено, что кибер угрозы цифровой информационной сфере РФ, которая не исключает «присутствия» аппаратных и программных «закладок», в импортном сетевом и абонентском ИТ-оборудовании и микросхемах (ЭКБ), проданных России в последние 28 лет, стали второй главной внешней угрозой страны, способной за единицы часов «выключить»:

а) более 60% экономического потенциала страны;
б) спутниковые военные системы связи/разведки/глобального позиционирования и оружейные высокоточные системы типа Калибр;
в) системы управления «технологическими процессами» на многих тысячах объектов КИИ РФ и промышленных предприятиях (ОПК);
г) системы управления на объектах топливно-энергетического комплекса, транспорта и связи,
д) системы жизнеобеспечения большинства крупных городов;
ж) централизованную работу гос. системы управления РФ на федеральном и региональном уровнях, в том числе, за счет «заблаговременной» вербовки чиновников и офицеров спец. служб, на базе компромата, получаемого через их тотальный контроль посредством федеральных GSM и IP-сетей, построенных практически на 100% на импортном ИТ-оборудовании.

Летом 2020 года, в обновленных условиях, обозначенных в разделе 3, целесообразно дополнить этот перечень, новыми потенциальными кибер угрозами для РФ «в глобальной технической среде 5G», построенной на импортном ИТ-оборудовании на её территории, которые могут возникнуть, в том числе, благодаря «неконтролируемым прямым каналам доступа»: а) к конкретному абоненту GSM в любой точке страны и наноЧИПам имплантированным в него (с/без использования смартфона); б) к конкретному смартфону (например, для латентной установки spy- и когнитивных программ), - через систему 40 000 низкоорбитальных спутников, организующих прямые каналы от местных БС GSM до единого мирового центра управления, минуя национальные Правительства и ИТ-инфраструктуры стран мира.

Потенциальное наличие таких технических возможностей глобальной сети 5G и внешних каналов управления нано ЧИПами «не исключает» следующих кибер угроз:

• латентной активации (мониторинг/управление) нано-ЧИПов у «указанных абонентов» GSM в масштабах РФ;
• латентного «прицельного» применения, как минимум, двух типов когнитивного воздействия, против конкретных абонентов GSM в любой точке зоны покрытия GSM РФ;
• латентного «местного» применения этих двух типов воздействия, направленного на массовые скопления людей в любой точке РФ;
• «более латентного», в сравнении с сетями GSM 3G, 4G, способа активации закладок в импортном ИТ-оборудовании (АСУ) через систему «промышленного интернет» сети 5G в любой точке РФ;
• «более латентного», в сравнении с сетями GSM 3G, 4G, способа активации закладок в импортном бытовом ИТ- и электро-оборудовании через систему «интернет вещей» или через активацию видео- и ауди- когнитивных программ в телевизоре, ПК, игровой приставке в любой точке РФ.

Можно ожидать, что реализация таких кибер угроз способна:

• Нарушить «жизнедеятельность организма» определенного гражданина - конкретного абонента GSM в зоне покрытия GSM в РФ (квартира или коттедж проживания, место работы в гос. институте или объекте КИИ РФ, улица, автомобиле т.д.);
• Создать «зомби» из конкретного чиновника/офицера/оператора на объекте КИИ РФ - абонента GSM, в масштабах зоны покрытия GSM в РФ;
• Создать «инструмент» для активации закладок (иных действий) в импортном ИТ- оборудовании (АСУ) на объекте КИИ РФ посредством трансформации в «зомби» конкретного оператора (чиновника или офицера);
• Генерировать региональные социальные взрывы через «когнитивное воздействие» на скопления людей, например, в зоне покрытия конкретной БС GSM в городах и на предприятиях страны.

При классическом подходе, перед строительством в суверенной стране новой беспроводной сети GSM 5G на импортном ИТ- оборудовании и ПП, целесообразно количественно просчитать вероятность реализации выше приведенных кибер угроз, которые связаны с расширением «масштаба и функционала» нового «чужого» цифрового информационного пространства на территории РФ. И далее, если возможно, выработать спектр организационно – технических мероприятий по снижению рисков реализации этих угроз до допустимого уровня.

Судя по сообщениям СМИ, подобные работы в последние 30 лет в РФ не проводились при строительстве сетей IP, SDH и GSM 3G,4G и только в 2019 году начали создаваться первые опытные зоны для моделирования внешних кибер атак.

В таких условиях, авторами был выполнен качественный анализ кибер угроз на территории РФ, в глобальной среде «5G», который показал вероятность их реализации выше 0,9 при условии сохранения электропитания БС GSM 5G, вследствие:

• «уничтожения» возможности блокирования кибер атак на объекты КИИ РФ, на уровне БС и магистральных каналов GSM на территории РФ, которые были возможны в сетях GSM 3G, 4G, поскольку, в перспективе, БС GSM 5G планируется напрямую замыкать на 40 000 низкоорбитальных спутников и далее на единый мировой сетевой центр управления, который получает «указания и задачи» от системы искусственного интеллекта (ИИ);

• «создания технической среды» для латентной генерации, на уровне местных БС GSM в РФ, каналов «когнитивного воздействия» на конкретных абонентов и массовые скопления людей, посредством прямого доступа к БС GSM 5G из мирового центра управления, минуя российскую ИТ-инфраструктуру;

• «создания технической среды» для «глубоко латентной» активации аппаратных и программных закладок в импортных ИТ-системах и наноЧИПах в целях мониторига/управления конкретными «объектами», посредством прямого доступа к БС GSM 5G из мирового центра управления, минуя российскую ИТ-инфраструктуру, и применения «игольчатых» диаграмм направленности антенн БС 5G;

• низкой вероятности в 2020-2024 годах совместного рассмотрения Регулятором выше приведенных кибер угроз с количественной оценкой вероятности их реализации, с учетом особенностей среды их генерации и ожидаемого маркетингового, промышленного и экономического эффекта от внедрения сети GSM 5G в РФ, и выполнения комплекса организационно-технических мероприятий по снижению этих кибер рисков до допустимого уровня.


6. Отказ от цивилизационного выбора и развития отечественной ИТ-индустрии – отказ от суверенитета РФ в 21 веке.

Проведенный в разделе 5 анализ ставит вопрос: «Возможно ли «в принципе» обеспечить национальный суверенитет и целостность информационной сферы страны и, одновременно, экономическое и промышленное развитие РФ в условиях «холодного противостояния» с Западом и отсутствия внутри страны «публичного формулирования»:

• Цивилизационного выбора РФ;
• Национальной системы ценностей, целей и задач жизнедеятельности и развития страны;
• Национальных проектов, адекватных национальным целям и задачам, и их движущих сил;
• Составляющих частей национального суверенитета и их взаимосвязи и приоритета;
• Вызовов и кибер угроз РФ, в условиях сделанного цивилизационного выбора и определения национальной системы ценностей и, соответственно, «высвечивания» стран-противников и стран-союзников (цивилизаций-союзников) и определения реальных возможностей использования их потенциала на базе взаимовыгодного сотрудничества;
• Кибер угроз, действующих в июле 2020 года (см. выше) и путей снижения рисков их реализации;
• Кибер угроз вследствие отсутствия отечественной ЭКБ и ИТ-индустрии;
• Кибер угроз вследствие построения за тридцать лет «чужого» национального информационного пространства на импортном ИТ-оборудовании и ПП и ЭКБ, например, сетей GSM 3G и 4G;
• Кибер угроз вследствие построения на территории РФ сети GSM 5G на американском и китайском ИТ-оборудовании;
• Кибер угроз вследствие «дефицита» системного подхода при решении задач обеспечения национальной информационной безопасности и «не видения» чиновниками угроз, исходящих от технических разведок и кибер войск Запада.

Обозначенные работы потребуется выполнять в условиях:

• «параллельного выполнения» программы «Цифровая экономика» от 28 июля 2018 года (инициатива Г. Грефа, И. Шувалова);
• активного внедрения глобальной сети 5G по странам мира с мая 2020 года, которое позволит поднять темпы роста ВВП стран-участниц до 30%, поднять уровни здравоохранения и комфорта граждан в быту (но, одновременно, создать глобальную ИТ-систему тотального контроля/управления гражданами стран в зоне покрытий этой сети 5G, см. раздел 2);
• активного внедрения 15 опытных зон сети 5G в Москве и Санкт-Петербурге (Минкомсвязи РФ, Олег Иванов, 27.06. 2020);
• барьеров на пути покупки на мировом рынке технологического, проектного и метрологического оборудования для организации массового выпуска ЭКБ и ИТ-оборудования;
• барьеров на пути организации в СЭЗ в России сквозного проекта по воссозданию российской ИТ-индустрии на рыночных принципах и одновременного строительства на российском ИТ-оборудовании семи глобальных телеком сетей с суммарным экономическим эффектом до 100 млрд долл. в год.

Из приведенной строгой последовательности работ можно сделать вывод, что отсутствие цивилизационного выбора РФ не позволяет:

• различать сторонников и противников в гос. институтах, гос. системе управления и силовых ведомствах внутри страны;
• определить страны – союзники на Земле и цивилизации-союзники в Космосе,
• сформировать блок суверенных стран и РКЦ общего цивилизационного выбора, объединенных едиными ценностями и целями (на конкретный период);
• сформировать среду взаимовыгодного сотрудничества для группы стран и цивилизаций «общего выбора»;
• разработать «Цивилизационный проект 21 века для России и группы стран», получить согласование и поддержку РКЦ (ГФ или КОН);
• выполнить проект воссоздания российской ИТ-индустрии на рыночных принципах ввиду отсутствия достаточного объема российского и международного рынков и, соответственно, запустить процесс повышения национальной информационной безопасности на базе российского ИТ-оборудования и ЭКБ и ПП, без которых невозможно обеспечить суверенитет России (исторический опыт однозначно показывает, что использование импортного ИТ-оборудования и ПП позволяет только построить, на своей территории, систему внешнего тотального контроля и управления гражданами страны в интересах мировых бенефициаров);
• принять аргументированное решение о запуске проекта воссоздания российской ИТ-индустрии на рыночных принципах для группы стран «общего выбора» и о последующем запуске комплекса работ по созданию глобальной системы телепатической связи, при участии материнской цивилизации из ГМП (переходной период может занять 30 лет и более).

При этом обеспечение целостности информационной сферы страны является важнейшей частью государственного и цивилизационного суверенитета России 21 века: нет цивилизационного выбора РФ - нет группы стран и космических цивилизаций союзников – нет «условий» воссоздания российской ИТ-индустрии на рыночных принципах – нет инструментов повышения национальной информационной безопасности РФ в среде глобализации «5G» – нет государственного суверенитета РФ вследствие тотального внешнего контроля и управления всеми гражданами страны минуя правительство и национальную ИТ-инфраструктуру.


7. Принципы выполнения проектов развития стратегических отраслей РФ на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных правилах (на примере развития ИТ-индустрии РФ).


Как показывает мировой опыт, выполнение проектов развития стратегических отраслей промышленности РФ через запуск сквозных проектов на рыночных правилах, целесообразно организовывать в СЭЗ, где государством будут созданы условия инвестирования и выполнения работ, привлекательные на мировом рынке.


1.Формирование условий для обеспечения рыночных правил выполнения работ в СЭЗ РФ на примере развития ИТ-индустрии в рамках программы Цифровая Экономика (ЦЭ):

• Создание на территории России и развивающихся стран (БРИКС, ШОС, Ближнего Востока, Африки) массовых рынков ИТ-продуктов, ИТ-услуг и услуг ЦЭ РФ, в объемах, обеспечивающих окупаемость инвестиций в создание российской ИТ-индустрии. Для получения конкурентных преимуществ России на этих рынках, использовать при проектировании глобальных ИТ-сетей, для предоставления навигационных и инфо-телекоммуникационных услуг, стратегию «голубого океана» и современные маркетинговые методы повышения конкурентоспособности ИТ-продуктов и услуг.

• Для применимости рыночных подходов при создании российской ИТ-индустрии и ЦЭ РФ: 1) сформировать единый сквозной бизнес-процесс: проектирование/производство ЭКБ, проектирование/производство ИТ-оборудования, строительство глобальных ИТ-сетей и продажа их услуг на мировых рынках. 2) организовать выполнение всей работы в два этапа: первый этап – создание российской ИТ-индустрии на рыночных основах, строительство глобальных ИТ-сетей и продажа ИТ-услуг на массовых рынках развивающихся стран с объемами до 40% от общемировых (годовой экономический эффект до 100 млрд. долл. в год); второй этап – разработка концептуальных основ ЦЭ РФ, разработка системно-сетевых решений, определение ТТ к продуктам ЦЭ, создание опытной зоны ЦЭ РФ, массовое производство продуктов ЦЭ РФ на производственных ИТ-мощностях, например, в СЭЗ ЦЭ РФ.


2. Формирование условий для обеспечения инвестиционной привлекательности проектов ЦЭ РФ:

• Учреждение в России СЭЗ (ТОР) для строительства высокотехнологичных ИТ-производств (ЭКБ и ИТ-оборудования). При организации работ, использовать современные маркетинговые методы и стандарты, обеспечивающие конкурентные преимущества ИТ-продуктов на массовых мировых рынках.

• Создать в СЭЗ условия для инвестиционной привлекательности ИТ-производств, с показателями не хуже развитых стран, за счет: 1) гарантированного гос. заказа на ИТ-продукты на 4-6 лет на базе стратегического и индикативного планирования развития ЦЭ РФ; 2) налоговых и таможенных льгот; 3) использования механизмов гос. гарантий (РФ, БРИКС, ШОС), например, при решении судебных споров в странах, указанных инвесторами; 4) проведение международной экспертизы инвестиционной привлекательности СЭЗ с оценкой всех видов рисков.


3. Обеспечение конкурентоспособности продуктов и услуг ЦЭ РФ:

• внедрение международных стандартов разработки, производства и серийного выпуска ИТ-продуктов (PMI, CMMI, ISO), оптимизация процессов,
• внедрение международных стандартов качества предоставления ИТ-услуг (стандарты ISO),
• внедрение маркетинговых принципов управления ИТ-производителями (стандарты ISO) в СЭЗ ЦЭ РФ,
• разработка механизмов формирования преференций для продуктов и услуг ЦЭ РФ на рынках развивающихся стран,
• публикация в международных профильных журналах (на сайтах БРИКС, ШОС и т.п.) серии статей об экономическом эффекте для развивающихся стран (темпы роста ВВП страны, сбережение бюджета) при массовом использовании ими навигационных и инфо-телекоммуникационных услуг, предоставляемых семью глобальными российскими ИТ-сетями (см. сайт). Приведение шаблонов и примеров бизнес-планов по проектам внедрения таких ИТ-услуг, в масштабах конкретных странах, с оценками экспертов.


4. Формирование организационной структуры, адекватной развитию ЦЭ РФ на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных правилах.

Задача развития ЦЭ РФ на рыночных основах и продажи ИТ-продуктов и услуг на массовых мировых рынках, требует адекватной организационной структуры, включая формирование костяка команды из компетентных специалистов, преданных национальным интересам.

В качестве аналогов орг. структуры, могут быть рассмотрены Спец. Комитеты при ГКО и Правительстве СССР, гос. корпорации (РОСТЕХ, КРЭТ) или экосистемы в современной России.

На подготовительном этапе целесообразно, при АП РФ создать рабочую группу из 10 -15 компетентных связистов и маркетологов, которые, на базе служебной информации, подготовят несколько вариантов и проведут экспертные оценки. Также целесообразно рассмотреть сценарии создания технологического альянса с ИТ-производителями Китая, Германии, Японии, Индии, Южной Кореи, Сингапура.


5. Формирование условий для инициирования творческой и бизнес активности ИТ-специалистов и маркетологов в СЭЗ ЦЭ РФ.

• для организаций, компаний и физ. лиц – участников проекта ЦЭ РФ в СЭЗ, целесообразно создать локальную организационную среду, позволяющую нивелировать недостатки раздаточной и использовать инициирующие/мотивирующие механизмы рыночной экономики через механизмы ФЗ №44 от 05.04.13. «о ФКС».
• для инициирования и мотивации творческой активности работников (через охрану их интеллектуальной собственности), по примеру западных фирм, целесообразно, в дополнении к трудовому договору и должностной инструкции, прописать порядок разработки служебного произведения* и размер единовременного денежного вознаграждения (если предусмотрено), а также размер денежного вознаграждения от продажи каждой серийной единицы продукции компании, в которой это служебное произведение используется.

• для инициирования бизнес-инициатив работников, целесообразно предусмотреть льготные кредиты на создание малых предприятий, льготные условия аренды площадей, гарантированный гос. заказ на ИТ-продукты на 3-5 лет, режим налоговых и других льгот, работающий в СЭЗ и т.п.


*Примечание: служебные произведения (СП) - это объекты авторских прав, созданные в пределах установленных для работника трудовых обязанностей (ст. 1259 ГК РФ), например, функциональные схемы АПК, алгоритмы работы программных продуктов/софт, программные коды, продукты веб-дизайна, промышленный образец АПК, интернет-контент, дизайн АПК. Исключительное право на служебное произведение принадлежит работодателю (ст. 1295 ГК РФ), если трудовым договором между работодателем и работником не предусмотрено иное. Как правило, СП идентифицируется в суде по: трудовому договору и должностным инструкциях работника, служебному заданию на создание СП и Акту о создании СП с подписями работника и предпринимателя.


Заключение

1. Отказ от цивилизационного выбора и развития отечественной ИТ-индустрии на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных правилах, в условиях цифровой глобализации «5G», означает отказ от суверенитета РФ в 21 веке.

2. Сценарии, принципы и способы организации выполнения проектов по развитию стратегических отраслей промышленности РФ на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных правилах, позволяют, на демократических принципах, провести перезапуск экономики страны и трансформировать систему управления в соответствие с результатами голосования от 1 июля 2020 года.

3. Гипотезы о планетарном, цивилизационном, историческом и научно-техническом процессах на Земле могут быть использованы при доработке Системы Безопасности РФ, после их «уточнения» в специализированных институтах.


Представленный материал подготовлен профессионалами связи и маркетологом MBA (MS, LK, IDC, P.T., ITG), является авторским, ссылка обязательна.



С уважением,
Alex Rail,
3 июля 2020 года.


Литература

Список работ за 2016-2020 годы по повышению национальной информационной безопасности в суверенной России:

1. viewtopic.php?f=2&t=20288&p=223378#p223378
2. viewtopic.php?f=2&t=20247&p=223277#p223277
3. viewtopic.php?f=2&t=20093&p=223023#p223023
4. viewtopic.php?f=2&t=19079&p=219640#p219640
5. viewtopic.php?f=2&t=19109&p=219776#p219776
6. viewtopic.php?f=2&t=18293&p=216973#p216973


Список работ за 2015-2020 годы по созданию, после цивилизационного выбора России, отечественной ИТ-индустрии и, на этой базе, цифровой экономики:

1. viewtopic.php?f=2&t=19796&p=222303#p222303
2. viewtopic.php?f=2&t=19901&p=222593#p222593
3. viewtopic.php?f=2&t=19697&p=221966#p221966
4. viewtopic.php?f=2&t=19300&p=220899#p220899
5. viewtopic.php?f=2&t=19299&p=220896#p220896
6. viewtopic.php?f=2&t=19241&p=220618#p220618
7. viewtopic.php?f=2&t=19237&p=220591#p220591
8. viewtopic.php?f=2&t=19236&p=220588#p220588
9. viewtopic.php?f=2&t=19223
10. viewtopic.php?f=2&t=18255&p=216803#p216803
11. viewtopic.php?f=2&t=17875
12. viewtopic.php?f=2&t=17847

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 08 июл, 2020 23:46 »

ПОЯСНЕНИЕ А

Предлагаемые в статье сценарии и проекты повышения суверенитета и развития РФ, включая трансформирование государственной и отраслевых систем управления в условиях цифровой глобализации «5G» – блокируют выполнение на территории России новых возможных сценариев Мирового Правительства в 2020-2040 годах по построению нового плацдарма и военно-технологической базы (страны №1 в мире) для покорения стран мира в 21 веке (проект Новая Хазария), в случае если мировой финансовой элите «придется покинуть США» после ноябрьских выборов 2020 года.

Такой «фантастический» ход мировых и российских событий, как показывает исторический опыт проекта «Великая Германия» 30-х годов прошлого века и потенциал «30-ти летнего унижения и позора россиян и советских людей», имеет «плодородную российскую почву» на которой, в условиях «социальной нестабильности 2020 года» в месячный срок «могут высоко и урожайно взрасти» и монархизм, и социализм, и красные знамена с национализацией миллиардных предприятий приватизированных «за копейки» в 90-х годах прошлого века, показательные суды, очередная смена Конституции, трансформация гос. системы управления, судебной системы и т.д.
На высокую вероятность указанного хода российских событий в 2020 году могут указывать «масштабы-силы-активность» блока либералов-глобалистов в среде олигархов, правительства, гос. институтов, федеральных и региональных органов управления, силовых ведомств, отраслей промышленности РФ, которым «Неведомая Сила» может сделать предложение, от которого невозможно будет отказаться.

Сегодня, ключевые вопросы в том: КТО сумеет воспользоваться протестным потенциалом россиян? КАКАЯ духовная база (цивилизационный выбор и система ценностей, морально-нравственные правила) будет заложены в основу преобразований страны? КАКИЕ движущие силы будут реализовывать ПЛАНЫ и ПРОЕКТЫ? КТО будет конечным бенефициаром: Мировая финансовая элита и Мировое Правительство… или российский народ?

Если это патриоты России, преданные курсу суверенного национального развития на принципах доминирования общественно значимых задач, то Россия выходит, второй раз в истории после 1953 года, на свой Млечный сакральный путь.

Если это патриоты России, не сделавшие своего осознанного публичного цивилизационного выбора (или «смотрящие» от Мирового Правительства) , то тогда страна, уже четвертый раз с 1916 года, снова попадает под управление глобальных финансовых хозяев мира и снова будет вынуждена «дать свою плоть и кровь» для реализации их корыстных планов (хотя хозяева мира вынуждены будут инвестировать в развитие РФ и её промышленности десятки триллионов долларов, чтобы за 15-20 лет сделать новое государство №1 в мире).

В показанной динамике событий, в «вызревший момент», Китай, Япония, США и ЕС «будут заинтересованы» предоставить России свои передовые технологии, включая ИТ-технологии, чтобы РФ могла проводить суверенный курс национального развития и не стала новым военным и технологическим «оплотом финансовых хозяев мира», который способен «закрыть» США и Китай через 15-20 лет.

Есть основания полагать, что Власть РФ «просчитывает» подобные сценарии в сегодняшней в точке бифуркации мирового исторического процесса (цена вопроса – сохранение/утеря российской государственности) и чтобы иметь возможность «выбирать время» и уменьшать риски «своего пути» и проведения «корабля Россия» между чудовищами «Сцилла и Харибда» и был предложен сценарий, включающий цивилизационный выбор, разработку «Цивилизационного проекта 21 века от РФ» и его согласование с ГФ и КОН.

С уважением,
Alex Rail

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Чт 09 июл, 2020 21:59 »

https://rg.ru/2020/07/09/mihail-mishust ... ource=smi2
09.07.2020
В цифровом мире Россия не может занимать место в числе ведомых стран, считает премьер-министр Михаил Мишустин. Поэтому правительство будет реализовывать новую государственную политику для успешного развития цифрового общества.

Для стран, которые будут следовать за лидерами цифровизации, существует опасность попасть в цифровую зависимость. "Россия не может позволить себе занять место среди ведомых стран, а значит, у нас нет выбора - мы должны идти вперед и быть в этом смысле лидерами", - указал глава правительства единственно возможный путь.

[i]"Цифровое развитие общества требует новой государственной политики,[/i] которая будет отвечать современным трендам и которую многие ждут", - сказал Мишустин.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пт 17 июл, 2020 15:33 »

ПОЯСНЕНИЕ Б

В настоящей статье, как центральный, был взят сценарий, включающий цивилизационный выбор страны – суверенное национальное развитие политического субъекта России с доминированием общественно значимых задач, с использованием основной движущей силы – «части» силового блока элиты, которой было предложено стать бенефициарами проектов по воссозданию стратегических отраслей промышленности страны на базе сквозных проектов, выполняемых на рыночных принципах с экономическим эффектом более 100 млрд. долл. в год.
Ниже приведено обоснование этому сценарию из научного труда д.п.н. Конурова Андрея Ивановича «Государственный суверенитет в условиях глобализации», 2012 год (цитируемая литература включает 178 источников), https://www.dissercat.com/content/gosud ... balizatsii

Alex Rail


Угрозы государственному суверенитету России в 21 веке

Главной угрозой государственному суверенитету России является ее десубъектизация, т.е. утрата Российским государством собственной политической субъектности, в результате чего ее государственные властные институты, а также многие институты гражданского общества попали под контроль определенных внешних сил.

Процесс утраты политической субъектности стал основным содержанием перестройки, следствием которой стали отказ от социализма, поражение СССР в холодной войне и его распад. Причины этого процесса заключались в перерождении политической элиты СССР и превращении элиты новых независимых государств, в том числе и России, в периферию глобальной элиты.

В настоящее время правящий политический класс России представляет собой достаточно сложное образование, в котором можно выделить две основные элитные группы.

Одна из них, космополитическая либеральная группа, является главной опорой мирового капитала в РФ, стремится к максимально глубокой интеграции в глобальную элиту и ради достижения этой цели готова пожертвовать абсолютно всеми национальными интересами России, в том числе и ее суверенитетом, и территориальной целостностью.

Другая, консервативная элитная группа, также провозглашает отказ от альтернативной Западу идеологии, нацелена на интеграцию в западные политические и экономические структуры, но при этом пытается оговорить для России особые условия этой интеграции, которые бы заключались в сохранении России в качестве единого государства, сохраняющего все атрибуты великой державы: ядерное оружие, фундаментальная наука, космос и т.д.


Противоборство двух этих групп является главным содержанием современного политического процесса в России, и его исход определит судьбу ее государственного суверенитета.

В этом противоборстве преимущество изначально находится на стороне космополитической элиты, так как ее стратегия является последовательной, а стратегия консервативной элитной группы - противоречивой.
Западнические аспекты политики консервативной группы встречают полную поддержку космополитической элиты и мирового капитала, в то время как ее державные аспекты наталкиваются на жесткое сопротивление.


Равнодействующая усилий этих двух групп все равно означает доминирование прозападного вектора в политике России, что является угрозой для ее суверенитета и территориальной целостности.

При этом победа космополитической элиты означает ускорение системного регресса и распад России уже в краткосрочной перспективе, а победа консервативной элитной группы в ее нынешнем состоянии отодвигает эту перспективу на более длительный срок, но в конечном итоге все равно ведет к победе космополитической элиты со всеми вытекающими последствиями.

Только формирование на базе консервативной элиты нового, контррегрессивного политического субъекта России может стать выходом из этого тупика, началом укрепления государственного суверенитета страны и ее восстановления в качестве мировой сверхдержавы как в территориальном отношении, так и во всех остальных аспектах.

…С точки зрения сохранения стабильности в стране оптимальным способом выхода из кризиса было бы развертывание контррегрессивной деятельности органами государственной власти. В этом отношении рекомендации могут быть следующими:

- отказ от строительства капитализма в России и переход к государственному и общественному строю, в наибольшей степени соответствующему ее историческим традициям;

- политическая ликвидация космополитического сегмента российской элиты и очищение законодательных, исполнительных и судебных органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов от агентуры влияния глобальной элиты;

- реабилитация социалистической идеологии как идеологии строительства справедливого общества. В качестве отдельного направления информационной политики Российского государства принять меры по прекращению пропаганды безудержного потребления, культа удовольствий, индивидуализма в средствах массовой информации. Вместо этого заполнять информационное пространство материалами, пропагандирующими героическое поведение, альтруизм и созидание;

- создание привлекательной модели объединения республик бывшего СССР в единое государство, разработка на основе этой модели концепции территориального развития Российской Федерации, запуск интеграционных проектов на постсоветском пространстве.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Вс 19 июл, 2020 23:33 »

ПОЯСНЕНИЕ Б (продолжение обоснования сценариев)

Из сказанного в Пояснениях А и Б «можно предположить», что властная элита РФ, для сохранения внутреннего и внешнего пространства своего маневра, будет продолжать поддерживать существующую 20 лет цивилизационную и внутри государственную неопределенности до Выборов в США в ноябре 2020 года, когда могут открыться четыре «окна возможностей» для России. Чтобы не упустить шанс «использования» этих четырех окон, при любом исходе Выборов в США, сегодня «сберегаются» либеральная и силовая и патриотическая части команды российской элиты и существующая гос. система управления и проведено голосование по Конституции 1 июля с.г.:

1) Первое окно. Сценарий использования: в случае победы Трампа на выборах - предложить мировой финансовой элите на территории РФ новый «либеральный ковчег», включая территорию, национальные богатства и 146 млн. россиян, взамен на десятки триллионов долларов, современные и прорывные технологии, технологии государственного и корпоративного управления, финансовые технологии, связи в мировых финансовом и технологическом (тайных обществ) мирах, контакты с космическими цивилизациями – для форсированного создания, на принципах толпо-элитарной модели социума, апробированной в течение 300 лет англо-саксонской цивилизацией, нового государства-мирового лидера – плацдарма и военно-технологического инструмента для нового завоевания мирового господства;

2) Второе окно. Сценарий использования: в случае победы Трампа на выборах, предложить мировой финансовой элите реализовать в РФ новый «красный проект» создания государства мирового лидера на базе модели социума социальной справедливости при доминировании общественно значимых целей. Для усиления этого сценария был разработан в 2018 году «Цивилизационный проект 21 века от РФ», который позволял увеличить «потенциал сотрудничества» мировой финансовой элиты ( и России) и развитых космических цивилизаций (см. сайт).

3) Третье окно. Сценарий использования: в случае проигрыша Трампа на выборах – предложить США, ЕС, КНР, Японии - снять ограничения на продажу современного технологического оборудования (ИТ-технологического оборудования) и запрет на финансирование стратегических отраслей промышленности (действует с 1991 года) для России, чтобы она могла проводить курс регионального суверенного национального промышленного и экономического развития, достигла «примерно одинакового» уровня технологического и экономического развития, как другие четыре региональные цивилизации на Земле, и не стала новым «плацдармом» мировой финансовой элиты для нового завоевания мира в 21 веке.

Само технологическое и экономическое региональное суверенное развитие России можно выполнять на основе двух моделей социума: толпо-элитарная модель (существует 30 лет в РФ) и модель социума социальной справедливости при доминировании общественно значимых задач (была в СССР до 1953 (1990) года). Однако в сегодняшней России отсутствуют: цивилизационный выбор и национальная идея, финансовая система, гос. институты, институциональная среда, государственная система управления, технологические и корпоративные стандарты, система отбора и выдвижения кадров - для выполнения суверенного развития страны как по модели толпо-элитарного социума, так и по модели социума социальной справедливости.

Такое объективное «российское состояние» несет неконтролируемые риски утери «третьего окна возможностей» (суверенное развитие на базе толпо-элитарной модели социума) либеральной и/или силовой частями российской элитой, поскольку внутри страны тридцать лет «практически отсутствует» суверенитет и государственные инструменты/движущие силы/опыт для национального промышленного и экономического развития, и авторы не видят движущих сил такому процессу в сегодняшней России.

4) Четвертое окно. Сценарий использования: в случае проигрыша Трампа на выборах, возможен сценарий суверенного национального развития России на базе модели социума социальной справедливости при доминировании общественно значимых целей (при технологической поддержке США, ЕС, КНР, Японии). В отличии от третьего окна возможностей, после публичного цивилизационного выбора и формулирования национальной идеи, в России будет «сгенерирована» «пассионарная волна», энергия которой сформирует новые движущие силы суверенного развития РФ в 21 веке (см. статью выше, где подробнее рассмотрено второе и четвертое окна возможностей).

Материал авторский, ссылка обязательна.

С уважением,
Alex Rail,
19 июля 2020 года

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пт 24 июл, 2020 20:24 »

ПОЯСНЕНИЕ «В»
Историческая справка: «Истоки» работ по построению системы тотального управления Миром, на базе контроля сознания человека, начатые в фашистской Германии в сороковых годах ХХ века (проект Тор Абенербе).

№1

Доктор Рауни Лина Кильде
Контроль разума с помощью микроволн.
25 сентября 1999 года


«Доктор Рауни Кильде, раннее министр здравоохранения Финляндии, является одним из наших самых смелых профессиональных сторонников. Ей была присуждена награда организацией CAHRA за вклад в исследование, которое недоступно сегодня (видео «Transmedia Productions») в Лондоне, Англия.
«Хельсинский Саномат», самая крупная газета в Скандинавии, писала в своем выпуске от 9 сентября 1999 года, что журнал " Scientific American " оценивает то, что после наступления нового тысячелетия все люди смогут иметь «микрочип –ДНК».


Сколько людей понимают, что это означает на самом деле?

Полная потеря частной сферы и полный контроль физических функций организма и личности извне, его умственных, эмоциональных и мыслительных процессов, включая подсознание и мечты носителя импланта - до самого конца его жизни.

Звучит как научная фикция, но это все является тайной технологией контроля военных и спецслужб, с помощью которой ими проводятся опыты уже на протяжении почти полвека.

Общественность и даже ученые вообще об этом ничего не знают. Суперкомпьютеры в Мэриленде, Израиле и где-нибудь еще, со скоростью больше чем в 20 биллионов бит/с, могут одновременно наблюдать за миллионами людей.

В действительности все население мира может полностью контролироваться при помощи этих тайных операций мозговых компьютеров. Это звучит также неправдоподобно для неинформированных людей.

Человеческое мышление имеет скорость в 5000 бит/с и каждый понимает, что наш мозг не может состязаться с суперкомпьютерами, которые функционируют через спутники и местные станции и имеют доступ прямо к импланту.

Каждый мозг имеет неповторимую комбинацию биоэлектрического резонанса. Нейронные контролирующие системы, при помощи суперкомпьютеров, могут посылать информацию нервной системе имплантируемой личности и влиять на ее работоспособность в любой желаемой форме, на больших расстояниях.

Несмотря на то, что «при желании», носители импланта могут быть всюду обнаружены и идентифицированы, обнаруживаются «недобровольные» нейро-электромагнитные опыты на "уязвимом населении " еще около 50-ти лет назад, под видом "науки" или " национальной безопасности " в самых ужасных, типичных для нацистов экспериментах, вопреки всем человеческим правам.

Сегодня физическая и психологическая пытка жертвы контроля разума, напоминает самые страшные фильмы ужасов. Только, в отличии от фильмов ужаса, это является правдой. Такие преступления происходят сегодня в США, в Японии, в Европе и в России.

За немногими исключениями, средства массовой информации скрывают все сведения, которые касаются этой темы. Технология контроля разума причисляется к «не смертельному» оружию в США. Это название дезориентирует людей, так как используемая технология смертельна, но смерть наступает медленно в виде «нормальных» болезней, таких как: рак, лейкемия, сердечные приступы, опухали мозга, болезнь альцгеймера, причем сначала происходит потеря памяти, на короткое время. Неудивительно, что эти болезни участились на свете повсюду.

Использование электромагнитных волн СВЧ диапазона, модулированных низкими и очень низких частотами (0,1 –16 Гц), для облучения индивидуумов или определенных групп и даже населения некоторой области - способно вызвать болезни, дезориентацию, хаос, физические и эмоциональные боли. Также такое излучение может использоваться для того, чтобы:

• вызывать состояние усталости, депрессию, бессонницу, агрессивность;
• вызывать потерю памяти и особенно короткой памяти, короткие катализаторные состояния;
• делать испытуемую личность более восприимчивой для внешнего внушения, например, через гипноз или телевизионные полит-шоу;
• принудительно вводить человека в дневной сон;
• одновременно проникать в сознание больших масс населения (выборные кампании, массовые митинги и шествия, производственные собрания и т.п.) для генерации общественных взрывов;
• обеспечить «технологическое усиление» действия известных инструментов и технологий социальной инженерии при организации оранжевых революций.


Кто стоит за этим тайным преступлением, чтобы контролировать и пытать все население с помощью микрочипов?

Сообщения лиц, на которые направлялись нейро-электромагнитные опыты, показывают, что имплант был вставлен не каждому. Факт, что эти немногие жертвы, которые попытались удалить импланты, не смогли их обнаружить. Это означало, что кто-то имеет сильный интерес к тому, чтобы контролировать использование спрятанных имплантов и предотвращать огласку этих опытов.

Патентное ведомство США выдало патенты, направленные на реализацию контроля сознания человека и для изменения сознания человека. С помощью аппаратов и методов контроля и изменения мозговых волн на расстоянии, можно индуцировать мыслительные, эмоциональные и физические состояния сознания человеческих существ. Среди некоторых из них имеются методы и аппаратура по достижению желательных состояний сознания.

Люди, которым был имплантирован ЧИП, недобровольно или добровольно-обманным путем, стали биологическими роботами и подопытными кроликами, в латентных целях, под видом национальной безопасности. Реальные последствия имплантации микрочипа (или сегодняшние прогрессирующие секретные технологии, при которых используется только микроволновое излучение для контроля сознания), полностью скрыты от общественности (прим., невольно вспоминаются антенны БС сети 5G, которые имеют режим генерации игольчатых ДН, направленных на конкретных абонентов GSM).

Военные и спецслужбы могут преследовать каждого носителя ЧИПа, могут влиять микроволнами на их мысли, вызывать у здоровых людей голоса в их головах и, если понадобится, сожгут их мозги за секунду, увеличив электрическую силу в 20.000 раз. Нагревание ткани со скоростью света – является одним из известных эффектов микроволн высокой частоты и электромагнитного импульсивного оружия.

Доктор Росс Эдей обнаружил, что используя СВЧ сигнал мощностью 0,75 mB/cm2 модулированный последовательностью прямоугольных импульсов частотой 450 МГц, возможно контролировать все аспекты человеческого поведения. Также подобное СВЧ излучение возбуждает соединение молекулы водорода в клетках и может усиливать мейозис, который ведет к опухолям.

Все наши чувства, настроения и мысли имеют специфическую частоту мозга, которая упорядочена. Если эти записи попадут в ошибочные руки, то криминальные лица могут манипулировать нашим поведением и нашими мыслями, в соответствие с этикой и моралью «темных личностей». Силовые Ведомства и Спецслужбы «наполнены» такими «темными личностями»: директор Швейцарской спецслужбы вынужден был уйти в сентябре 1999 года в отставку, так как его организация была замешана в нелегальных делах, связанных с торговлей оружием и участвовала в разработке плана по созданию криминальной организации в рамках легальной тайной полиции.

Эта глобально «темная организация» поддерживает «oктопус тип» и подобные мероприятия во всех крупных спецслужбах мира и сотрудничает вместе с мафией и террористами. Она завербовала лиц всех важных правительственных учреждений, государственных и местных управлений. Она владеет технологией звездных войн, которая применяется против военных и гражданских групп населения и утверждает, что это «не смертельное» оружие.
Бродяги, безработные, амбулаторные пациенты, студенты и сироты обучаются этой организацией, чтобы беспокоить, преследовать, и пытать невинных людей, которые по какой - либо причине, как всегда, были занесены в список этой организации.

Преступники имеются уже в каждом жилом квартале! Об этой типично-бандитской цветной кодировке не сообщается нигде. Опыт доктора Кильде касается Северной Европы. Игра осуществляется под видом обмана, чтобы таким образом, преступники могли рассказывать ложные, темные истории о жертвах, и чтобы они тем самым были мотивированы. У них военный порядок и они вознаграждаются за их пакостные действия; они используют сатанизм, символы и комбинации желто-оранжево-черных красок.


Средства массовой информации и крупная промышленность также замешаны в этих преступлениях. Кто жертвы?

Пытки над солдатами и заключенными продолжаются до сих пор, так же как и над больными детьми, психически больными, гомосексуалистами и одинокими женщинам. Они все еще являются подопытными кроликами в целях электронной и химической войны.

Но сегодня каждый может стать жертвой, также и те, кто изобрели эту систему. Исследователи, которые что-то узнают об этом тайном облучении населения, становятся также сами целевыми объектами.

Справочник по психиатрической диагностике психических болезней - это блестящая замаскированная операция на 18 языках, для прикрытия чудовищных действий военных и спецслужб против их жертв.
Справочник причисляет все эксперименты контроля над разумом к методам лечения параноидной шизофрении.

Если жертва находится под контролем современной технологии, посредством телевидения, радио, телефона, громкоговорителя, лазера, микроволн, то ее травят наркотиками, изменяющими сознание, через вентиляционные трубы и распыляют знакомые запахи, которые вызывают головные боли, тошноту и т.д.

Если жертва жалуется, что ее одежда, питание и питьевая вода отравлены, то как это преподается студентам во всех медицинских учебных заведениях, сразу все считают этого человека параноидом, особенно тогда, когда он считает, что за этими преступлениями стоят спецслужбы.

Никогда не сообщалось медициной, что это по всему свету дело рук спецслужб против их жертв. Таким образом, жертв контроля разума принимают по ошибке за психических больных и они не получают никакой помощи, так как им не верят, и их страдания удваиваются, благодаря некомпетентным сотрудниками здравоохранения. Целью контроля разума является программировать личность, чтобы проводить каждую шпионскую или преступную миссию, контролировать полностью манеры поведения и образцы мысли жертв, также вопреки их воле и инстинкту самозащиты. Целью контроля разума является прерывание памяти, дискредитация людей с необычным поведением.

Преступники пытаются делать людей безумными или доводят их до самоубийства или убийства. Как это возможно, что эту технологию не могут остановить высшие политические круги?

Когда-нибудь политики сами также станут целевыми объектами преступления, которое они еще не реализовали. Все зависит от того, насколько они втянуты в эти преступления?


В 1999 году Европейский Парламент провозгласил резолюцию «об окружающей среде, безопасности и внешней политике» в параграфах 23, 24, и 27 и призвал разоблачать технологии «несмертельного оружия» и развитие нового стратегического оружия и регулировать эти вопросы международными соглашениями.

Резолюция призывает также к заключению нового международного соглашения, которым вводится глобальное уничтожение всех разработок и испытаний оружия, которое могло бы в какой-либо форме манипулировать человеческим существом и его сознанием (в этой Резолюции, в частности предложено исследовать американскую систему Haarp на Аляске с привлечением международной независимой комиссии: ее законные, экологические и этичные стороны…).


Опасности «несмертельного оружия контроля разума» были обнаружены уже во время встречи экспертов Международного Красного креста в Женеве в июле 1994 года.

Для этого требуется только высочайшая бдительность общественности, относительно имплантов микрочипа и их страшных последствий для частной сферы посредством влияния мыслей и поведения личности. Имплантирование чипов заставляет людей становиться биороботами через физические и эмоциональные боли, если супертехник-компьютерщик желает этого.

Это самая большая угроза для человечества и самый преступный план, чтобы навсегда поработить человеческую расу. Если у Вас есть выбор и Вы хотите остаться нормальным человеком с частной сферой, не позволяйте размешать в своем теле или в теле Ваших детей никакой микрочип ДНК.

Иначе будут Ваше зрение, слух, чувства, Ваши мысли, мечты и Ваше подсознание находится
под влиянием другого человека, который замышляет не лучшее по отношению к Вам.

https://mirinda-38.livejournal.com/41062.html


№2

https://zen.yandex.ru/media/id/5abe91ed ... 50233b7c32
Начиная с середины 1941 года, все исследования по пси-оружию были сконцентрированы в стенах Института физики сознания ― засекреченного учреждения, работавшего в системе «Аненербе». По заявлению экспертов, объемы финансирования всех работ Аненербе, включая проект Новая Швабия, превышали объемы финансирования американского проекта по созданию первой ядерной бомбы в США и соответствующего промышленного и научно-технологического комплексов из сотен новейших предприятий.


Именно там родился проект «Тор» (по результатам двух одновременных спец. экспедиций, в начале 20-х годов ХХ века, из Германии и СССР (НКВД, Блюмкин) на Тибет в Шамбалу), названный так в честь одного из древнегерманских богов. Данных по этому проекту чрезвычайно мало, но и по ним можно судить, что успехи фашистов уже позволяли им перейти от сугубо научных исследований к применению пси-излучателей на практике.

Как утверждает Юрий Малин, научный консультант федеральной службы охраны РФ, всем известная ставка Гитлера «Вервольф» (Оборотень), располагавшаяся в 8 километрах северней Винницы, вовсе не являлась таковой. На самом деле это был сверхсекретный объект, в глубоком подземном бункере которого размещались системы мощнейшего торсионного генератора. Этот самый генератор должен был держать под контролем почти всю восточную Европу (см. ниже статью «Вервольф ― тайное оружие Гитлера).

К началу 1944 года полтора десятка пси-генераторов и сеть мачт-ретрансляторов были развернуты по всей Германии. Они днем и ночью передавали один и тот же ментальный приказ: боевой дух, преданность Фюреру, воля к победе. Начиная с этого момента, упаднические настроения среди немцев резко пошли на убыль, они вновь с вожделением внимали речам доктора Геббельса и готовились умирать за великую Германию. Однако пси-обработка не могла восполнить потери. Войска союзников по антигитлеровской коалиции наступали. При приближении противника фашисты взрывали свои пси-излучатели и ретрансляторы.

Как следствие этого моральный дух войск и населения начинал падать, оборона разваливалась, но у гитлеровцев другого выбора просто не было. Они не могли допустить, чтобы новое секретное оружие попало к врагу.

Однако фашисты не успели в полной мере реализовать свои планы, так как были разгромлены войсками союзников. После окончания боевых действий все разработки института «Аненербе» перекочевали к странам-победителям. Львиная доля их попала в США. Например, в ходе спецоперации «Скрепка» за океан было переправлено около 600 фашистских ученых специализировавшихся на создании пси-оружия. Всех их сразу же подключили к проекту ЦРУ «МК-Ультра».

С 1950 по 1973 года в США наряду с «МК-Ультра» запускается еще ряд крупных проектов: «Артишок», «Синяя птица», «МК-поиск». В 1977 г. все основные проекты по созданию и совершенствованию психотронного оружия концентрируются в новом Центре перспективных физических исследований. Параллельно работы в этом направлении продолжаются и в других 140 более мелких лабораториях.

...Вот информация, которую придал гласности болгарский ученый, доктор философских наук Теодор Дичев:

«18 августа 1991 года в районе Варны пришвартовался американский крейсер «Белкнап». Аппаратура, зачехленная на его борту, не походила на обычное вооружение. Незадолго до этого она была испытана в Персидском заливе. С появлением в его водах загадочного корабля в рядах армии Ирака начались странные вещи. Закаленных годами жесточайшей войны с Ираком гвардейцев Саддама Хусейна стал охватывать животный страх. Сначала они сдавались десятками, потом тысячами. Это была первая в истории человечества психотронная война. Выиграли ее США при президенте Джордже Буше, который еще в свою бытность шефа ЦРУ лично курировал отдел, занимающийся пси-разработками.

19 августа 1991 года зомби-генератор на борту «Белкнапа» был расчехлен вновь. Настройка шла на особый режим работы: вместо ужаса программировалась эйфория. Невидимый луч нацелился на Москву. В российской столице он корректировался специальной аппаратурой, установленной на шестом этаже американского посольства. Ранее она уже опробовалась, однако в ходе этих испытаний поглощающие огромное количество энергии устройства загорелись. К очагу пожара российские пожарные допущены не были.

В августе 1991-го все сработало четко. Луч был сфокусирован в сторону Белого дома, одновременно с этим туда же подвезли повышающую внушаемость водку. Начала собираться толпа. (Алкоголь открывает индивидуальную пси-защиту, что облегчает возможность влиять на действия человека, особенно в окружении толпы)

Постепенно ее охватывало возбуждение. Стали строить баррикады из мусора против танков. Никто не замечал опереточного характера всего происходящего, словно чья-то невидимая рука залезала в подсознание и извлекала оттуда полузабытое клише: Красная Пресня, 1905 год, "Долой самодержавие!", "Да здравствует революция!". В мозгу людей, собравшихся на той же Красной Пресне уже в 1991 году, устойчивые образы приобрели новую лексическую окраску: "Долой партократию!", "Да здравствует демократия!".

Потом Ельцин говорил речь. Для этого он зачем-то спустился с радофицированного балкона и взобрался на танк. Прямо революция и Ленин на броневике! Народ приветствует вождя! Тысячи людей, ставших биороботами, копошились на прилегающей к Белому дому территории. Вскоре ее назовут площадью Свободы».

К сказанному болгарским ученым можно добавить лишь три вещи:

Первая. За долгие годы противостояния с Ираком янки использовали не только один «Белкнап». В 2002 году в Персидский залив прибыла целая секретная эскадра аналогичных кораблей. Она работала во взаимодействии с несколькими эскадрильями специальных тяжелых самолетов, которые несли на своем борту ретрансляторы. Иными словами, на самолетах стояло оборудование аналогичное тому, что работало в Москве в американском посольстве. (Примечание: Один из самолетов-ретрансляторов был сбит ПВО Ирака. По некоторым сведениям, еще до капитуляции Ирака его обломки успели изучить русские специалисты.)

Для локальных целей в Ираке применялись мобильные пси-излучатели, установленные на внедорожниках «Humvee» и другой бронетехнике. Кстати, именно эти установки, а вовсе не боеприпасы с обедненным ураном, стали причиной разрушения центральной нервной системы и белокровия у нескольких десятков НАТОвских солдат.

Вторая. На применение американцами пси-оружия во время московских событий 1991 года указывал не кто-нибудь, а тогдашний министр обороны РСФСР, генерал армии Константин Кобец.

Третья. Незадолго до указанных выше событий, а именно в декабре 1989 года тот же самый «Белкнап» вместе с советским ракетным крейсером «Слава» осуществлял охрану знаменитой встречи тогда еще Генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева и президента США Джорджа Буша на острове Мальта.
Как вам такое совпадение? Печальные результаты этих переговоров всем хорошо известны. Горбачев с потрохами сдал все содружество социалистических государств и открыл американцам путь в восточную Европу. Вот тут-то и возникает вопрос, а не помог ли Михаилу Сергеевичу в этом историческом решении пси-излучатель «Белкнапа»?

Применение пси-оружия во время событий кровавого октября 1993 года ощутили на себе множество людей. Из их рассказов можно сделать вывод, что в Москве работали сразу несколько излучателей оказывающих диаметрально противоположное воздействие.

Одни из них нагоняли к местам событий безмолвную, совершенно апатичную толпу, незавидная судьба которой состояла в том, чтобы забрызгать свой кровью как можно больше квадратных метров асфальта.
Другие ― наоборот, распаляли вооруженных бойцов, не позволяли им разобраться в ситуации, засомневаться в правильности священной борьбы за новую Россию, за великого президента Бориса Ельцина. Зомби убивали без всякого разбора и страха за последствия.

Вот дословные свидетельства некоторых свидетелей тех событий: Юрий Малин, научный консультант федеральной службы охраны РФ: «Люди вдруг забывали о купленных билетах на самолеты и поезда. Они стягивались к центру Москвы, совершенно не понимая, что там происходит и что их туда тянет, как магнитом. Началась стрельба, и люди стали падать с ранениями в живот и другие части тела, но остальные зеваки продолжали жевать мороженное, глазеть на раненых, убитых и на расстреливаемый Белый дом».


№3

«Неведомые силы», задающие пути научно-технического развития человечества в 21 веке.

https://www.youtube.com/watch?v=5F8OOYoLC7w

Сергей Кургинян:
«Происходящее сегодня ( в 2020 году) является эпизодом более масштабной стратегии. Так, сын и последователь Ирвинга Кристола Уильям заявлял, что американская миссия и новая эра определяются необходимостью абсолютной победы США в XXI столетии».


Кургинян подчеркивает, что господство для неоконов – самоценно. Он объясняет, каковы позиции неоконов в современной Америке и как они «управляют» Трампом. Убийство иранского генерала Касема Сулеймани, враждебные выпады Болтона против Трампа и нынешние «антирасистские» беспорядки – отнюдь не случайные события в той игре, на которую работают неоконсервативные силы.

Стремясь к глубочайшей трансформации мира, неоконы давно открыто обсуждают роль трансформирующих событий как катализаторов «нужных» процессов. Об этом неоднократно говорил Дональд Рамсфелд. Непосредственно ранним утром 11 сентября 2001 года Рамсфелд, тогдашний министр обороны США, рассказал о грядущем событии –настолько шокирующем, что люди захотят, чтобы их защитила сильная армия. Но ещё раньше группа Рамсфелда подготовила доклад, в котором не только говорилось о будущих военных перспективах США после некоего трансформирующего события, но и обсуждалось, что биологическая война может быть не только инструментом террористов, но и «политически полезным инструментом».

Кургинян рассматривает связи Рамсфелда, которые тянутся как к фармацевтическим кругам, включая такие скандально известные и зловещие компании, как Monsanto, создавшая травивший вьетнамцев «эйджент оранж», IG Farben, совместно с которой работал доктор Менгеле, и ряд других.

Политолог объясняет, как IG Farben была связана с немецкой элитой в США, которая после Второй мировой войны вытаскивала фашистов из тюрем и включала их в масштабные американские военно-технологические проекты. К такой немецкой элите принадлежит не только семейство Бушей, но и Рамсфелд.


№4

http://www.shovkunenko-book.ru/arsenal/ ... tlera.html
«Вервольф» - тайное оружие Гитлера

Бывший научный консультант Федеральной службы охраны (ФСО) Юрий Малина утверждает, что «Вервольф» являлся не столько ставкой Адольфа Гитлера сколько местом, где был смонтирован мощнейший торсионный генератор, при помощи которого лидер Третьего рейха планировал контролировать население всей восточной Европы. Помешало этим планам лишь то, что фашистские инженеры просчитались и не смогли своевременно обеспечить установку достаточным количеством электроэнергии.

Информация Малина достойна внимания и вполне может оказаться правдой. На это указывает целый ряд фактов:

Факт 1. Юрий Малин - это человек, имевший доступ к самым закрытым советским, а затем российским архивным и научным материалам. Поэтому вполне логично, что по роду своей службы ему стала известна секретная информация, которая, к тому же, вплотную касается его профессиональной деятельности.

Факт 2. То что ученые фашистской Германии усиленно работали над созданием психотронного оружия, это всем известный факт. Именно этими разработками воспользовались секретные научно-исследовательские центры стран-победителей после окончания войны.

Факт 3. Название ставки «Вервольф» в переводе означает «оборотень», иными словами нечто совершенно иное, чем то что кажется на первый взгляд. Не думаю, что немцы просто погнались за красивым названием. Скорее всего, они вложили в него тайную, но в то же время истинную суть Винницкого объекта.

Факт 4. Если заглянуть в историю создания «Вервольфа», то выяснится, что сверхсекретный объект под Винницей решено было построить еще в ноябре 1940 года, то есть задолго до нападения на СССР. Тогда возникает вопрос, что это за объект и для чего он нужен? Ставка Гитлера? А зачем нужна ставка верховного главнокомандующего, строительство которой закончится уже после того, как падет главный противник? (Напомню, согласно плану «Барбаросса», закончить войну против Советского Союза планировалось всего за 2–3 месяца.)

Факт 5. По личному поручению Гитлера над выбором места «Вервольфа» работали специалисты одного из институтов оккультных наук «Аненербе». Вот каков оказался их вердикт относительно лесного массива под Винницей ― места, находящегося точно над местом крупнейшего тектонического разлома: «…расположен в зоне отрицательных энергий Земли, а потому ставка автоматически станет их накопителем и генератором, что позволит подавлять волю людей на большом расстоянии». Как говорится, указание на пси-оружие.

Факт 6. Гитлер три раза приезжал в «Вервольф» и оставался там гораздо дольше, чем в других свих ставках. Очень странно для человека, который терпеть не мог путешествий и панически трясся за свою драгоценную жизнь. Что же тогда заставляло его покидать уютную и безопасную Германию и отправляться на дикую, кишащую партизанами и агентами НКВД Украину? Может именно там спецы из «Аненербе» сканировали мозг вождя, записывали его мысли и пламенные речи для того, чтобы донести их аж до «самых дальних уголков планеты всей»?

Факт 7. Пребывание Фюрера в «Вервольфе» вызвало резкое ухудшение его здоровья. Фюрер чахнул прямо на глазах. Возможно, причиной здесь могли стать «процедуры» по копированию памяти. Это вполне мог оказаться побочный эффект от работы с психотронной установкой. Помнится, генерал-майор ФСО РФ Борис Ратников в одном из своих интервью поведал, что в результате использования американцами психотронного оружия во время «Бури в пустыне» пострадали НАТОвские военнослужащие. Их организмы тоже начали быстро разрушаться вплоть до возникновения лейкемии.

Факт 8. В строительстве «Вервольфа» принимало участие по одним данным 10 тысяч, по другим 14 тысяч советских военнопленных. Около 2 тысяч из них умерли в ходе работ, ну, а вот остальные просто исчезли. В своей книге командир легендарного партизанского отряда, Герой Советского Союза, полковник Дмитрий Медведев утверждает, что все пленные были расстреляны, однако скрупулезные немцы почему-то не занесли эту информацию в свои архивы. Кто знает, может это потому, что по окончании строительства красноармейцев использовали в каких-то секретных экспериментах.

Факт 9. Все попытки агентов НКВД получить хоть какую-нибудь информацию о секретном объекте или даже просто приблизиться к нему неизменно заканчивались провалом. Так, например, легендарный советский разведчик Николай Кузнецов два года тщетно пытался определить точное местоположение «Вервольфа». Все это выглядит весьма странно. Во-первых, тысячи немецких солдат и офицеров из военного контингента ставки, кто по пьяни, кто по глупости или разгильдяйству, но должны были хоть что-то сболтнуть. Во-вторых, среди обслуживающего персонала работало довольно много вольнонаемных местных жителей, однако все они тоже хранили молчание и не шли на контакт с советскими разведчиками. Некоторые военные историки объясняют этот факт просто как «не навредить Вервольфу» это очень походит на массовое психозомбирование, произведенное при помощи торсионного излучения.

Факт 10. Неожиданное стремительное наступление Советских войск 13–15 марта 1944 года заставило фашистов в спешке бежать из «Вервольфа». Когда наши передовые части вошли на территорию ставки, они обнаружили сожженные деревянные сооружения и абсолютно целый бункер Гитлера. Согласно отчетам сотрудников военной разведки в подземельях никаких важных документов и материальных ценностей обнаружено не было. Однако уже 16 марта немцы кинулись в атаку и ценой больших потерь отбили «Вервольф».
Как только ставка «Вервольф» вновь оказалась под их контролем, с ближайшего аэродрома в срочном порядке были доставлены мощные авиабомбы, которые заложили внутрь сооружения. Взрыв зарядов оказался такой силы, что разметал глыбы бетона весом около 20 тонн на расстояние до 60–70 метров. Мало вероятно, что там был сам торсионный генератор, скорее всего, его отдельные крупные компоненты, которые не успели или просто физически не смогли поднять на поверхность и вывезти.

Все выше сказанное заставляет задуматься не только над вопросом, что находилось в подземельях «Вервольфа» в годы войны, но и над тем, что остается там сейчас? Отдельный вопрос в том, почему в течении всех послевоенных лет раскопки на территории объекта были категорически запрещены?


Любопытные воспоминания очевидца

Газета «Факты». В ней приводится рассказ Алексея Михайловича Данилюка, уроженца тех мест и чудом выжившего строителя «Вервольфа». Киевский пенсионер сам вышел на редакцию газеты, чтобы рассказать о фактах, о которых почему-то НИКТО, НИКОГДА, НИГДЕ даже не упоминал.

Так вот Данилюк утверждает, что сооружать сверхсекретный объект под Винницей начали вовсе не немцы, а советские строители еще задолго до войны – с 1935 года.

«Винницкую область немцы заняли уже в июле 1941 года. При отступлении советские войска взорвали вход в тоннель в горе, но видимо, полностью уничтожить грандиозные подземные сооружения они так и не успели. Немцы явно планировали продолжить строительство на недостроенном советском подземном объекте - немцы были хорошо осведомлены о советской стройке.

«Думаю, именно с 1935 года СССР стал строить бункер под Винницей. Мою версию подтверждает еще один факт. Я как профессиональный шахтер, проработавший в шахтах на проходке более двадцати лет, могу с уверенностью сказать: чтобы построить многоэтажный бункер с трехметровыми бетонными стенами, проложить рельсовую ветку, оборудовать автономную электростанцию и насосную станцию, необходимо не меньше пяти лет. Даже если бы немцы согнали под Стрижавку миллион военнопленных, так быстро построить бункер они не смогли бы. Фашисты просто воспользовались тем, что оставили им советские строители».

Кроме того, заставляют задуматься следующие вопросы:

Вопрос 1. Что же за таинственное место эта самая Стрижавка? Неужели действительно аномальная зона? Измерительные приборы в этом месте не работают, а люди чувствуют недомогание.
Вопрос 2. Вы представляете себе размеры тех подземных сооружений, которые в общей сложности более 5 лет ударными темпами строили советские, а затем немецкие строители в количестве около 10 000 человек?
Вопрос 3. Что за объект на самом деле находится под землей, если для сохранения его тайны предпринимались такие беспрецедентные меры, если без колебаний на тот свет отправлялись десятки тысяч человек?
Вопрос 4. Почему в нынешних условиях всеобщей свободы, открытости и европейской демократии, информация о гигантском советском бункере под Стрижавкой так никогда и не была придана гласности?

Олег Шовкуненко

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 29 июл, 2020 17:52 »

Организация работ по продвижению digital-продуктов «5G» на российском рынке
Мобильный оператор МТС 27 июля 2020 года получил лицензию на оказание услуг связи стандарта 5G в миллиметровом диапазоне (24,25-24,65 ГГц) в 83 субъектах страны.

Чтобы планировать-организовывать-контролировать работу продвижение digital–продуктов, целесообразно изначально «определить»:

• сами digital-продукты, цели и задачи, которые ставит Руководство и акционеры, выводя эти продукты на российский рынок,
• цели и задачи на стратегическом, тактическом и операционном уровнях, которые ставит Руководство перед новым отделом продвижения digital-продуктов.

Далее целесообразно определиться с корпоративными документами, на которые «можно опереться»:

а) стратегия компании на 2020-2021 годы, стратегия развития, маркетинговая стратегия, конкурентная стратегия, стратегия ценообразования, стратегия продаж, стратегия продвижения digital- продуктов (услуг);
б) формализованные схемы общего бизнес-процесса (стандарт ISO), включая KPI подразделений и бизнес-процессов структурных подразделений компании;
в) возможность подключения к маркетинговым исследованиям консалтинговых компаний, для поиска новых целевых рынков и инструментов их расширения для digital-продуктов МТС;
г) отраслевые нормативно-правовые Акты/Нормы и Законы РФ, регламентирующие операторскую деятельность сотового оператора;
д) существующие и запланированные инструменты продвижения сайта компаниив ведущих российских и международных поисковых системах в части digital –продуктов «5G»;
е) «размеры» административного ресурса, например, для выполнения отдельных проектов внедрения digital-продуктов в рамках Программы Цифровая Экономика РФ от 28 июля 2018 года (после введения в июне с.г. в члены Совета Директоров ПАО МТС А. Чубайса).

Поскольку информация по обозначенным вопросам отсутствует в СМИ, примем следующую модель:

• Digital-продукты – услуги промышленного интернета для российских заводов, компаний (ОПК) и объектов КИИ РФ на базе ресурсов сети GSM «5G» в 83 регионах страны (27 июля с.г. ПАО МТС получила частоты на 83 региона РФ);

• Целями акционеров при выводе digital-продуктов на российский рынок могут быть:

а) повышение доходов компании и опережающее занятие перспективного масштабного российского рынка услуг сети 5G «digital-продуктов» (государственный и частный сектор) через опережающее решение национальных задач в рамках «Программы Цифровая экономика РФ» по повышению конкурентоспособности продукции российских промышленных компаний (предприятия ОПК и объекты КИИ РФ) на мировых рынках, путем повышения уровня автоматизации производственных процессов и повышения эффективности использования существующего парка станков, повышения производительности труда и корпоративной культуры, снижения себестоимости продукции (без ограничений на снижение уровня информационной безопасности «на объектах» внедрения услуг «5G»);

б) повышение доходов компании и опережающее занятие перспективного масштабного российского рынка услуг сети 5G «digital-продуктов»… (с ограничениями на снижение уровня информационной безопасности на объектах КИИ РФ и предприятиях ОПК за счет повышения рисков реализации кибер атак технических разведок и кибервойск вероятного противника, после внедрении услуг «5G» в РФ*);

Реализация первой и второй цели внедрения продуктов компании имеет различные:

• себестоимость digital-продуктов (высокая стоимость интеллектуальных продуктов для достижения цели «б»), целевые рынки, которые кратно отличаются объемами и «возможностями по участию» в Программе цифровой экономики РФ;
• тексты коммерческих предложений и каналы и методы продвижения продуктов;
• составы клиентских баз, и методы выхода и работы с корпоративными клиентами и т.д.


Например, если выбрать цель «б», то возможные технические, организационные и маркетинговые решения могут включать:

1. Решения на уровне архитектуры сети для сохранения возможности блокирования передачи «опасных сигналов» по сети «5G» на территории РФ: использование только цифровых каналов существующей магистральной сети SDH для связи базовых станций «БС 5G» между собой на территории РФ и не более двух международных шлюзов для связи с сетями GSM в других странах (в отличие от цели «а», где местные БС «5G» могут соединятся через мировой центр управления по спутниковым каналам связи, минуя национальную ИТ-инфраструктуру РФ);
2. Внедрение на уровне БС и магистральных каналов GSM спец. цифровых фильтров (обнаружение-анализ-блокирование) для препятствования передачи по сети когнитивных, spy-, и сигналов активации аппаратных и программных закладок в импортном ИТ-оборудовании;
3. Закупку железа и ПП для сети «5G» у разных мировых производителей, например, ПП (Huawei), железо (Ericsson, Siemens, AT&T) для уменьшения рисков активации аппаратных и программных закладок на объектах КИИ РФ;
4. Организацию тендеров на покупку железа и ПП для сетей 5G с участием государства с целью получения гос. гарантий на отсутствие закладок для уменьшения рисков установки аппаратных и программных закладок на этапе заводского изготовления;
5. Установку дополнительного контроля на включение режима работы ФАР антенны БС «5G» (для уменьшения рисков активации закладок в АСУ на объектах КИИ РФ);
6. Установку дополнительного контроля на включение режима работы антенны БС «5G» по прямому каналу со спутником (БПЛА);
7. Выполнение спец исследований объектов (предприятия ОПК, объекты КИИ РФ) с целью обнаружения и закрытия каналов утечки за счет технических и организационных мер. Определение регламента ежегодных спец. исследований.
8. Выполнение комплекса работ по выводу на рынок услуги «страхование рисков утери информационной безопасности объекта» при внедрении digital-продуктов сети GSM 5G. Учет этих затрат в себестоимости продуктов и услуг позволит запустить рыночные механизмы активизации работ по повышению национальной информационной безопасности РФ.

Общими для продвижения digital-продуктов сотового оператора с целями «а» и «б», помимо описанных в литературе, могут быть следующие виды работ:

1. Бизнес-обследование объекта автоматизации перед внедрением digital-продуктов «5G», описание эффективности существующего бизнес-процесса и определение направлений и потенциала его роста.
2. Разработка перспективной модели бизнес-процесса с использованием digital-продуктов «5G» и прогнозирование его производительных и экономических показателей.
3. Разработка сметы работ, календарного и финансового планов работ.
4. Разработка бизнес-плана внедрения digital-продуктов на конкретном объекте в соответствие с международными банковскими стандартами.
5. Организация инвестиционной Программы (при необходимости).

Представленный материал подготовлен маркетологом MBA (MS, LK, IDC, P.T., ITG), является авторским, ссылка обязательна.

29 июля 2020 года

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пн 10 авг, 2020 23:16 »

https://www.youtube.com/watch?v=45rkyRhl8lw
Хазин Михаил
Ключевая проблема России в 2020 году – «легализация» в ключевых государственных институтах страны доказательной модели образа будущего 21 века в России и на планете Земля, которая была создана в последние годы.

Aug 10, 2020


В сегодняшней точке бифуркации мирового исторического процесса выиграет та страна, которая предъявит миру доказательный «образ будущего» в национальном и мировом масштабах (у России такой образ будущего «имеется», например, «Цивилизационный проект 21 века от РФ и его ИТ-компонента» от 2018 года…).

Та страна, которая первой разработает такую «модель будущего», разработает реальную программу его построения и организационные предложения для ключевых участников этого процесса на планете Земля – будет, с высокой вероятностью, «лидером мира» в 21 веке.

Поскольку в 2018-2020 годах Россия уже имеет свою модель образа будущего 21 века - ключевые проблемы – это:

• форсированная доработка «материла» с учетом информации их спецхранов стран мира,
• преодоление внутренних барьеров по «легализации модели будущего» в гос. институтах сегодняшней России,
• продвижение этой «модели будущего» по странам мира (формирование группы стран единого цивилизационного выбора) - как доказательной модели Будущего Социума на планете Земля в 21 веке.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Вс 23 авг, 2020 01:54 »

https://www.youtube.com/watch?v=pKBlGJ0B7I8

Сергей Кургинян (философ и политолог)
Ковид-19 и сети «5G» - этапы запуска латентного процесса массового редактирования генома граждан в странах мира с целью построения генно-модифицированного «сообщества биороботов» взамен человеческой цивилизации на Земле?


• В середине нулевых годов ХХI века международная группа ученых «преимущественно» из США и Японии, после 20 лет кропотливой работы, получила прорывные результаты, соизмеримые по значимости с мировыми достижениями по разработке технологий создания атомной бомбы в 40-х годах ХХ века.

• Например, была разработана методика CRISPR-Cas, ставшая самым удобным инструментарием для решения задач, связанных с редактированием геномов (растения, животные, человек).

• Участником изложенных «научно исторических СОБЫТИЙ», имеющих ключевое мировое значение, является Вернер фон Браун – нацистский преступник, вывезенный в США и занимавшийся не только конструированием ракет, но и созданием американской редакции фашизма во все после военные годы.

• Изложенное выше дает основания поставить следующие ВОПРОСЫ:

1) Не является ли мировой коронакризис 2020 года – всемирным политическим, экономическим и трансформирующим (искусственно созданным) СОБЫТИЕМ №1, предназначенным для последующего запуска, также в масштабах Мира, новой группы трансформирующих СОБЫТИЙ №2 по тотальной трансформации человеческой цивилизации на Земле в «генно-модифицированное сообщество биороботов» 21 века в масштабах Земли.

2) Каковы риски для сохранения и развития человеческой цивилизации на Земле в 21 веке в соответствие с потенциалом, заложенным ДНК и ИЭПГ Млечный Путь (Материнской Цивилизацией) в случае: а) применения методологии CRISPR-Cas для редактирования генома человека; б) вывода на мировые рынки ГМО-продуктов – фрукты-овощи-мясо-злаки (риски латентного косвенного редактирования генома человека); в) одновременного воздействия на человеческий социум негативного «когнитивного потенциала» глобальных цифровых сетей GSM «5G» (см. статью выше) с целью «латентного ИТ-слома» сопротивления граждан, на пути тотального внедрения технологий массового редактирования генома граждан по странам мира.

3) Какая «Неведомая Сила» планирует подобные действия в ближайшие годы в масштабах большинства стран мира?

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Чт 27 авг, 2020 01:04 »

ВАЖНО

Фундаментальная статья академика РАН, обнажающая ключевые, прежде всего, идеологические проблемы, включающие, в том числе, цивилизационный выбор суверенной России (Белоруссии, Бразилии, стран СНГ и БРИКС), которые порождают критические национальные уязвимости перед атаками гибридной войны англо-саксонского блока стран с цивилизационной моделью, направленной на мировое господство через колонизацию других стран.

https://zavtra.ru/blogs/ideologiya_-_razmishleniya

академик РАН Сергей Глазьев
Идеология или смерть!

Попытки западной агентуры организовать в Белоруссии очередную цветную революцию были ожидаемы. Каждый раз во время, либо после всенародных выборов американские спецслужбы устраивают провокации с целью подрыва неугодных им режимов и продвижения во власть выращенных ими марионеток. Эта работа поставлена на поток и является частью вполне рутинной технологии применения так называемой «мягкой силы» американской властвующей элитой в целях поддержания мирового господства. Она весьма эффективна в государствах без идеологии и не даёт результата в обществах, объединенных той или иной национальной идеей.

Если в государстве нет идеологии, то, по факту, в нём доминирует власть денег, прикрытая смесью либертарианства и псевдопатриотизма.

Идеология вульгарного либерализма легализует продажность всего и вся, включая решения органов власти. Патриотическая риторика используется для прикрытия коррупции и злоупотреблений власти. Так устроено большинство авторитарных режимов в странах третьего мира, в число которых опустилось постсоветское пространство. Как показывает опыт Латинской Америки и Африки, подобные режимы могут существовать достаточно долго, если они устраивают внешние идеологически мотивированные силы. И могут рушится в одночасье, если эти внешние силы могут перекупить и запугать критически значимую часть властвующей элиты. Если последняя - компрадорская, сделать это достаточно легко.

Для свержения режима Януковича американским спецслужбам хватило четырёх месяцев. Как только президент Украины отказался подписывать кабальное соглашение об ассоциации с Евросоюзом, они начали кампанию по его свержению, опираясь на свою агентуру в органах власти, СМИ, деловых кругах.

В первую очередь, были поставлены в нужную позу «чего изволите» украинские офшорные олигархи. Под угрозой конфискации вывезенных из Украины доходов, они сразу же предали своего президента.

Одновременно начали работать против Януковича грантоеды-журналисты, давно прикормленные западными спецслужбами. Его коррумпированное окружение, включая силовиков, да и он сам, были парализованы страхом перед западными санкциями, которыми угрожали все лидеры стран НАТО и их послы в случае применения режимом силы против «майданутых».

Последние тем временем быстро вооружались и превращались в боевиков под руководством американских инструкторов. Как только они приобрели боеспособность, а преданные коррумпированными чиновниками правоохранители её утратили, американские партнёры повели выращенных ими неонацистов на штурм правительственных зданий и совершение государственного переворота. С тех пор наступила пятилетка разграбления украинского национального богатства под присмотром американских марионеток, которая перешла уже в фазу торговли людьми и их органами.

Вместе с тем, против мягкой силы есть твёрдая сила, применение которой может достаточно долго удерживать авторитарный режим. Однако, если у него нет разделяемой народом идеологической основы, крах режима следует вслед за смертью его вождя. Или, как в случае с Ливией, если перед лицом внешней идеологически мотивированной угрозы авторитарный режим недостаточно сильной страны лишается внешних союзников.

Почти все постсоветские государства прошли через печальный опыт государственных переворотов, организованных американскими спецслужбами. Они, не без оснований, приписали себе победу над СССР и до сих пор претендуют на управление нашей территорией.

У них получилось организовать государственные перевороты с целью узурпации власти их марионетками: в России осенью 1993-го, на Украине в 2004-м (оранжевая революция) и в 2014-м, в Грузии в 2003-м, в Молдавии в 2009-м, в Киргизии в 2005-м. Не получилось: в России в 2011-м, в Белоруссии в 2006-м и 2010-м, в Узбекистане в 2005-м.

Везде, где получилось, их ставленники разграбили переданные им в управление страны, вывезя в общей сложности около 2 триллионов долларов за рубеж и передав остатки доходных активов американским и европейским корпорациям. Но этот печальный опыт, как видно по последним событиям в Белоруссии, не даёт надежной прививки общественному сознанию против «мягкой силы» американских спецслужб.

Вскармливаемая ими агентура среди подрастающего поколения при каждом удобном случае пытается дестабилизировать политическую ситуацию. Без идеологии, обеспечивающей единство власти и народа, даже самые эффективные авторитарные режимы не могут гарантировать преемственность и не обладают долгосрочной устойчивостью. И, наоборот, при наличии общенародной идеологии, даже такие небольшие страны, как Куба и КНДР могут в одиночку успешно противостоять внешним врагам, парируя все их попытки свержения власти.


СССР рухнул после того, как большинство народа перестало верить в построение коммунизма. Его наукообразная интерпретация в обязательном для всех людей с высшим образованием курсе научного коммунизма не выдерживала критики. Перерождение КПСС из авангарда продуктивной элиты общества в номенклатурно-бюрократическую прослойку лишило власть способности к эффективному управлению и иммунитета к предательству. Внешним врагам удалось ничтожными усилиями через своих агентов влияния в политическом руководстве организовать хаос, государственный переворот и развал Советской империи.

С тех пор ни одно из постсоветских государств не смогло создать убедительной для народа идеологии, руководствуясь которой люди способны жертвовать жизнью. Её подмена либерально-демократическими и националистическими декорациями лишь камуфлирует власть денег, коррумпирующую все ветви власти. Причем, это - власть внешних денег, которые в неограниченном количестве печатают ФРС США, ЕЦБ, Банка Англии и Японии. Чтобы эта власть была абсолютной, они держат центральные банки в СНГ под неусыпным контролем, следя за тем, чтобы они не создавали внутренние источники кредита и беспрекословно выполняли рекомендации МВФ по ограничению кредитной эмиссии и либерализации валютного регулирования.

Вызывает удивление неспособность многих руководителей даже крупных развивающихся государств разобраться в денежных механизмах внешнего доминирования США. Я предупреждал Президента Бразилии Дилму Руссефф о том, что политика Центрального банка по завышению процентных ставок и либерализации валютного регулирования влечет сжатие инвестиционной и деловой активности и переход контроля над экономикой к американским корпорациям, следствием чего неизбежно станет падение доходов трудящегося населения и создание условий для государственного переворота. К сожалению, так и случилось. К аналогичным последствиям ведет денежная политика, проводимая в СНГ.

Как-то в бытность министром внешнеэкономических связей я пытался открыть бразильский рынок для поставок российской высокотехнологической продукции. За чашкой бразильского рома мой визави мне доходчиво объяснил, что при всем его желании, этого сделать не получится в силу кадровой политики спецслужб США в Латинской Америке. Они позволяют первым лицам государств делать всё, что угодно, при условии назначения рекомендованных ими руководителей центральных банков и министров финансов. При этом чем хуже последствия проводимой ими денежной политики, тем больше восторженных похвал со стороны МВФ и мировых СМИ они получают. Как это делается, можно прочитать в блестящей книге Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы».

В условиях разворачивающегося мирового кризиса, кроме Бразилии, только в СНГ все еще проводится денежная политика по рекомендациям МВФ. Её суть – уничтожение внутренних источников кредита путем завышения процентных ставок и свертывания банковских механизмов рефинансирования инвестиций, а также перманентная дестабилизация валютно-финансовой системы путем отпускания курса национальной валюты в свободное плавание. При отсутствии ограничений на трансграничное движение капитала этого достаточно для установления контроля американских хедж-фондов за валютным рынком, а имеющих неограниченный доступ к дешевому кредиту западных корпораций – над реальным сектором национальной экономики. Так, в России сегодня половина промышленных активов находится под контролем нерезидентов, а рубль стал самой неустойчивой валютой в странах «большой двадцатки».

Пять лет этой денежной политики в СНГ повлекли стагнацию экономики, снижение доходов населения, падение авторитета власти. Это главная социально-экономическая причина протестов в Белоруссии. После того, как её Центральный банк, вслед за российским, перешел к описанной выше политике, белорусское экономическое чудо закончилось. Если до этого Белоруссия лидировала по темпам экономического роста на постсоветском пространстве, превысив достигнутый в БССР объем производства почти вдвое, то последние годы занимает последнее место по темпу прироста ВВП в ЕАЭС.

Без преувеличения можно сказать, что Лукашенко удалось создать в Белоруссии своё экономическое чудо. Не обладая запасами нефти, газа, руды, чернозема, рыбными ресурсами, белорусская экономика успешно развивалась на основе экспорта продукции машиностроения и агропромышленного комплекса.

Большую роль в этом играли партнёрские отношения с Россией, с которой у Белоруссии Союзное государство и общий рынок. Но последние годы, вследствие выполнения рекомендаций вашингтонских финансовых организаций, белорусская экономика утратила важнейшее преимущество на постсоветском пространстве – развитый внутренний кредит. Свертывание механизмов рефинансирования производственной деятельности центральным банком поставило белорусскую экономику в полную зависимость от внешних источников спроса и инвестиций. Никакие махинации с реэкспортом украинской и европейской продукции не смогли компенсировать утрату внутреннего кредита, подорвав доверительные отношения с главным партнёром.

Сегодня больно смотреть, как одурманенная западным влиянием белорусская молодёжь стремится жертвовать своим будущим, чтобы понравиться западным кукловодам. Абсурдные забастовки на государственных предприятиях, необоснованные претензии на власть со стороны польско-литовских марионеток, идейных наследников Пилсудского, тянут Белоруссию на путь украинской катастрофы. Ошибки в денежно-кредитной политике легко исправить и есть ещё производственный потенциал, чтобы вернуть белорусскую экономику на траекторию опережающего экономического роста. Но этого уже будет недостаточно. Нужны меры по оздоровлению общественного сознания. И не только в Белоруссии, где авторитет власти был ещё недавно намного выше, чем в соседних постсоветских государствах.

Оздоровление общественного сознания не может быть проведено в отсутствие разделяемой народом идеологии. Если даже в Белоруссии, где велась систематическая борьба с коррупцией, правительство проводило последовательную политику в интересах роста производства и благосостояния граждан, поддерживались социальные гарантии и правопорядок, доверие к власти поставлено под сомнение, то политическая дестабилизация в других постсоветских государствах есть лишь вопрос времени и внешнего влияния.

К счастью, главная внешняя угроза России и Белоруссии быстро слабеет по мере падения международного влияния и нарастания хаоса внутри США. Но, по мере утраты экономического доминирования в мире, американская властвующая элита становится всё более агрессивной, стремясь его компенсировать усилением эксплуатации периферии.


Разорение захваченных американскими марионетками стран – Ирака, Ливии, Украины, Грузии, Бразилии – приобретает тотальный характер. Эскалация торговой войны против КНР и финансовой против России вышла далеко за пределы международного права.

Вслед за захватом американским казначейством контроля над российскими алюминиевыми активами, арестом счетов тысяч российских граждан, следует ожидать массированной конфискации российских и белорусских активов, находящихся в англосаксонской юрисдикции, включая офшоры.


Будет нарастать интенсивность кибератак со стороны АНБ США на объекты информационной, энергетической и управленческой инфраструктуры. Ситуация в Белоруссии свидетельствует о мобилизации американских спецслужб на прямое вмешательство во внутренние дела наших стран, а подрыв Вашингтоном договорно-правовой базы международной безопасности – о готовности и к военной агрессии.

Как следует из теории длинных циклов мирового экономического развития, эскалация гибридной войны со стороны США будет продолжаться вплоть до середины 20-х годов, когда центр развития мировой экономики окончательно переместится в Юго-Восточную Азию. Основные сражения этой гибридной войны, в которой противник уже оккупировал Украину, Грузию, Прибалтику, ещё впереди. Без формирования общенародной идеологии, обеспечивающей поддержку власти народом, выстоять на главном – информационном – фронте этой войны будет невозможно. Конструирование патриотических и великодержавных симулякров, которыми занимаются придворные политтехнологи – не более чем имитация, если не сказать, дискредитация этой задачи.

Потуги ельцинской администрации придумать национальную идею ничего кроме сарказма вызвать не могли. Подорвав основу русского общественного сознания – стремление к социальной справедливости - ельцинский режим ни на что, кроме ненависти и презрения со стороны народных масс рассчитывать не мог.

С тех пор, однако, социальное расслоение общества лишь усилилось. Социальные лифты практически перестали работать. Заявляемые намерения политического руководства по развитию экономики саботируются, доходы населения снижаются, доверие к власти падает. В этих условиях декларации перестали работать. Народ может поверить только конкретным делам, наглядно демонстрирующим намерение власти восстановить социальную справедливость и создать реальные условия для творческой самореализации граждан в производительной деятельности.

Экономическая целесообразность и научная теория давно подсказывают власти, как это сделать. Приведём перечень наиболее очевидных мер, создающих одновременно условия для развития экономики и восстановления социальной справедливости: прекращение вывоза капитала и откровенной коррупции при размещении крупных госзаказов и подрядов; налогообложение валютных спекуляций; введение настоящей, а не имитационной шкалы подоходного налога; развертывание механизмов кредитования инвестиционной и производственной деятельности; восстановление адекватных ущербу платежей за загрязнение окружающей среды; изъятие природной ренты в доход государства и восстановление универсальных по всей стране социальных гарантий; введение реального прожиточного минимума и соответствующее повышение минимальной зарплаты; национализация имущества врагов, ведущих против России гибридную войну; реализация закона о стратегическом планировании посредством механизмов государственно-частного партнерства, специнвестконтрактов, целевого кредитования принимаемых программ и проектов. Всё это можно сделать до конца текущего года и вывести экономику из кризиса на траекторию опережающего экономического роста, совершить долгожданный рывок, о котором говорит Президент России.

Однако, при всей очевидной целесообразности, провести даже эти, давно назревшие меры, без идеологического обоснования будет непросто. И недостаточно.

Нужен решительный поворот к новому мирохозяйственному укладу, идеологической основой которого является сочетание идей социальной справедливости, экономической эффективности, традиционных нравственных ценностей, бережного отношения к природе и человеку.

Этот мирохозяйственный уклад, названный нами интегральным, сформировался в настоящее время в КНР на основе синтеза социалистической идеологии и творческой самореализации личности в производительной деятельности, централизованного стратегического планирования и рыночной конкуренции, государственного контроля за обращением денег и частного предпринимательства. Государство выступает в роли интегратора различных социальных групп и дирижера, гармонизирующего производственные и социальные отношения на основе критерия роста общественного благосостояния. Подобная система социально-экономических отношений, но на демократической политической основе формируется в настоящее время в Индии. Ее ключевые элементы можно видеть в других успешно развивающихся странах Юго-Восточной Азии.

Преимущества интегрального мирохозяйственного уклада, по сравнению с доминировавшим в уходящую историческую эпоху имперским, с очевидностью проявились в экономическом чуде КНР, опережающем росте Индии, подъеме стран АСЕАН; до этого – в успешном развитии Японии и Ю.Кореи. Нет сомнений в том, что в течение ближайших двух десятилетий этот мирохозяйственный уклад повсеместно распространится, а центр развития мировой экономики переместится в Юго-Восточную Азию. Это следует из теории длинных циклов в развитии экономики и имеющихся прогнозов.

Идеологическим императивом, связывающим воспроизводственные контуры интегрального мирохозяйственного уклада, являются ценности социальной справедливости и национальной солидарности. Деньгам отводится роль инструмента обслуживания процессов воспроизводства и развития экономики. Банковская система подчиняется целям финансирования инвестиций в развитие производства. Регулирование экономики выстраивается ради стимулирования роста производства и народного благосостояния на основе поступательного повышения экономической эффективности за счет НТП. Все эти принципы, включая правила эмиссии и обращения денег, валютного регулирования и финансового контроля фиксируются в законодательстве. Также как нормы ответственности исполнительной власти за результаты социально-экономического развития.

В свое время, для конструирования современной созидательной идеологии в ответ на глобальный финансовый кризис, автором была сформулирована концепция социально-консервативного синтеза. Её суть – сочетание социалистических и традиционных духовных ценностей в интересах выживания и устойчивого развития человечества. Приходится, с сожалением, констатировать, что она не была воспринята ни социалистическим интернационалом, ни священноначалием. Но зато поддержана продуктивной элитой общества в ходе голосования за народно-патриотический союз «Родина» в 2003 г. Другой идейной альтернативы нынешнему культу «Золотого тельца» не просматривается.

Актуальность концепции социально-консервативного синтеза подтверждается торжеством «четвёртой политической теории» А.Дугина, согласно которой необходимо переосмысление политической истории с новых позиций, за рамками привычных идеологических клише и старых идеологий – либерализма, консерватизма, монархизма, традиционализма, фашизма, социализма и коммунизма, на основе конвергентных подходов. Правота Дугина подтверждается нарастающим влиянием популистских партий в Европе, идеология которых сочетает левые (социалистические) идеи и правые (консервативные) ценности.

Как известно, идеи правят миром. Но, с одной стороны, в условиях нынешнего просвещенного общества, они должны быть конструктивными и практически подтверждать свою эффективность. С другой стороны, властвующая элита должна последовательно воплощать их в жизнь. Время демагогических приемов и имитации бурной деятельности ушло.

Чтобы остановить нарастающий хаос и прекратить коррупцию государственности, предотвратить нарастающую войну всех против всех, необходимо преображение власти. Осью этого преображение должно стать законодательное оформление механизма ответственности власти перед обществом. Исполнительной – за повышение уровня и качества жизни населения. Судебной – за справедливые и законные решения. Информационной – за объективное освещение реальности. Законодательной – за поддержание этих механизмов ответственности всех ветвей власти.

Необходимые для этого политические реформы только начались с принятием поправок к Конституции. Этого явно недостаточно. События в Белоруссии наглядно демонстрируют несоответствие нашей властвующей элиты требованиям времени. Ответы на эти вызовы не могут универсальными для всех государств мира. Но они могут сочетаться и дополнять друг друга в формировании нового мирохозяйственного уклада на постсоветском пространстве.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 23 сен, 2020 01:02 »

к.и.н. Ольга Четверикова
17 сентября 2020 года

По какому пути нас ведут: поднять темпы роста ВВП России выше среднемировых, через опережающее построение сети НЕЙРОНЕТ на базе внедрения достижений мировой ИТ-индустрии в России, при сохранении существующей институциональной среды и властвующей элиты?

Согласно российскому проекту «Национальная стратегическая инициатива» к 2025 году в России будет «в общих чертах» построена новая общенациональная сеть Нейронет, которая будет объединять «интеллектуальные способности» большинства россиян, например, на базе: (связь «мозг сотового абонента Х – смартфон Х» -- (сеть GSM -3,-4,-5) – смартфон сотового абонента У —«мозг сотового абонента У. Управление такой системой «будет поручено» ИИ.

1. Основные этапы проекта:

Первый этап: создание национального специализированного по областям знаний и направлениям деятельности государства мега-мозга.
Второй – создание обще национального мега мозга в России.
Третий - создание единого сега-мозга и пространства общего разума для группы стран...
Четвертый - создание единого глобального мега-мозга и пространства общего разума на Земле.

2. Этапы развития сети Нейронет:

• Виртуальный агент и пространство общего разума.
• Социальное сознание.
• Внедрение искусственного интеллекта и программ обучения.

3. Планируемые к использованию технологии:

• Погружение россиян в нейроинтерфейс.
• Цифровизация «всего» в России базе импортного ИТ-оборудования и выход в глобальные цифровые сети.
• Цифровая трансформация отраслей промышленности России на базе импортного ИТ-оборудования и ПП.
• Работа с Большими данными.

4. Лозунги:

• Повышение конкурентоспособности России в мире на базе прорывных научных открытий и форсированного внедрения новейших бизнес-моделей разработки-производства-продвижения-продажи российских продуктов на мировых рынках;
• Увеличение темпов роста ВВП РФ;
• Повышение доходов и комфорта жизни россиян;
• Повышение качества здравоохранения, досуга и т.п.


5. Повышение конкурентоспособности продуктов, товаров, услуг и страны в целом - путем внедрения новейших бизнес-моделей, реализуемых через сеть Нейронет, во всех отраслях деятельности России.



Примечание связиста:

Сценарий построения и использования сети Нейронет, вытекающий из российского проекта «Национальная стратегическая инициатива», нарушает права и свободы граждан в любой демократической стране мира в 21 веке, закрепленные в Конституции.

Этот сценарий, реализованный в РФ на импортных ЭКБ, ИТ-оборудовании и ПП – несет неконтролируемые риски установления внешнего контроля за всеми социальными, экономическими, производственными, технологическими, транспортными и другими процессами в России - со стороны ТНБ, ТНК, мировой финансовой элиты, Мирового Правительства и ГП…

Этот сценарий нарушает взаимосвязь социальных – биологических – ноосферных–планетарных-звездных - галактических процессов, заложенных материнской цивилизацией и информационно-энергетическим полем ГМП на планете Земля, которые определяют цели развития конкретного человека и человеческого социума.

Этот сценарий противоречит направлению развития человеческой цивилизации на Земле, указанному Богом в священных писаниях и несет риски гибели цивилизации от «Удара Свыше», на примере гибели цивилизации Атлантов (см. статью выше).

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 23 сен, 2020 17:09 »

Пояснение 1

https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/91853/ - пять абзацев перед пунктом 4 Стратегии в Приказе Министерства промышленности и энергетики РФ от 7 августа 2007 г. № 311 “Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года” от 16 октября 2007 г.

....Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet.

Наноэлектроника будет интегрироваться с биообъектами и обеспечивать непрерывный контроль за поддержанием их жизнедеятельности, улучшением качества жизни, и таким образом сокращать социальные расходы государства.

Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми. Тиражи такой продукции превысят миллиарды штук в год из-за ее повсеместного распространения.

Отечественная промышленность должна быть готова к этому вызову, так как способность производить все компоненты сетевых систем будет означать установление фактического контроля над всеми их пользователями, что неприемлемо для многих стран с точки зрения сохранения их суверенитета (прим. автора, формулировка пункта – невнятная (?); кроме того, внешний контроль над российскими цифровыми сетями GSM, SDH, IP, ATM в последние 30 лет и, соответственно, неконтролируемое внешнее управление аппаратными и программными закладками в различных видах сетевого и абонентского оборудования ( более 100 млн. абонентов GSM) на более 60 000 объектов КИИ РФ, что имеет место сегодня в РФ (?) – не означает утерю суверенитета государства? )

Аналогичной точки зрения придерживаются эксперты стран ЕС в связи с глобальной экспансией производителей электроники из стран Юго-Восточной Азии и намерением США обеспечить себе постоянное технологическое лидерство в этой области. Поэтому в период 2016-2025 гг. следует ожидать очередного усиления роли электроники в жизни общества и быть экономически готовыми к новому витку глобальной конкуренции стран на базе наноэлектронной технологии.

Облик промышленного производства при этом все более будет напоминать микроэлектронно-фармацевтические производства (Covid-19, см. сайт), а не традиционные приборно-машиностроительные производства, существующие в настоящее время.


Примечание: поскольку автор был знаком с ведущими ИТ-специалистами Минпромторга (РЭП) и Минкомсвязи периода 2002-2007 годы и знал их потенциал, нельзя исключать, что редакция этих пунктов Стратегии «была предложена» внешними кураторами в целях реализации «глобального цифрового замысла» на территории России, силами как самой России так и других стран, см. статью выше.

Ссылка на источник по публикации:
https://www.youtube.com/watch?v=tRLvMUTEeAY

Ольга Четверикова. По какому пути нас ведут?

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Чт 24 сен, 2020 01:29 »

Пояснение 2.

https://nti2035.ru/markets/docs/DK_neuronet.pdf
ПЛАН МЕРОПРИЯТИЙ
("дорожная карта") "Нейронет"
2016 год
Национальной технологической инициативы

I. П А С П О Р Т
плана мероприятий ("дорожной карты")

РУКОВОДСТВО РАБОТ
Рабочая группа по разработке и реализации дорожной карты "Нейронет" Национальной технологической инициативы: Иващенко Андрей Александрович, председатель Совета Директоров НП ЦВТ "ХимРар"; Огородова Людмила Михайловна, заместитель Министра образования и науки Российской Федерации

ЦЕЛИ
К 2035 году сформировать глобально конкурентоспособный российский сегмент рынка Нейронет, обеспечив появление не менее 10 национальных "компаний-чемпионов"; К 2025 году достижение объемов экспорта продуктов и сервисов, созданных на основе технологий Нейронет превышают объем реализации на внутреннем рынке; К 2018 году реализация проекта "CoBrain - Аналитика" на основе 10 Нейронет Центров.

ЦЕЛЕВЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ
Доля российского рынка технологий Нейронет от мирового рынка к 2035 году составит не менее 2,5%;
Количество средних компаний на рынке технологий Нейронет составит не менее 30 шт. к 2025 году.
Количество малых предприятий на рынке Нейронет составит не менее 100 шт. к 2018 году

ЭТАПЫ И СРОКИ
1. Первый этап (2016 - 2018 годы) - развитие Нейронет в сегментах-предшественниках рынка Нейронет и
создание инновационной информационноаналитической инфраструктуры CoBrain для
обеспечения потока патентоспособных разработок и технологий.
2. Второй этап (2019 - 2025 годы) – формирование рынка предшественника для рынка Нейронет (протоНейронет) и возникновение сотен стартапов и средних предприятий.
3. Третий этап (2026 - 2035 годы) – формирование полноценного рынка Нейронет и появление
национальных "компаний-чемпионов".

КОНТРОЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ
К 2018 г. будет создана и развернута инновационная информационно-аналитическая инфраструктура CoBrain -Аналитика; к 2018 г. будут открыты 10 Нейронет Центров объединяющих IP-Акселераторы и более 50 междисциплинарных лабораторий;
К концу 2018 году на базе Нейронет Центров будет развернута сеть из не менее чем 50 кружков юных нейромоделистов;
К 2018 году соотношение бюджетного и внебюджетного финансирования составит 70/30; к 2035 году соотношение бюджетного и внебюджетного финансирования составит 20/80;
К 2018 г. будет разработан проект новых стандартов терапии и диагностики (тераностики) психических и нейродегенеративных заболеваний; будут разработаны опытные образцы технических средств реабилитации и ассистивных устройств с нейроуправлением для пациентов, лиц с ограниченными возможностями и пожилых;
К 2018 г. - 3 вида наборов-конструкторов "Юный нейромоделист" будут выведены на рынок; будут разработаны прототипы устройств для повышения внимания, улучшения рабочей памяти, увеличения гибкости мышления; выведены на рынок образовательные модели самообучающихся роботов для кружков и университетов;
К 2017 г. будут разработаны прототипы носимых нейроустройств брейнфитнеса с набором демонстрационных игр и программ;
К 2018 г. будет создан прототип системы машинноусиленного взаимодействия группы людей; будет создана система нейромаркетинга для мониторинга и прогнозирования поведения целевых аудиторий;
К 2018 г. технологии "глубокого обучения" будут внедрены для решения задач поиска, распознавания и управления;

К 2025 г. будут внедрены новые стандарты профилактики и лечения заболеваний ЦНС; выведены на рынок инновационные лекарственные препараты и диагностикумы в области ЦНС; будет утверждена программа диагностики, лечения, профилактики и реабилитации заболеваний ЦНС; выведены на рынок технические средства реабилитации и ассистивные устройства с нейроуправлением; внедрены новые стандарты по техническим средствам реабилитации инвалидов и лиц пожилого возраста; будет утверждена программа использования технических средств реабилитации и ассистивных устройств с нейроуправлением для больных, лиц с ограниченными возможностями и пожилых граждан; будут выведены на рынок устройства повышающие внимание, улучшающие рабочую память; будет внедрено использование нейроустройств в системе образования; будет выведено на рынок новое поколение носимых нейроустройств брейнфитнеса; будет создан новый стандарт игрового контроллера и его использования в обучающих целях; будет создана социальная сеть для парализованных людей на основе нейроинтерфейсов; будет внедрена технология разговорного машинного интеллекта; будет выведено на рынок новое поколение виртуальных ассистентов с применением технологии искусственного интеллекта;

К 2035 г. появятся технологии расширения когнитивных способностей человека, в том числе по обработке и усвоению информации; технологии генной и клеточной коррекции заболеваний нервной системы; будут выведены на рынок искусственные органы чувств, антропоморфные искусственные конечности; гибридные устройства на основе естественного и искусственного интеллекта будут внедрены в массовое образование; будет внедрена система интеграции человека с виртуальной средой;

К 2035 году будет развернута национальная нейросеть (интернет следующего поколения); будет внедрена новая система поддержки деятельности человека с применением технологии гибридного интеллекта; к 2035 г. планируется появление не менее 10 национальных "компаний-чемпионов".

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ (без комментариев)
План мероприятий ("дорожная карта") Национальной технологической инициативы по направлению "Нейронет" (далее - ДК НТИ "Нейронет") представляет собой комплекс мероприятий, реализуемых в рамках
государственно-частного партнерства, разработанный:

• для создания новых сегментов рынка в области технологий Нейронет, включая основные факторы возникновения спроса, ключевые рыночные ниши и возможные типы продуктов и услуг, которые будут заполнять эти ниши;
• для разработки ключевых технологий, за счет которых будут созданы продукты и сервисы Нейронет;
• для создания комплекса мер поддержки и стимулирования, включая институциональные, финансовые и исследовательские инструменты, позволяющие вырастить национальные компании-чемпионы на рынке Нейронет;
• для обеспечения согласованности действий органов государственной власти различных уровней, институтов развития, инвесторов и профессиональных сообществ по развитию Нейронет;
• для создания концептуальной основы для государственно-частного партнерства по вопросам развития рынка Нейронет;
• для определения стратегического вектора с целью создания нормативноправовой базы, связанной с рынком Нейронет; а также для подготовки и переподготовки соответствующих кадров и создания новых образовательных стандартов.

Цель ДК НТИ "Нейронет" - сформировать глобально конкурентоспособный российский сегмент рынка Нейронет, обеспечив появление не менее 10 национальных компаний-чемпионов к 2035 году.


Основные задачи ДК НТИ "Нейронет" (без комментариев).

1. Технологии: обеспечение населения, учреждений системы образования, здравоохранения, социального страхования ключевыми жизненно необходимыми продуктами и сервисами на основе нового технологического уклада при условии освоения 70% ключевых технологий Нейронет.
2. Внутренний спрос: стимулирование внутреннего спроса на перспективные продуктовые группы и сервисы на основе технологии Нейронет, стимулирование роста внутреннего спроса на продукцию Нейронет до 50 млрд. рублей к 2020 году и доли отечественных продукции не менее 75%. \
3. Инновации: создание инновационных продуктов и сервисов на основе технологии Нейронет, в том числе за счет коммерциализации патентоспособных разработок и реализации инновационной информационноаналитической инфраструктуры проекта CoBrain на основе 10 Нейронет Центров к IV кварталу 2018 г.
4. Компании-чемпионы: появление глобально конкурентоспособных отечественных компаний в сегменте рынка Нейронет за счет разработки и создания продуктов и сервисов на основе технологии Нейронет и системы их акселерации и трансфера в отрасли экономики. Предусматривается появление более 100 новых малых предприятий на рынке Нейронет к 2020 году, до 35 средних компаний к 2025 г. и не менее 8 крупных компаний в 2030 году.
5. Экспорт: обеспечение охраны интеллектуальной собственности на ключевых мировых рынках. Достижение объемов экспорта до 50% по отношению к внутреннему рынку.
6. Стандарты: защита внутреннего рынка от недобросовестной конкуренции, некачественной продукции и сервисов на основе технологии Нейронет, в том числе за счет внедрения технологических и технических регламентов и стандартов, постоянной работы над совершенствованием нормативно-правовой базы.
7. Кадры: создание системы опережающей подготовки специалистов в области технологии Нейронет для науки и промышленности, обеспечивающей вовлечение более 5000 молодых специалистов, студентов и школьников в лаборатории, стартапы, образовательные программы и клубы юных нейротехнологов до 2020 года.
8. Популяризация: создание системы популяризации научных и технических достижений среди молодежи, создание движения юных нейромоделистов к 2018 году, включающему более 40 клубов по всей стране.


ХАРАКТЕРИСТИКА РЫНКА, возникающего в ходе реализации "дорожной карты" (без комменнариев)

Очередная технологическая революция будет связана с технологиями Нейронет и значительным увеличением производительности труда, в том числе за счет интеграции знаний о функциях мозга человека и его возможностей (взаимодействия) с вычислительными машинами и цифровой техносферой в целом.
Нейронет станет следующим этапом развития Интернета, в котором взаимодействие участников ("человек-человек", "человек-машина") будет осуществляться с помощью новых нейрокомпьютерных интерфейсов в дополнение к традиционным, а компьютеры станут нейроморфными (похожими на мозг) на основе гибридных цифро-аналоговых архитектур.

Кроме вышеперечисленных трендов, прогнозируется появление социальных нейросетей и полноценного гибридного человеко-машинного интеллекта.

Применение технологий Нейронет в области образования позволит резко увеличить объем и скорость усвоения новых знаний, при этом развитие технологий в области нейрофитнеса, оптимизация процессов восприятия и памяти приведет к существенному усилению и расширению когнитивных способностей человека.

В области медицины будут созданы технологии, позволяющие использовать искусственные конечности и расширить сенсорные возможности человека. При этом уже в десятилетней перспективе ожидается появление эффективных таргетных биомаркеров и препаратов для диагностики, профилактики и лечения нейродегенеративных заболеваний, включая шизофрению, депрессии, болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона и другие возрастные деменции.


Оценка возможной социально-экономической эффективности реализации "дорожной карты".

Экономические эффекты (без комментариев)

1. Достижение объема продаж высокотехнологичной продукции на основе технологий Нейронет до 2,5% от мирового рынка (оценка объема рынка - более 2 трлн. руб.) к 2035 г.
1. Увеличение производительности труда в высокотехнологичных предприятиях и компаниях на 20% к 2020 году и более чем на 100% - к 2035 году за счет применения технологий Нейронет, включая технологии на основе гибридного интеллекта для автоматизации рабочего процесса.
2. Повышение эффективности ведения бизнеса в сфере документооборота и управления за счет создания систем поддержки принятия решений на основе "глубокого обучения", использования нейросетевых персональных помощников и интеллектуальных методик профориентации.
4 (?). Снижение удельных показателей расходов бюджета на инвалидов и больных граждан за счет внедрения новых более эффективных технологий лечения и реабилитации, которые помогут вовлечь большее количество людей с ограниченными возможностями в трудовую деятельность.


Социальные эффекты (без комментариев)

1. Увеличение продолжительности жизни за счет разработки инновационных и импортозамещающих лекарственных препаратов для диагностики и лечения наиболее распространенных заболеваний нервной системы.
2. Повышение качества жизни людей с ограниченными возможностями и инвалидов за счет разработки нейропротезов верхних конечностей (биопротеза кисти руки), локомоторно-активных протезов нижних конечностей, рецепторов и элементов органов чувств (кохлеарного имплантата, искусственной сетчатки) и разработки технологических устройств для помощи и реабилитации пациентов, включая кресла-коляски с функцией управления посредством нейроинтерфейса, экзоскелета кисти для нейрореабилитации и др.
3. Повышение доступности медицинских услуг за счет разработки средств дистанционного мониторинга пациентов при лечении и реабилитации болезней нервной системы в клинике или в домашних условиях.
4. Повышение качества образования за счет разработки новых методик ранней профориентации школьников и методик "нейротренингов" в образовательных программах.
5. Повышение качества медицинских услуг в области лечения заболеваний нервной системы, предотвращение тяжелых и необратимых изменений в головном и спинном мозге при ряде патологических состояний и значительное улучшение результатов лечения и профилактики ряда острых и хронических повреждений головного и спинного мозга в группах высокого риска.
6. Повышение уровня занятости населения за счет создания рабочих мест в высокотехнологичных отраслях, расширения дистанционных форм совместной деятельности, увеличение трудоспособного возраста за счет достижений в области технологий Нейронет.
7. Увеличение количества высококвалифицированных специалистов в области технологий Нейронет (нейрохирургия, нейробиология, болезни нервной системы, нейроинформационные технологии, материаловедение, робототехника с нейроинтерфейсами).
8. Повышение качества жизни населения за счет создания программноаппаратных комплексов для мониторинга и трекинга здоровья и психоэмоциональных состояний.


Оценка рисков реализации "дорожной карты" и сведения об инструментах их минимизации

Технологические риски (без комментариев)

1. Технологическое отставание по направлениям технологий Нейронет, снижение активности или отсутствие мероприятий, нацеленных на трансфер технологий, использование фундаментальных и прикладных исследований в интересах рыночных сегментов.
Способ минимизации риска - успешная реализация инновационной информационно-аналитической инфраструктуры CoBrain, нацеленной на формирование внедренческой среды, в рамках которой будет на постоянной основе осуществляться координация и взаимодействие представителей бизнеса и науки с целью преодоления технологических барьеров, создании малых предприятий и стартапов, работы с капитализацией прав на интеллектуальную собственность.

2. Технологическое отставание при разработке продуктов рыночных сегментов рынка Нейронет (НейроФарма, НейроМедтехника, НейроОбразование, НейроКоммуникации и маркетинг, НейроРазвлечения и спорт, НейроАссистенты).
Способ минимизации риска - создание инвестиционно-привлекательной среды для реализации проектов, реализация приоритетных проектов рыночных сегментов, основанных на преодолении технологических барьеров и уникальных научных достижениях.

Макроэкономические риски

1. Снижение деловой активности и замедление темпов роста экономики.

Способ минимизации риска - стимулирование дополнительного спроса со стороны государства и компаний с государственным участием и реализация мероприятий, направленных на внедрение и популяризацию продуктов и технологий рынка Нейронет, а также мероприятий, направленных на развитие экспорта продуктов рынка Нейронет и импортозамещения.

Прочие риски

1. Отсутствие работ с нормативно-правовыми актами в части, касающейся реализации продуктов и услуг, создаваемых в сегментах рынка Нейронет.
Способ минимизации риска - реализация скоординированных мероприятий, направленных на совершенствование нормативной правовой базы
2. Риск нехватки профессиональных кадров Способ минимизации риска - развитие системы подготовки кадров на основе развертывания массового движения юных нейромоделистов, начиная со школьной скамьи, создание условий для притока кадров в новую отрасль, популяризация профессий для нового технологического уклада, создание координационно-образовательных центров.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пт 09 окт, 2020 08:07 »

ПОЯСНЕНИЕ 3

Точка зрения связиста:

1. Разработку «Концепция развития регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта» (см. ниже) в РФ можно проводить, только, предварительно выбрав принципы морали (этики) и цивилизационную модель российского социума 21 века, например, существующую сегодня толпо-элитарную или модель социума социальной справедливости при доминировании общественно значимых целей-задач (нац. Проектов) и закреплении таких ключевых положений государства в Конституции РФ (см. статью выше).

Разработка такой Концепции без публичного определения базисных основ российского государства несет следующие риски:

• латентного и/или внешнего управления направлением и целями разработки ИИ в РФ, например, в непубличных целях англо-саксонской группы стран, ТНК и ТНБ, Мирового Правительства, Развитых Космических Цивилизаций, расположенных на Земле и имеющих «не всегда дружественные цели»;
• внешнего перехвата управления, в уже действующих системах ИИ на территории РФ, например, в системе гос. управления РФ и национальных банковских сетях и/или системах управления городами-миллионниками (система ИИ «Умный город») или системах ИИ для управления региональными сетями 3G, 4G, 5G – силами и средствами Развитой Космической Цивилизации в околоземном пространстве с полевой формы жизни (полевая форма жизни искусственного интеллекта).


2. Не решив обозначенные выше ключевые вопросы, в разделе II.3 Концепции предлагается, на базе импортного ИТ-оборудования, форсировано приступить к разработке и масштабному внедрению в РФ технических решений по сбору-анализу-хранению-обработке «недостаточно защищенных» Big Date (персональная финансовая и другая информация о 140 млн. россиян, данные всевозможных государственных БД и спец. служб, отраслевые-транспортные-медицинские-образовательные и другие БД).
Такой подход, в условиях «чужого» цифрового информационного пространства РФ, имеет риски «внешнего» контроля и управления как отдельными гражданами РФ, так и государством в целом.

При этом, из раздела III.8 Концепции можно сделать вывод, что российские отрасли промышленности, включая ИТ-индустрию, «никто в РФ» развивать не планирует и применение ИИ в реальном секторе экономики РФ в Концепции «практически отсутствует», кроме общих формулировок.

3. В разделе II.10 Концепции зафиксировано: «применение ИИ в различных областях жизнедеятельности РФ способно «повысить качество жизни» российских ПОТРЕБИТЕЛЕЙ.

То есть, «повысить качество жизни» не Homo Sapiens, созданного Богом «посредством» обще галактического энерго-информационного поля (Ноосферы Земли) и волновых резонансных механизмов заложенных в 46 человеческих хромосом (ДНК) - как человека-творца и человека-созидателя (пример СССР), а биообъекта – временного сиюминутного, локализованного «здесь и сейчас» потребителя всевозможных «приходящих и уходящих» товаров и услуг (включая государственные и ИТ-услуги, и услуги комфорта-наслаждения).

Такая редакция раздела III.10 «не исключает», что властвующая элита РФ в 2020-2035 годах планирует дальнейшее форсированное формирование общества потребителей (а не общества творцов и созидателей для строительства России 21 века на базе новой цивилизационной модели Общества социальной справедливости), которое будет управляться «искусственным интеллектом», перед которым латентные задачи будут ставить латентные «конечные бенефициары». И такие работы «планируется» выполнять «под внешним контролем и управлением»…


Приложение
https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/74460628/
Распоряжением Правительства РФ от 19 августа 2020 г. № 2129-р утверждена:

«Концепция развития регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники до 2024 года»

Общие положения

1. Цели Концепции

Целью Концепции развития регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники (далее - Концепция) является определение основных подходов к трансформации системы нормативного регулирования в Российской Федерации для обеспечения возможности создания и применения таких технологий в различных сферах экономики с соблюдением прав граждан и обеспечением безопасности личности, общества и государства.

Одновременно целями Концепции являются создание предпосылок для формирования основ правового регулирования новых общественных отношений, складывающихся в связи с разработкой и применением технологий искусственного интеллекта и робототехники и систем на их основе, а также определение правовых барьеров, препятствующих разработке и применению указанных систем.

Термины, используемые в настоящей Концепции, употребляются в значении, приведенном в Национальной стратегии развития искусственного интеллекта на период до 2030 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 10 октября 2019 г. N 490 "О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации" (далее - Национальная стратегия), а также в национальных стандартах.

Развитие технологий искусственного интеллекта ставит серьезные вызовы перед правовой системой Российской Федерации, системой государственного управления и обществом в целом. Они обусловлены определенной степенью автономности действий систем искусственного интеллекта в решении поставленных задач и их неспособностью непосредственно воспринимать этические и правовые нормы, учитывать их при осуществлении каких-либо действий.

В настоящее время в Российской Федерации отсутствует специальное законодательное регулирование, учитывающее специфику применения технологий искусственного интеллекта и робототехники.

В то же время анализ мирового опыта показывает, что в целом ряде стран уже существует первичное правовое регулирование применения искусственного интеллекта и робототехники.

Концепция исходит из того, что для развития технологий искусственного интеллекта и робототехники необходимо создание регуляторной среды, комфортной для безопасного развития и внедрения указанных технологий, основанной на балансе интересов человека, общества, государства, компаний - разработчиков систем искусственного интеллекта и робототехники, а также потребителей их товаров, работ, услуг.

Однако представления об этом балансе существенно разнятся. В связи с этим Концепция оставляет открытыми и требующими дальнейшего обсуждения отдельные наиболее спорные вопросы, но может служить инструментом для достижения в ближайшие годы сближения интересов человека, общества, государства и бизнеса в рассматриваемой сфере.

Концепция учитывает положения Национальной стратегии, национальной программы "Цифровая экономика Российской Федерации" и Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 9 мая 2017 г. N 203 "О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017 - 2030 годы", а также положения иных документов стратегического планирования, нормативных правовых актов и методических документов, в том числе международных организаций.

С учетом динамики развития общественных отношений, связанных с созданием и использованием технологий искусственного интеллекта и робототехники, положения Концепции определены с перспективой на период до 2024 года.


2. Цели и задачи регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники

Приоритетной целью регулирования отношений в сфере искусственного интеллекта и робототехники на данном этапе их развития является стимулирование разработки, внедрения и использования таких технологий, создания систем искусственного интеллекта и робототехники в доверенном и безопасном исполнении, которое будет способствовать достижению высоких темпов экономического роста, повышению благосостояния и качества жизни граждан, обеспечению национальной безопасности и правопорядка, достижению устойчивой конкурентоспособности российской экономики, в том числе лидирующих позиций в мире в области искусственного интеллекта.
С учетом заявленной цели регулирования выделяются следующие задачи, на решение которых должно быть направлено регулирование:

• Создание основ правового регулирования новых общественных отношений, формирующихся в связи с применением систем искусственного интеллекта и робототехники, имеющих преимущественно стимулирующий характер;
• Определение правовых барьеров, затрудняющих разработку и применение систем искусственного интеллекта и робототехники в различных отраслях экономики и социальной сферы;
• Формирование национальной системы стандартизации и оценки соответствия в области технологий искусственного интеллекта и робототехники.

При этом режим правового регулирования разработки, внедрения и применения технологий и систем искусственного интеллекта и робототехники должен обеспечивать необходимую степень защиты прав и свобод человека и гражданина, отвечать интересам общества и государства.


3. Принципы регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники

Достижение цели и задач регулирования отношений, складывающихся в связи с разработкой и применением систем искусственного интеллекта и робототехники, должно осуществляться с учетом следующих принципов:

• стимулирование развития технологий искусственного интеллекта и робототехники регуляторными средствами как основной вектор развития регулирования в обозначенный временной период ("стимулирование как основа регулирования");
• регуляторное воздействие, основанное на риск-ориентированном, междисциплинарном подходе и предусматривающее принятие ограничительных норм в случае, если применение технологий искусственного интеллекта и робототехники несет объективно высокий риск причинения вреда участникам общественных отношений, правам человека и интересам общества и государства;
• расширение применения инструментов сорегулирования и саморегулирования, формирование кодексов (сводов) этических правил разработки, внедрения и применения технологий искусственного интеллекта и робототехники;
• человеко-ориентированный подход, предусматривающий, что конечной целью развития технологий искусственного интеллекта и робототехники, направляемого посредством регуляторного воздействия, является обеспечение защиты гарантированных российским и международным законодательством прав и свобод человека и повышение благосостояния и качества жизни граждан;
• оценка воздействия технологий и систем искусственного интеллекта и робототехники на все сферы жизни человека, общества и государства, основанная на научно выверенных исследованиях с подключением широкого круга ученых;
• обеспечение баланса интересов разработчиков, потребителей и иных лиц в сфере искусственного интеллекта и робототехники, а также определение границ их ответственности за возможные негативные последствия использования технологий искусственного интеллекта и робототехники;
• технологический суверенитет, предусматривающий обеспечение необходимого уровня независимости Российской Федерации в области искусственного интеллекта и робототехники с учетом государственной политики в сфере развития информационных технологий и импортозамещения;
• поддержка конкуренции, предусматривающая обеспечение равных для всех, включая предприятия малого и среднего бизнеса, возможностей для применения экспериментальных правовых режимов и мер государственной поддержки, а также для доступа к необходимым в целях разработки систем искусственного интеллекта и робототехники данным из государственных и муниципальных информационных систем;
• оценка при разработке нормативных правовых актов и иных документов в сфере искусственного интеллекта и робототехники социально-экономических последствий и рисков в условиях постоянного развития технологий, учет как положительного, так и отрицательного международного опыта регулирования;
• обязательность обоснованной оценки рисков причинения при применении искусственного интеллекта и робототехники вреда жизни и здоровью человека, реализации угроз обороне страны и безопасности государства и принятие мер, направленных на минимизацию таких рисков и угроз.

Развитие технологий искусственного интеллекта и робототехники должно основываться на базовых этических нормах и предусматривать:

• приоритет благополучия и безопасности человека, защиты его основополагающих прав и свобод (цель обеспечения благополучия и безопасности человека должна преобладать над иными целями разработки и применения систем искусственного интеллекта и робототехники);
• запрет на причинение вреда человеку по инициативе систем искусственного интеллекта и робототехники (по общему правилу следует ограничивать разработку, оборот и применение систем искусственного интеллекта и робототехники, способных по своей инициативе целенаправленно причинять вред человеку);
• подконтрольность человеку (в той мере, в которой это возможно с учетом требуемой степени автономности систем искусственного интеллекта и робототехники и иных обстоятельств);
• проектируемое соответствие закону, в том числе требованиям безопасности (применение систем искусственного интеллекта не должно заведомо для разработчика приводить к нарушению правовых норм);
• недопущение противоправной манипуляции поведением человека.

4. Проблемы, общие подходы и направления регулирования отношений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники

Одним из основных препятствий для расширения применения систем с использованием искусственного интеллекта и робототехники является отсутствие достаточной степени доверия к ним со стороны общества. Повышение степени автономности таких систем, снижение контроля человека за процессом их применения, не полностью прозрачный процесс принятия решений создают общественный запрос на регуляторные ограничения применения систем искусственного интеллекта и робототехники.

В настоящее время в мире отсутствуют единые подходы к регулированию технологий искусственного интеллекта и робототехники, что связано с наличием ряда проблем, не имеющих однозначного решения. Среди таких концептуальных проблемных направлений регулирования можно выделить следующие:

• соблюдение баланса между требованиями по защите персональных данных и необходимостью их использования для обучения систем искусственного интеллекта;
• определение предмета и границ регулирования сферы использования систем искусственного интеллекта и робототехники;
• идентификация системы искусственного интеллекта при взаимодействии с человеком, включая его информирование о взаимодействии с такой системой;
• правовое "делегирование" решений системам искусственного интеллекта и робототехники;
• ответственность за причинение вреда с использованием систем искусственного интеллекта и робототехники;
• правовой режим результатов интеллектуальной деятельности, созданных с использованием систем искусственного интеллекта;
• использование для принятия решений системами искусственного интеллекта вероятностных оценок и невозможность в ряде случаев полного объяснения принятого ими решения (проблема алгоритмической прозрачности систем искусственного интеллекта).

Такие направления регулирования и указанные в пункте 49 Национальной стратегии основные направления создания комплексной системы регулирования общественных отношений, возникающих в связи с развитием и внедрением технологий искусственного интеллекта, должны стать основными ориентирами при создании комплексной системы регулирования общественных отношений, возникающих в связи с развитием и внедрением технологий искусственного интеллекта и робототехники.

С учетом экономической и социальной значимости применения технологий искусственного интеллекта и робототехники в различных сферах их разработка и эксплуатация не должны ограничиваться регуляторными мерами, за исключением случаев, связанных с высоким риском причинения вреда жизни и здоровью граждан. Также не допускается применение технологий искусственного интеллекта и робототехники, представляющих явную угрозу обороне страны и безопасности государства.

Для выработки конкретных регуляторных решений требуется использовать риск-ориентированный подход, основанный на оценке размера потенциального вреда указанным ценностям с учетом вероятности его наступления по сравнению с потенциальным положительным эффектом от внедрения технологий искусственного интеллекта и робототехники, необходимости принятия мер по минимизации соответствующих рисков.

Сам факт использования систем искусственного интеллекта и робототехники не должен являться основанием для установления регуляторных ограничений.

Следует поддерживать развитие регулирования, вырабатываемого и приводимого в исполнение силами участников рынка (саморегулирование), включая принятие и использование документов национальной системы стандартизации, кодексов (сводов) этических правил и иных документов саморегулируемых организаций, а также иных инструментов.

Учитывая принципиальную сложность регулируемой сферы правоотношений, для выработки режима регулирования технологий искусственного интеллекта и робототехники требуется активное вовлечение представителей компаний - разработчиков систем искусственного интеллекта и робототехники, научно-исследовательских организаций в процесс экспертной проработки соответствующих нормативных правовых актов.

В дальнейшем может также потребоваться уточнение отдельных норм законодательства в целях нормативного правового регулирования новых видов правоотношений.


II. Общеотраслевые задачи регулирования применения технологий искусственного интеллекта и робототехники

1. Создание механизмов упрощенного внедрения продуктов с использованием технологий искусственного интеллекта и робототехники

Требуется создать возможности для использования специального механизма тестирования (опытной эксплуатации) и последующего внедрения решений в сфере искусственного интеллекта и робототехники. Такой механизм, в свою очередь, должен позволять своевременно и эффективно внедрять разработки без не учитывающих их специфику избыточных административных процедур, без корректировки всего применимого законодательства и с обеспечением необходимого уровня безопасности и контролируемости со стороны государственных органов.

Перспективными инструментами создания такого механизма являются экспериментальные правовые режимы ("регуляторные песочницы"), а применительно к промышленности - также правовой режим полигона общего доступа. Их применение соответствует лучшим мировым практикам и отвечает интересам индустрии. В краткосрочной перспективе требуется принятие соответствующих нормативных правовых актов, обеспечивающих гибкий механизм быстрого создания таких режимов:

• в максимально широком круге отраслей;
• с возможностью участия в них заинтересованных лиц на недискриминационных условиях;
• с возможностью последующего включения в законодательство Российской Федерации по результатам регуляторного эксперимента норм, необходимых для применения соответствующих технологий.

Применение экспериментальных правовых режимов будет востребовано в том числе для таких продуктов и решений, как отдельные системы искусственного интеллекта в здравоохранении, медицинская робототехника, системы искусственного интеллекта и робототехники специального и двойного назначения, системы искусственного интеллекта и робототехники в сфере транспорта и логистики, системы искусственного интеллекта в государственном управлении, отдельные инструменты финансового стимулирования развития сфер искусственного интеллекта и робототехники, системы искусственного интеллекта и робототехники для строительства и топливно-энергетического комплекса.


2. Юридическая ответственность в случае применения систем искусственного интеллекта и робототехники

Наиболее значимыми вопросами применения систем искусственного интеллекта и робототехники в контексте гражданско-правовых отношений являются вопросы гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный системами искусственного интеллекта и робототехники. Реальный уровень развития технологий искусственного интеллекта и робототехники не предполагает кардинальных изменений в регулировании института юридической ответственности, однако требует постепенной доработки его отдельных элементов.

Требуется дальнейшая проработка механизмов гражданско-правовой, уголовной и административной ответственности в случае причинения вреда системами искусственного интеллекта и робототехники, имеющими высокую степень автономности, при принятии ими решений, в том числе с точки зрения определения лиц, которые будут нести ответственность за их действия, доработки при необходимости механизмов безвиновной гражданско-правовой ответственности, а также возможности использования способов, позволяющих возместить причиненный действиями систем искусственного интеллекта и робототехники вред (например, страхование ответственности, создание компенсационных фондов и др.).

Также при наличии реального риска нарушения прав и свобод человека может быть актуальной проработка вопроса об условиях идентификации системы искусственного интеллекта при прямом взаимодействии с человеком.

Общий вектор возможных изменений должен быть направлен на то, чтобы гарантировать эффективное и справедливое функционирование институтов юридической ответственности и распределение ответственности в случае такого причинения вреда.


3. Совершенствование режима оборота данных

Увеличение объема доступных данных и развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры для доступа к данным являются одними из основных факторов развития технологий искусственного интеллекта.

Законодательство Российской Федерации в области информации, информационных технологий и защиты информации направлено главным образом на обеспечение режимов конфиденциальности информации и защиты персональных данных.

С учетом задачи повышения доступности и качества данных требуется адаптация законодательства Российской Федерации в целях обеспечения:

• благоприятных правовых условий для безопасного и ответственного доступа разработчиков систем искусственного интеллекта и робототехники к данным и безопасного обмена различными типами данных, включая данные, собираемые государственными органами и медицинскими организациями;
• особых условий (режимов) для доступа к данным, включая персональные данные (при условии принятия мер для защиты интересов субъектов персональных данных, включая обезличивание), в целях проведения научных исследований, обучения искусственного интеллекта и разработки технологических решений на их основе, а также правовых условий для организации идентификации с использованием технологий искусственного интеллекта и робототехники (при условии соблюдения права человека на неприкосновенность частной жизни).

В связи с этим необходимо расширение практики раскрытия данных, содержащихся в информационных ресурсах органов и организаций государственного сектора, а также в информационных ресурсах, созданных в целях реализации полномочий органов и организаций государственного сектора (государственных данных). Целесообразно также заложить основы правового регулирования функционирования общедоступных платформ таких данных. Требуются нормативное расширение перечня и типов открытых указанных данных для целей их использования разработчиками в сфере искусственного интеллекта и закрепление соответствующих полномочий органов государственной власти.

В целях максимального использования потенциала "больших данных" требуется также изменение существующих подходов к регулированию обезличенных данных.

При условии принятия правовых, организационных и технических мер для защиты прав субъектов персональных данных для обработки обезличенных данных должен быть предусмотрен более свободный правовой режим. Определение правил применения и оборота данных, полученных в результате обезличивания сведений, составляющих профессиональную и коммерческую тайну, будет способствовать большей доступности данных и стимулировать их владельцев к взаимовыгодному обмену.

Кроме того, для существующих режимов профессиональной тайны (врачебная тайна, банковская тайна, тайна связи, адвокатская тайна и др.) необходимо проработать вопрос целесообразности и возможности определения условий, при которых субъекты профессиональной тайны вправе привлекать для обработки соответствующих сведений сторонние организации (в том числе для раскрытия потенциала облачных технологий и технологий с использованием искусственного интеллекта).

Целесообразно предусмотреть уточнение правил получения согласия на обработку персональных данных для случаев, когда такая обработка осуществляется при проведении научных исследований в сфере искусственного интеллекта (например, в сфере здравоохранения, экологии, социологии и др.) и его обучения, а также использовать системы искусственного интеллекта, обеспечивающие необходимый уровень защиты персональных данных. С учетом особой чувствительности сферы для обеспечения гарантий прав субъектов персональных данных такие изъятия должны предполагать повышенную защиту персональных данных.

4. Совершенствование режима экспорта систем искусственного интеллекта и робототехники
В целях развития российских разработок технологий искусственного интеллекта и робототехники необходимо сформировать благоприятный режим их экспорта. Меры, ограничивающие экспорт, должны применяться только в сферах, непосредственно затрагивающих интересы национальной безопасности.

Необходимо избегать формирования "двойного контура" регулирования, при котором российские разработчики будут вынуждены осуществлять инвестиции в разработку таких продуктов отдельно для российского рынка и международных рынков.

В частности, существующее регулирование содержит изъятия из списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль в части продуктов с применением искусственного интеллекта и робототехники. Такой перечень изъятий для гражданского назначения является не в полной мере актуальным. Целесообразно расширить этот перечень либо перейти к описанию конкретных технологических решений и продуктов искусственного интеллекта и робототехники, экспорт которых может привести к их использованию при создании вооружений и военной техники.


5. Развитие страховых институтов

В настоящее время существует неопределенность в порядке и самой возможности применения существующих страховых институтов к отношениям с участием систем искусственного интеллекта и робототехники. Отсутствие специальных положений на этот счет делает невозможным страхование систем искусственного интеллекта и робототехники (что негативно сказывается на возможности их внедрения) либо делает его необоснованно дорогим (что также препятствует развитию отрасли).

Эффективное функционирование страховых институтов в индустрии, напротив, оказывает положительное влияние на скорость внедрения роботов в гражданский оборот. Так, наличие заключенного договора страхования ответственности за причинение вреда может выступать (и в целом ряде зарубежных стран выступает) ключевым условием для выпуска некоторых видов систем искусственного интеллекта и робототехники в оборот.

В связи с этим следует определить случаи и условия обязательного страхования ответственности за вред, причиненный применением роботов или систем искусственного интеллекта и робототехники, в том числе как альтернативы иным инструментам регулирования.

Определение случаев и условий применения страхования возможно после формирования нормативно-правовой и нормативно-технической базы в сфере искусственного интеллекта и робототехники, что позволит определить условия осуществления страхования, включая вопросы сбора статистических данных для расчета страховых тарифов, а также форму страхования (обязательное или добровольное).


6. Разработка и уточнение терминов и определений в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники

Отсутствие однозначного понимания содержания терминов "искусственный интеллект", "робот", "умный робот", "робототехника", "интеллектуальный агент" приводит к терминологическим проблемам при формировании регулирования.

В то же время с учетом прикладного характера применения этих технологий в самых разных областях может требоваться формулирование разных определений в зависимости от отрасли применения технологий искусственного интеллекта и робототехники. По этой причине в рассматриваемый в Концепции временной период предлагается по возможности избегать внедрения в законодательство Российской Федерации единого для всех отраслей нормативного определения указанных терминов.

При этом крайне важно в этот период провести работу по построению и гармонизации онтологии предметной области силами экспертного сообщества и профильных технических комитетов при Федеральном агентстве по техническому регулированию и метрологии. Там, где это необходимо для целей определения предмета регулирования конкретных нормативных правовых актов, предлагается использовать определения, содержащиеся в документах по стандартизации, либо давать определения, актуальные конкретно для этой сферы регулирования.


7. Обеспечение безопасности, в том числе информационной

Обеспечение необходимого уровня безопасности систем искусственного интеллекта и робототехники является ключевым условием внедрения таких технологий.

Законодательство Российской Федерации, как правило, уже содержит общие требования к безопасности продуктов (в том числе товаров, работ и услуг), однако с учетом развития технологий искусственного интеллекта и робототехники эти требования в ряде случаев должны быть уточнены.

Так, для отдельных категорий роботов или систем искусственного интеллекта в зависимости от степени риска их использования могут быть установлены нормативными правовыми актами, стандартами и документами саморегулируемых и иных организаций специфические требования безопасности.

Развитие правового регулирования в сфере обеспечения информационной безопасности должно происходить с учетом целей, задач и содержания законодательства Российской Федерации об информационной безопасности, включая правовое регулирование развития критической информационной инфраструктуры и защиту персональных данных граждан Российской Федерации.

8. Разработка нормативных правовых актов в сфере искусственного интеллекта и робототехники на международном уровне

Международные организации и межгосударственные объединения различного характера ведут обсуждения инициатив в рассматриваемой сфере или уже реализуют их.

Необходимо обеспечить учет национальных интересов Российской Федерации, ее граждан и представителей отечественных компаний при формировании международного регулирования в этой сфере, а также интегрировать Российскую Федерацию в международный рынок искусственного интеллекта и робототехники с точки зрения универсальности правового регулирования и использования базовых международных принципов. Это предполагает активное вовлечение представителей Российской Федерации в разработку международных документов в сфере искусственного интеллекта и робототехники, прежде всего в Организации экономического сотрудничества и развития, Совете Европы, Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждениях.


9. Создание нормативных условий для применения систем искусственного интеллекта при принятии юридически значимых решений

Требуются выявление и анализ сфер, в которых допускается ограниченное применение систем искусственного интеллекта при принятии юридически значимых решений, составление перечня таких сфер, подготовка предложений о корректировке соответствующих нормативных правовых актов. При этом по меньшей мере в рассматриваемый в Концепции временной период законодательство Российской Федерации должно допускать только точечное "делегирование" определенных решений системам искусственного интеллекта, где это объективно целесообразно и не несет угрозы основополагающим правам и свободам человека, обороне страны и безопасности государства. Для реализации отдельных элементов "делегирования" может активно применяться инструмент экспериментальных правовых режимов ("регуляторные песочницы").


10. Предложение систем искусственного интеллекта и робототехники в качестве товара (работы, услуги), обеспечивающего удовлетворение личных и семейных нужд потребителей

Применение систем искусственного интеллекта и робототехники как более функциональных по сравнению с традиционными системами потенциально способно повысить качество жизни потребителей.

В то же время не всегда понятная и предсказуемая логика работы таких систем создает ряд рисков для потребителей, например при применении систем искусственного интеллекта и робототехники, предназначенных для автоматизации совершения сделок и иных юридических действий, а также при применении систем искусственного интеллекта и робототехники, взаимодействующих с физической средой (бытовые роботы, электроника, системы "умного дома" и др.).

Вместе с тем в рассматриваемый в Концепции период внесение в законодательство Российской Федерации каких-либо дополнительных ограничений на применение таких систем представляется нецелесообразным.

Также применение всех типов подобных систем ввиду повышения интенсивности обработки персональных данных сопряжено с дополнительными рисками нарушения тайны частной жизни граждан.

С учетом изложенного целесообразно:

• уточнить там, где это необходимо с учетом специфики товара (работы, услуги), подход к подтверждению и оценке соответствия продукции при внедрении в нее систем искусственного интеллекта и робототехники с учетом их особенностей (изменение поведения в процессе эксплуатации), включая оценку соответствия функциональным требованиям и требованиям безопасности;
• уточнить необходимость и возможные случаи введения в системы искусственного интеллекта и робототехники, которые потенциально могут причинить вред, функциональных особенностей, обеспечивающих, например, возможность потребителя прекратить деятельность системы искусственного интеллекта в критической ситуации ("красная кнопка") и (или) обеспечить фиксацию фактов, позволяющих установить обстоятельства причинения вреда ("черный ящик");
• стимулировать выработку и закрепление разработчиками и производителями соответствующих систем этических норм в области обработки информации (включая персональные данные), добросовестного информирования об основных функциональных особенностях систем искусственного интеллекта и робототехники, а также внедрение систем добровольной сертификации соответствия таким нормам;
• уточнить порядок реализации существующих прав потребителей с учетом особенностей товаров (работ, услуг), функциональность которых определяется и может изменяться программным обеспечением.


11. Совершенствование системы технического регулирования и оценки соответствия

В настоящее время в Российской Федерации действует целый ряд технических стандартов в сфере робототехники, однако нормативно-техническое регулирование в области искусственного интеллекта только начинает формироваться. Для обеспечения надежности, достоверности, безопасности и интероперабельности решений в области искусственного интеллекта необходимо создание современной системы нормативно-технического регулирования в этой сфере.

Для отдельных сфер применения систем искусственного интеллекта и робототехники могут быть адаптированы существующие, а в некоторых случаях введены новые процедуры добровольного подтверждения соответствия, учитывающие достигнутый и перспективный уровень техники, роль программного компонента в функциональности и безопасности таких систем, особенности современных подходов к разработке программного обеспечения, его обновлению и сопровождению на протяжении жизненного цикла.

Установление в исключительных случаях требований обязательного подтверждения соответствия должно способствовать развитию оборота продуктов на основе искусственного интеллекта и робототехники, выступая достаточным условием их введения в оборот и (или) альтернативой иных регуляторных ограничений, связанных с обеспечением безопасности отдельных видов продуктов на основе технологий искусственного интеллекта и робототехники. При этом не может допускаться установление требований обязательного подтверждения соответствия до разработки соответствующих стандартов или иных требований.

В тех случаях, когда это возможно, вместо требований обязательного подтверждения соответствия должны использоваться меры, ограничивающие в меньшей степени развитие отрасли.

Целесообразно обеспечить активное участие российских специалистов в разработке международных стандартов и иных документов, в том числе на международных ключевых площадках (Международная организация по стандартизации, Международная электротехническая комиссия, Международный союз электросвязи, Организация экономического сотрудничества и развития, Институт инженеров электротехники и электроники).


12. Совершенствование порядка охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности

Существующий правовой режим не обеспечивает правовую охрану результатов деятельности систем искусственного интеллекта, полученных без творческого вклада человека. Потенциальная "неохраноспособность" результатов деятельности, полученных с использованием систем искусственного интеллекта и робототехники, может дестимулировать разработку и внедрение таких систем.

Необходимо выработать подходы к наиболее спорным вопросам. В частности, необходимо определить:

• целесообразно ли расширить толкование понятия творческого вклада и (или) предоставить правовую охрану таким результатам как объектам интеллектуальной собственности в другом формате. Если целесообразно, кто должен быть субъектом, обладающим исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, в каком режиме и с какими возможными изъятиями должна быть предоставлена правовая охрана таким результатам интеллектуальной деятельности;
• при каких условиях допустимо использование при разработке и эксплуатации систем искусственного интеллекта и робототехники (в частности, при машинном обучении) результатов интеллектуальной деятельности третьих лиц. Другим аспектом проблемы является необходимость совершенствования порядка закрепления прав на результаты интеллектуальной деятельности, созданные с использованием технологий искусственного интеллекта и робототехники.


13. Иные общеотраслевые задачи регулирования применения технологий искусственного интеллекта и робототехники

Для привлечения иностранных специалистов высокого уровня в сфере искусственного интеллекта и робототехники необходимо предусматривать меры, облегчающие их въезд в Российскую Федерацию и работу на ее территории.

Целесообразно включение программ повышения цифровой грамотности в общеобразовательные программы (в целях повышения доверия к технологиям искусственного интеллекта и робототехники со стороны общества).

При выработке государственной политики в сфере занятости необходимо учитывать влияние, которое может оказать расширение применения систем искусственного интеллекта и робототехники на рынок труда и на востребованность отдельных профессий.

Для внедрения образовательных программ в сфере искусственного интеллекта и робототехники необходимо проработать вопрос уточнения правил лицензирования образовательной деятельности по образовательным программам с использованием дистанционных образовательных технологий, создания новых (экспериментальных) образовательных программ.


III. Отраслевые направления совершенствования регулирования применения технологий искусственного интеллекта и робототехники

1. Законодательство Российской Федерации в сфере охраны здоровья граждан

На основе технологий искусственного интеллекта разрабатываются системы диагностики и поддержки принятия врачебных решений, которые позволяют использовать массивы аналитической информации, недоступные или ограниченно доступные медицинским работникам при обычном взаимодействии с пациентом. В свою очередь, использование оцифрованных массивов медицинских данных разработчиками для обучения систем искусственного интеллекта и робототехники способно значительно повысить эффективность и безопасность таких систем.

Медицинская робототехника является одним из самых быстро растущих сегментов робототехники и обеспечивает оказание более качественных услуг пациентам.

Ключевыми барьерами существующего регулирования, препятствующими широкому использованию технологий искусственного интеллекта и робототехники в медицине и требующими правового решения, в том числе посредством широкого применения экспериментальных правовых режимов, являются:

• проблема распределения ответственности за вред здоровью пациента, наступивший в результате применения технологий искусственного интеллекта и робототехники в процессе оказания медицинской помощи, вследствие отсутствия законодательно установленного перечня случаев, при которых допускается полное или частичное принятие решений с применением систем искусственного интеллекта и робототехники;
• неопределенность в вопросах отнесения систем искусственного интеллекта и робототехники (включая приложения, чат-боты и др.) к медицинским изделиям, подлежащим государственной регистрации;
• отсутствие специального порядка регистрации систем искусственного интеллекта и робототехники и медицинских роботов, учитывающего их специфику, а также долгие сроки прохождения соответствующих процедур, которые не позволяют быстро выводить на рынок новые решения, оперативно вносить изменения в системы искусственного интеллекта и робототехники и пользовательскую документацию в связи с необходимостью регулярных обновлений программного обеспечения;
• низкая доступность медицинских данных в целом и качественных размеченных данных в особенности для использования разработчиками систем искусственного интеллекта и робототехники в связи с отсутствием достаточных правовых оснований для предоставления права использования обезличенных медицинских данных третьим лицам, регламентов передачи медицинских данных от медицинских организаций компаниям - разработчикам систем искусственного интеллекта и робототехники.


2. Нормативно-правовое регулирование использования технологий искусственного интеллекта и робототехники в государственном (муниципальном) управлении

Использование технологий искусственного интеллекта и робототехники в государственном (муниципальном) управлении потенциально позволит сократить количество рутинных операций у государственных (муниципальных) служащих, минимизировать издержки и повысить скорость принятия решений.

Внедрение технологий искусственного интеллекта и робототехники в рассматриваемой сфере целесообразно осуществлять поэтапно, начиная со сфер применения, которые не предполагают принятия критически значимых решений.
Ключевые проблемы существующего регулирования использования систем искусственного интеллекта и робототехники в государственном (муниципальном) управлении заключаются в отсутствии однозначного понимания нормативных условий для использования систем искусственного интеллекта и робототехники при принятии каких-либо юридически значимых решений, в том числе в части:

• рассмотрения обращений граждан;
• предоставления государственных (муниципальных) услуг;
• осуществления действий разрешительного характера;
• осуществления контрольно-надзорных мероприятий.

Для решения этих проблем требуется:

• повышение качества данных в государственных и муниципальных информационных системах, в том числе за счет создания национальной и региональных систем управления данными;
• создание нормативных возможностей применения систем искусственного интеллекта и робототехники для принятия определенных решений в сфере государственного управления;
• создание механизма пересмотра решений, принятых с помощью систем искусственного интеллекта;
• утверждение прозрачных правил оценки соответствия систем искусственного интеллекта и робототехники требованиям безопасности, выработка механизма оценки эффекта от их применения с точки зрения защиты основополагающих прав человека и гражданина (защита от дискриминации и избирательного правоприменения, сокращение рисков разглашения конфиденциальной информации и др.).

3. Законодательство Российской Федерации в сфере транспорта

Технологии искусственного интеллекта и робототехники активно применяются для создания и эксплуатации высоко- и полностью автоматизированного транспорта (автомобильного, рельсового, воздушного, водного). Применение технологий автоматического управления позволяет сделать транспорт более безопасным, экономичным, быстрым и комфортным.

Несмотря на развитие технологий автоматического управления во всех видах транспорта, отраслевое транспортное законодательство Российской Федерации, как правило, не допускает либо серьезно ограничивает возможности эксплуатации транспортных средств с применением автоматических систем без участия человека.

Для эффективного развития различных видов транспорта с применением систем искусственного интеллекта и робототехники требуется реализация ряда нормативных мероприятий.

В сфере автомобильного транспорта ключевая сложность в развитии "беспилотных" автомобилей связана со сложной процедурой допуска высокоавтоматизированных транспортных средств на дороги общего пользования и отсутствием регламентированного порядка допуска высокоавтоматизированных транспортных средств 4 и 5 уровня автоматизации по стандартам Международной ассоциации автомобильных инженеров (SAE).

Также требуется уточнить порядок опытной эксплуатации высокоавтоматизированных транспортных средств, в том числе скорректировать минимальные характеристики безопасности испытательных образцов высокоавтоматизированных транспортных средств для опытной эксплуатации на дорогах общего пользования, отменить избыточные сертификационные испытания, регламентировать порядок допуска испытательных образцов высокоавтоматизированных транспортных средств без участия водителя с удаленным доступом оператора к высокоавтоматизированным транспортным средствам или с водителем на пассажирском месте (не принимающим активного участия в управлении транспортным средством).

Требуется определить порядок регламентации коммерческой эксплуатации высокоавтоматизированных транспортных средств и порядок определения ответственности в случае нанесения вреда со стороны высокоавтоматизированных транспортных средств.

В сфере воздушного транспорта целесообразно совершенствование регулирования использования беспилотных воздушных судов, в том числе уточнение порядка регистрации, учета и использования беспилотных воздушных судов, упрощение порядка получения и использования данных с помощью беспилотных воздушных судов, в том числе при проведении картографической съемки. При этом необходима разработка схем воздушного движения, ориентированных на массовое использование беспилотных воздушных судов в качестве транспортных средств.

В сфере железнодорожного транспорта требуется создание нормативных возможностей функционирования систем автоматического или дистанционного управления тяговым подвижным составом, установление требований к автоматическому управлению маневровым локомотивом без машиниста, установление правил управления тормозами железнодорожного подвижного состава в автоматическом и дистанционном режимах.

В сфере водного транспорта требуется совершенствование законодательства для развития безэкипажного судовождения, порядка выпуска в обращение и эксплуатации морской и речной техники с высокой степенью автоматизации управления.

Отдельно следует проработать вопрос о снятии ограничений при использовании самоходной техники специального назначения (сельскохозяйственная техника, производственный транспорт, коммунальные машины). В частности, в настоящее время отсутствует нормативная база, прямо регламентирующая движение автономного транспорта на закрытых территориях производственных предприятий.

Необходимо создать правовые нормы, позволяющие перейти от использования высокоавтоматизированного транспорта исключительно в режиме эксперимента к возможности его использования на постоянной основе.


4. Законодательство Российской Федерации о градостроительной деятельности

Формирование сведений о здании, установленном оборудовании, эксплуатационных режимах, рисках и ответственности эксплуатирующей организации за нештатные ситуации, а также оценка безопасности строительства и эксплуатации зданий и объектов инфраструктуры могут осуществляться с применением технологий искусственного интеллекта и робототехники. Также технологии искусственного интеллекта и робототехники могут применяться для построения эффективных систем внутренней логистики зданий, в том числе с применением беспилотных и сервисных роботов.

Законодательство Российской Федерации о градостроительной деятельности не в полной мере обеспечивает благоприятные условия для формирования и сбора данных, достаточных для предиктивной аналитики условий эксплуатации зданий и сооружений, а также повторного использования указанных данных при разработке проектов новых объектов, что требует уточнения.
Контрольно-надзорная деятельность по обеспечению безопасности эксплуатации зданий также построена на традиционных методах контроля.
Целесообразно предусмотреть в законодательстве Российской Федерации возможность осуществления дистанционного государственного контроля (надзора) (в случае заинтересованности хозяйствующих субъектов в осуществлении государственного контроля (надзора) в такой форме).


5. Использование систем искусственного интеллекта и робототехники для реализации концепции "умного города"

В этих целях необходимо определить и снять регуляторные барьеры, в том числе препятствующие:

• автоматизации жилищно-коммунального хозяйства и коммунальных услуг (учет показаний счетчиков и осуществление "гибкой" подачи ресурсов в зависимости от переменных показателей, автоматическое определение уровня шума, загрязнения и его анализ, контроль работы оборудования и др.);
• внедрению "умного" городского транспорта (в части развития "беспилотного" транспорта и развития сопровождающей его инфраструктуры - систем фото- и видеофиксации правонарушений, систем автоматического администрирования городского парковочного пространства, систем автоматического управления транспортными потоками в зависимости от загруженности проезжей части, систем автоматического контроля за состоянием дорожного полотна и дорожно-транспортной инфраструктуры, систем составления маршрутов общественного транспорта на основе анализа больших данных и др.);
• созданию цифровых платформ и сервисов для вовлечения горожан в управление городскими процессами (введение голосования по конкретным вопросам, анализ с помощью систем искусственного интеллекта текстуальных обращений для выявления общего отношения к проблеме или самих проблем, анализ выраженного общественного мнения);
• внедрению интеллектуальных систем общественной безопасности (систем видеонаблюдения с функциями биометрической идентификации и др.);
• генеральному планированию и планированию развития территорий на основе искусственного интеллекта и обрабатываемых им больших данных.

При этом особое внимание должно быть уделено пересмотру подхода к обязательному участию человека в принятии решений в обозначенных сферах (от необходимости участия человека в совершении конкретного действия к оперативному и стратегическому целеполаганию и контролю со стороны человека).


6. Законодательство Российской Федерации в финансовой сфере

В финансовом секторе технологии искусственного интеллекта имеют широкие возможности для применения. Это использование технологий искусственного интеллекта для осуществления алгоритмической торговли ("торговые роботы"), применение технологий искусственного интеллекта кредитными организациями для клиентского обслуживания и для осуществления деятельности, напрямую не связанной с обслуживанием клиентов, обработка различного рода финансовых данных, в том числе большого массива данных о банковских операциях, анализа рынков и рыночной информации, финансовой отчетности. Каждая сфера применения технологий искусственного интеллекта в финансовом секторе предполагает специфическое регулирование в зависимости от конкретных условий их внедрения.

Соблюдение баланса между внедрением новых технологий и соблюдением прав граждан и интересов государства на крайне чувствительных к регуляторному воздействию финансовых рынках должно предполагать использование самых гибких инструментов.
Ключевым из них является создание экспериментальных правовых условий применения отдельных новых инструментов (экспериментальные правовые режимы). Широкое использование этих механизмов для апробации новых финансовых сервисов и технологий в сфере искусственного интеллекта (там, где объективно требуется воздействие регулятора) должно выступать в качестве целевого состояния регулирования в финансовой сфере.

Возможное установление дополнительных ограничительных условий (например, условий осуществления обработки данных в финансовом секторе, отличных от общего регулирования, особых условий распределения ответственности игроков финансового рынка при применении систем искусственного интеллекта, определения требований к использованию экспертных систем искусственного интеллекта для принятия отдельных решений) предлагается реализовывать только после комплексной оценки их регулирующего воздействия, в том числе за счет тестирования условий применения технологий искусственного интеллекта в финансовом секторе в режиме экспериментального правового режима ("регуляторной песочницы"). Там, где это возможно, следует стремиться использовать инструменты саморегулирования и сорегулирования, прежде всего стандарты саморегулируемых организаций.


7. Законодательство Российской Федерации в области космической деятельности

В космической деятельности технологии робототехники изначально очень активно применяются, благодаря чему в отрасли существуют технологии, имеющие высокий коммерческий потенциал в гражданском обороте. Однако регулирование порядка использования компонентов робототехники в гражданских целях затрудняет их развитие в этом направлении.

С учетом высокой перспективности сферы космической деятельности для развития технологий искусственного интеллекта и робототехники важно уточнить регуляторные механизмы в указанной сфере.

Для этого необходимы совершенствование законодательства Российской Федерации для целей использования разработок космической промышленности в гражданском назначении, проработка регуляторных механизмов развития частной космонавтики и совершенствования институтов государственно-частного партнерства, анализ вариантов упрощения порядка использования технологий искусственного интеллекта и робототехники в космонавтике.


8. Законодательство Российской Федерации в сфере промышленности

В промышленности технологии искусственного интеллекта и робототехники помогают значительно повысить эффективность предприятий в машиностроении, металлургии, горной добыче, нефтегазовом секторе, химической промышленности и других отраслях.

Опытная эксплуатация систем искусственного интеллекта и робототехники на предприятиях топливно-энергетического комплекса требует создания специальных полигонов общего доступа.

Необходимо оценить и при необходимости устранить возможные необоснованные регуляторные ограничения, препятствующие эффективному применению таких полигонов.

Реализации потенциала искусственного интеллекта и робототехники препятствует ряд барьеров, многие из которых являются смежными (например, проблема использования наземной и воздушной беспилотной техники).
Кроме того, требует проработки вопрос о снятии барьеров, связанных с ограничением сбора и обработки информации о промышленном оборудовании для системной обработки и создания систем искусственного интеллекта.

Схожие барьеры связаны с использованием данных в промышленности. Существуют вопросы безопасной передачи промышленных данных, возникновения прав на них, публикации отдельных видов промышленных данных и др.


9. Иные отраслевые направления совершенствования применения технологий искусственного интеллекта и робототехники

Технологии искусственного интеллекта и робототехники повсеместно внедряются в различных отраслях экономики. Это приводит к возникновению большого числа неочевидных локальных регуляторных проблем, актуальных для конкретной сферы либо конкретной разновидности систем искусственного интеллекта и робототехники.

Ключевыми задачами развития законодательства Российской Федерации в различных сферах являются следующие:

• создание механизма оперативного выявления локальных отраслевых регуляторных барьеров;
• разработка механизма координации полномочий органов государственной власти в случае "пересечения" их полномочий. Одним из перспективных решений этой проблемы может стать выделение в государственном управлении самостоятельной функции по выработке и реализации государственной политики в сфере технологий искусственного интеллекта и робототехники;
• создание механизма быстрого снятия возникающих отраслевых барьеров, например за счет внедрения режима экспериментального регулирования, локальной "регуляторной гильотины".


IV. Регуляторные меры для финансового стимулирования развития отрасли

В настоящее время в Российской Федерации уже предусмотрен ряд мер поддержки компаний, специализирующихся на разработке технологий искусственного интеллекта и робототехники. Вместе с тем такие меры поддержки фрагментарны и сложны в администрировании, информация о возможности и порядке их применения не всегда доводится до заинтересованных лиц системным образом. Необходимо оценить целесообразность и по итогам такой оценки проработать дополнительные меры поддержки по трем направлениям: стимулирование предложения, стимулирование спроса, развитие государственно-частного партнерства.

Применительно к поддержке развития государственно-частных партнерств следует проанализировать и реализовать дополнительные исследования относительно потенциала и эффекта использования такой меры, а также усовершенствовать законодательство в целях расширения возможностей для создания профильных государственно-частных партнерств, в том числе в отдельных сферах применения этих технологий (включая медицину, космонавтику, транспорт и др.), например в направлении технологических консорциумов.


V. Механизмы реализации Концепции

Реализация Концепции осуществляется следующими способами:

• в качестве целевого ориентира при подготовке нормативных правовых актов и документов стратегического планирования в различных сферах (концепций, стратегий, "дорожных карт" и др.);
• при изменении и планировании новых мероприятий федеральных проектов "Нормативное регулирование цифровой среды", "Цифровые технологии" и иных федеральных проектов национальной программы "Цифровая экономика Российской Федерации" и (или) посредством формирования плана принятия нормативных правовых актов, определяющего перечень первоочередных изменений в законодательство Российской Федерации для целей развития искусственного интеллекта и робототехники на основе принципов, подходов и предложений, предусмотренных Концепцией.

В предметной работе по реализации Концепции должны совместно участвовать представители органов государственной власти, отрасли, бизнес-ассоциаций, соответствующих институтов развития, общественных, научных и образовательных организаций.

При этом для выработки положений нормативных правовых актов, сбалансированных с точки зрения интересов экономики, общества и государства, в целях аналитической поддержки на всех этапах реализации Концепции следует запланировать проведение междисциплинарных и межотраслевых научных исследований, включая исследование международного опыта.

Следствием реализации Концепции должны стать разработка и принятие к 2024 году нормативных правовых актов в сфере искусственного интеллекта и робототехники, создающих комфортную регуляторную среду для развития технологий искусственного интеллекта и робототехники, в том числе по следующим направлениям:

• расширение регуляторных мер для финансового стимулирования развития технологий искусственного интеллекта и робототехники;
• создание механизмов упрощенного внедрения технологий искусственного интеллекта и робототехники;
• решение общеотраслевых задач развития законодательства Российской Федерации, включая обеспечение безопасности систем искусственного интеллекта и робототехники;
• снятие отраслевых барьеров для внедрения технологий искусственного интеллекта и робототехники;
• совершенствование режима оборота данных для целей развития искусственного интеллекта и робототехники;
• совершенствование системы технического регулирования в сферах искусственного интеллекта и робототехники;
• участие в разработке актов в сфере искусственного интеллекта и робототехники на международном уровне.

Уточнение способов реализации Концепции должно осуществляться с учетом результатов мониторинга ее реализации и динамики развития технологий искусственного интеллекта и робототехники в Российской Федерации и в мире.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1327
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Вт 10 ноя, 2020 00:08 »

ПОЯСНЕНИЕ 4

Многие гипотезы, положения, сценарии и выводы настоящей статьи, несмотря на их «фантастичность, метафизичность, конспирологичность», находят подтверждение у сегодняшней официальной российской науки (Российская Академия Наук и академики (действительные члены) РАН, выполняющие государственные заказные исследования и НИР), «связанной» многими «рамками и условностями» и управляемой, как и вся публичная мировая наука в странах мира, из единого Мирового Центра последние не менее 400 лет.
Приводимая ниже фундаментальная статья, обобщающая научные исследования более 500 научных сотрудников нескольких ведущих институтов РАН в области «глобальных цифровых трансформаций» в странах мира 21 века, является «непростой» для восприятия связистами. Поэтому рекомендуется не спеша, вдумчиво прочитать статью несколько раз. Наградой будет «открытие видения» полноразмерной картины цифровых трансформаций мира 21 века, включая форсированное внедрение глобальных беспроводных сетей, управляемых ИИ из единого мирового центра в интересах Мирового Правительства.

https://istina.msu.ru/publications/article/304331497/
DOI: 10.26794/2220-6469-2018-12-3-6-23 УДК 330.47(045) JEL M15

А. И. Агеев
Управление цифровым будущим
2018 год

Международный научно-исследовательский институт проблем управления,
Институт экономических стратегий РАН, МГИМО(У),
Москва, Россия https://orcid.org/ 0000-0002-2826-2702


Аннотация

В статье автор рассматривает проблемы ускорения экономического роста в условиях ужесточения внешней среды. Цифровая трансформация задает вектор структурных изменений в российской и мировой экономике. В настоящее время обозначились наиболее и наименее вероятные элементы цифровой трансформации на уровне реального сектора.
На фоне идущего распространения ряда важных элементов цифровой экономики выявляются вполне определенные угрозы кибербезопасности и происходит деградация естественного интеллекта.

Ожидается, что структура занятости претерпит серьезные изменения. Технологические трансформации провоцируют фундаментальные сдвиги в социуме — его облик в будущем не может представляться только в свете технооптимизма. Сценарии, реанимирующие весьма мрачные футуристические пророчества в прошлом, могут стать современной реальностью.
Разворачивающаяся цифровизация предполагает решения фундаментальных вопросов управления развитием.
Успешная коэволюция социальной, технической и природной систем требует выхода за пределы укоренившихся экономической парадигмы.


Введение

Дискуссия о цифровизации довольно быстро привела к принятию в 2017 г. программы цифрового развития. Она охватила небольшой круг задач цифровизации, часть которых определена рядом других нормативных документов, формально не относящихся к цифровизации. Однако актуальность осмысления сути цифровых вызовов отнюдь не ослабла после принятия этих решений.

Среди вопросов, требующих более глубокого изучения, во первых, инвестиционный аспект цифровизации в контексте необходимости ускорения темпов роста, во вторых, оценка реальной готовности российской экономики к цифровым преобразованиям, в третьих, спектр социальных последствий цифровых перемен, в четвертых, фундаментальные перспективы эволюции и характера управления.


Ускорение и качество роста или «цена вопроса»

Ситуации ухудшения положения России в мировой системе традиционно осмысливаются в свете необходимости ускорения экономического роста — иначе «нас сомнут». При всей критике композитного показателя ВВП, он в абсолютном и подушевом разрезе, приведенный к общей единице измерения, остается базовым индикатором уровня развития стран, регионов и интеграционных объединений.

Ускорение темпов роста неизбежно вызывает вопрос о готовности общества пойти на определенные жертвы в текущем потреблении в пользу инвестиций и в интересах (прежде всего — безопасности) будущих поколений. Наиболее выразительно это было в 1910-е, в конце 1920-х и начале 1930-х, в 1980-е гг., не говоря об особых периодах мировых войн и обострений холодных войн.

Строго говоря, интервалы, когда страна «вкушала» плоды повышения доли потребления, были коротки и умещались в периоды разрядки напряженности между войнами, подготовки к ним и послевоенных восстановлений.

К кому была обращена ставшая ныне популярной столыпинская мольба: «Дайте государству 20 лет покоя»? Кого просил о невозможном премьер-министр Российской империи? Не только же в Думе и во фрондирующих фракциях было дело.
Именно за этот выбор: между повышением нормы и увеличением скорости накопления — с одной стороны, и сохранением уровня потребления и умеренными темпами роста — с другой, и разворачивалась идейная и политическая дискуссия второй половины 1920-х гг.

Н.Д. Кондратьев, оказавшийся в лубянской камере во многом за свое более плавное по темпам и гармоничное по источникам обоснование решения этого вопроса, подчеркивал в своих показаниях глубинную суть вопроса: «…процесс индустриализации Союза…, в особенности при наличии обширного строительства и в других отраслях народного хозяйства, за последние годы опирается на огромные капитальные вложения. Эти вложения, производящиеся без помощи иностранного капитала, являются результатом исторически невиданной по высоте нормы накопления. Я знаю, что такая высокая норма накопления требует значительных жертв со стороны трудящихся масс данного поколения»*.

По сути, тот же вызов стоял перед Россией и в условиях структурного кризиса, развернувшегося в 1980-е гг. и далее. Процесс выхода из него, как обосновал А.Г. Аганбегян, занял три периода: «трансформационный кризис 1990–1998 гг. (падение экономики и социальный сферы вдвое), восстановительный подъем 1999–2008 гг. (рост увеличился вдвое), потерянное десятилетие 2009–2017 гг.— стагнация (отсутствие роста)» [1].

ВВП в первый период упал на 44% (промышленность — на 52%, сельское хозяйство — на 46%, инвестиции в основной капитал — на 79%). Золотовалютные резервы сократились в 10 раз. И это все не считая обострившейся депопуляции и развала СССР, вызвавшего разрыв десятилетиями формировавшихся кооперационных связей.

В потерянное десятилетие (2009–2017 гг.) ВВП вырос всего на 4%, инвестиции — на 2%. Доля инвестиций в основной капитал составила всего 17%, тогда как в развитых странах — 20%, а в раз- вивающихся — 30–35% [1].
При этом в структуре потребления прибыль и другие предпринимательские доходы превзошли доходы в форме зарплаты и других трудовых выплат.

Иными словами, за 30 лет страна проделала «петлю гистерезиса», одновременно сократив и перераспределив свой экономический потенциал в пользу зарубежной экономической системы, внутренних и иностранных предпринимателей, которые в массе своей не были ориентированы на инвестиции преимущественно в модернизацию российской экономики.
Отток капитала за этот период составил, по разным оценкам, от 2 до 5 трлн долл., он сопровождался переводом титулов собственности в зарубежные юрисдикции, включая офшоры. В результате к моменту, когда началось новое ужесточение международной обстановки, потребовавшее форсированных инвестиций в перевооружение армии (и не только демонстративной, но и реальной проекции военной силы на внешний периметр), российской экономике также понадобилось наращивание инвестиций, которые вынуждали нынешнее поколение к относительному «затягиванию поясов». Де факто, это выразилось в реальном снижении потребления населения в последний период.

Минимум стратегических задач, которые предстоит решать в обозримой перспективе, включает: технологическое обновление производства с доведением экономики знаний до трети в структуре ВВП; создание современной транспортно-логистической инфраструктуры; удвоение объемов жилищного и социально-бытового строительства.

При этом попутно требуется обеспечить повышение качества жизни и существенное сокращение децильной разницы в доходах богатой и бедной групп населения [1]. Все это требует, как отмечает А.Г. Аганбегян, темпов роста «вначале в пределах 4% в среднесрочной перспективе (до 2025 г.), а в долгосрочной перспективе — до 5–6% в год.

Для этого нужно на первом этапе поднять долю инвестиций в основной капитал ВВП до 25%… А на втором этапе — долю инвестиций в основной капитал нужно поднять до 30–35%…».
Эти темпы и пропорции позволят обойти уже в 2025 г. Германию и в 2030 г. Японию по объему ВВП (по ППС) и выйти на 4-е место в мире после Китая, США и Индии. По душевому ВВП при таких условиях Россия выйдет к 2030 г. на 15–20-е место в мире [1].

Однако достижение таких темпов — несомненный и серьезный вызов: прирост ВВП России в 2017 г. был всего лишь 1,5% и сохранял стагнационный и низкоинвестиционный тренд всего десятилетия.

Между тем, по прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), глобальный рост в 2018 г. составит около 4% (http://www.imf.org/ru/ Publications/WEO/Issues/2018/01/11/world-economicoutlook-update-january 2018). Следовательно, только для того, чтобы удерживаться в среднем диапазоне мирового уровня, необходимо ускорить рост более чем в 2,5 раза.
Минэкономразвития (МЭР) в 2018 г. обещает рост ВВП России около 2%, но Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН (ИНП РАН) ожидает не более 1,2% и немногим более 2% в год в 2019–2020 гг. (http://www.ng.ru/ economics/2018–02–19/2_7175_vvp.html).

Таким образом, ни по темпам, ни по объему инвестиций Россия пока не выходит на желаемую траекторию развития. При этом Правительство РФ признает, что ресурс восстановительного роста после очередного кризиса исчерпан и требуются нестандартные решения. Однако традиционная (аналоговая) экономика, где основные фонды, по данным Росстата, изношены почти наполовину, вряд ли способна резко ускориться, даже если найдутся дополнительные инвестиции, повысится конкуренция и производительность труда, получит прямую государственную поддержку малый и средний бизнес, улучшится деловой климат и т.д. (http://www.gks.ru/wps/wcm/ connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/ fund/#).
Более высокий шанс совершить прорывной скачок в развитии есть у российской цифровой экономики. Ее экосистема опирается на новый и быстроразвивающийся технологический базис — всемирную сеть Интернет, облачные вычисления, блокчейны, трехмерную печать, роботизацию, электронную коммерцию, интернет-банкинг, электронные платежи и документооборот, интернет-рекламу, Интернет вещей, умные дома и города, телемедицину и т.д.

В некоторых из них у России неплохие стартовые позиции — Россия даже числится в группе лидеров мировой цифровизации, правда, в нижней части этой группы. В 2016 г. в мировом рейтинге программистов Россия заняла 2-е место после Китая (http://blog.hackerrank.com/which-countr ... -olympics/). Однако страна в целом занимает менее выдающиеся позиции в международных сравнениях по специализированным критериям.

Так, в прошлогоднем рейтинге развития информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), который подсчитывается Международным союзом электросвязи, Россия опустилась с 43-го на 45-е место (https://www. itu.int/net4/ITU-D/idi/2017/).
Этот рейтинг опирается на три фактора: 1) доступ населения к ИКТ (в России 74,31% домохозяйств имеют компьютеры, а 74,82% — доступ в Интернет); 2) использование ИКТ на территории страны: 76,41% российских граждан пользуются Интернетом, причем на 100 человек приходится 19,74 проводных и 75,03 беспроводных широкополосных абонентских подключения; 3) навыки использования ИКТ населением: индекс получения среднего и высшего образования в России сравнительно высок.

В ежегодном рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ) Россия из 137 позиции поднялась с 43-го места в 2016 г. на 38-е — в 2017 г., опередив, например, Польшу, Индию, Португалию и Италию, но пропустив вперед такие страны, как Малайзия, Катар, Таиланд, Азербайджан, Индонезия и Мальта.

Среди стран БРИКС самое высокое (27-е) место занимает Китай. Первые пять мест занимают Швейцария, США, Сингапур, Нидерланды и Германия (http://reports.weforum.org/global-competitivenessindex 2017–2018/).

При этом Россия заметно улучшила свои позиции в данном рейтинге, поднявшись с 2012 г. на 29 строк. Этому способствовала, по оценке экспертов ВЭФ, именно ускоренная цифровизация экономики, в частности рост проникновения Интернета и услуг мобильной связи, увеличение числа людей с высшим образованием, повышение инновационного потенциала и конкурентоспособности компаний, а также улучшение институциональных факторов (таких как восприятие коррупции и эффективность корпоративного управления).

Ключевыми проблемами для развития бизнеса в России, согласно докладу ВЭФ, остаются коррупция и доступность финансирования. По уровню развития технологий Россия в этом рейтинге заняла 57-е место, что требует сделать выводы. Речь, очевидно, идет об анализе методологии оценок, принятой в рамках ВЭФ, которая берет в расчет частный ракурс проблематики и существенно опирается на экспертные суждения, явно не безупречные. Соответственно, искажения по частным показателям ведут к искажению и итогового рейтинга России и, по всей видимости, ряда других стран.

Методология сравнительного анализа интегральной мощи 100 стран мира, например, дает иные результаты реального статуса современных государств [2]. Тем не менее рейтинг конкурентоспособности ВЭФ дает наиболее качественное представление об уровнях развития стран, ценных для формирования картины мира. Однако следует иметь в виду, что сложные феномены не могут быть адекватно описаны лишь в категориях одной методологии. Есть и другие рейтинги, выстраиваемые по иным критериям вычисления итоговых оценок, не говоря уже о множестве примитивных ранжировок.

Иными словами, никакой рейтинг не стоит принимать за истину в последней инстанции, помня известный принцип И. Пригожина о необходимости иметь не менее пяти описаний явления для относительно истинного суждения о нем.


Дополним картину внешних оценок российской экономики и процесса цифровизации.

В Глобальном индексе инноваций, опубликованном летом прошлого года Корнелльским университетом, Европейским институтом управления бизнесом и Всемирной организацией интеллектуальной собственности при ООН, оцениваются уровень инвестиций в исследования и научно-технические разработки, а также масштаб внедрения инновационных идей в производство.

Анализируются и расходы стран на образование и развитие инфраструктуры (http://www. wipo.int/edocs/pubdocs/en/wipo_pub_gii_2017.pdf). Россия в этом рейтинге занимает 45-е место, хотя годом ранее стояла на два места выше. Авторы исследования объясняют это ухудшением позиций отечественных университетов в международных рейтингах, сокращением количества цитируемых трудов и числа поданных патентных заявок.

Более обнадеживающие для России результаты показал рейтинг развития цифровой экономики (Digital Evolution Index 2017), подготовленный Школой права и дипломатии имени Флетчера университета Тафтса (США) при поддержке транснациональной финансовой корпорации Mastercard. Россия занимает в нем 39-е место, а по темпам развития — 5-е (https://sites.tufts.edu/digitalplanet/ files/2017/05/Digital_Planet_2017_FINAL.pdf).

В рамках этого исследования каждая из 60 стран оценивалась по 170 параметрам, которые определяют темпы цифровизации: уровень предложения и спрос потребителей на цифровые технологии, состояние институциональной среды и инновационного климата.

В результате страны разделены на четыре группы — «лидеры», «перспективные», «с замедляющимся темпом роста» и «проблемные». Лидерами этого рейтинга цифрового развития стали такие страны, как Сингапур, Великобритания, Новая Зеландия, ОАЭ, Эстония, Гонконг, Япония и Израиль. К проблемным отнесены ЮАР, Перу, Египет, Греция и Пакистан. Россия признана одной из перспективных стран, которые, «несмотря на относительно низкий общий уровень цифровизации, находятся на пике цифрового развития и демонстрируют устойчивые темпы роста, что привлекает инвесторов.

Кроме того, они обладают потенциалом, который может позволить им занять лидирующие позиции». Помимо России, в эту группу вошли Китай, Кения, Индия, Малайзия, Филиппины, Индонезия, Бразилия, Колумбия, Чили и Мексика.

По оценкам международных экспертов, Россия занимает передовые позиции в ряде сегментов цифровой экономики, в частности в области обработки больших данных (big data), визуализации, автоматизации рекламы, маркетинговых технологий и т.д.

Однако в большинстве сегментов цифровой экономики Россия отстает от зарубежных технологий и вынуждена платить иностранным правообладателям и производителям значительные средства за их трансфер. При этом отток результатов интеллектуальной деятельности из России превышает их приток, отрицательное сальдо продолжает расти в последние три десятилетия [3].

В целом доля цифровой экономики в общем объеме ВВП России сейчас оценивается в 3%, в перспективе эта цифра должна быть двузначной (http://tass. ru/ekonomika/5052170).

В российской экономике, отличающейся высокой неоднородностью по отраслям и регионам, есть типичные зоны отсталости и столь же типичные зоны роста. Риск нарастания технологического отставания является одним из наиболее серьезных вызовов, который стоит перед экономикой России (http://government.ru/news/26050/).

Для решения этой проблемы сделана ставка на цифровую трансформацию. Президент РФ В.В. Путин в Послании Федеральному собранию в декабре 2016 г. подчеркнул необходимость «масштабной системной программы развития экономики нового технологического поколения — цифровой экономики», которая является «вопросом национальной безопасности, технологической независимости России, нашего общего будущего» (https://ria.ru/ politics/20161201/1482599952.html).

С тех пор водопад публикаций, обсуждений и действий вздыбил цифровую тематику и возвел ее в ранг высшего приоритета развития России. Были стремительно подготовлены и приняты программные и операционные документы. Сделаны предельно процифровые заявления на высшем уровне, выделен и распределен бюджет, начата работа по его освоению.

В рабочие группы программы цифровой экономики продолжают вливаться разнообразные эксперты и организации. Развернулась активная пропаганда «цифровых перемен» на государственных телеканалах.

Следует признать, что немногие программы в современной России осуществляются в таком ударном формате. Тем не менее реальная ситуация оставляет немало вопросов. И ответы на них в конечном счете приводят к заявленной в самом начале дилемме — о темпах и структуре роста, о повышении нормы накопления.

Если цифровая трансформация рассматривается как ключевой фактор в достижении желаемого рывка в развитии для достижения целей обороноспособности, желаемого уровня экономического и технологического суверенитета и повышения качества жизни при росте нормы накопления, то управление этой трансформацией равноценно управлению развитием.

Любое управление требует в первую очередь точной диагностики исходного состояния. Здесь важны не только оценки внешних экспертов по агрегированным статистическим и экспертным данным. Обратимся к результатам проведенного нами в конце 2017 — начале 2018 г. исследования адаптивности высокотехнологичного комплекса России (ВТК) к реалиям цифровой экономики [4].

Цифровая зрелость высокотехнологичного комплекса России Цифровая трансформация охватывает все отрасли экономики, сферу государственного, корпоративного и общественного управления, общество в самом широком его понимании. Ее справедливо связывают с новой индустриализацией, что акцентирует внимание на фундаментальных сдвигах в технологическом, энергетическом и институциональном базисах и инфраструктурах, в бизнес-моделях, массовых ценностных ориентациях.

Для России, как и для других стран, новая индустриализация предполагает вышеупомянутый комплекс мер по обновлению технологий и организации производства, требующий в обозримый период времени наращивания нормы накопления.
Речь идет о неизбежности наращивания экономического и технологического суверенитета, в том числе и в цифровой сфере (c учетом происходящей реструктуризации размещения факторов производства в глобальном масштабе, усиливающей протекционизм экономических политик, провоцирующей применение санкционных и других силовых методов конкурентной борьбы).

Это и реализуется через политику импортозамещения и выстраивания больших интеграционных проектов с незападными державами. При этом достигнутая к 2010-м гг. встроенность экономики России в глобальные технологические и финансовые платформы, как и сложившееся мировое разделение труда, делает этот процесс противоречивым и турбулентным на достаточно длительный период.

Принятая и во многом реализованная к настоящему моменту программа модернизации вооруженных сил дала импульс массированному технологическому рывку, загрузила мощности предприятий ОПК, воссоздала, по сути (хотя и явно не в полном объеме) особый воспроизводственный контур. Но ограниченность сроков этой программы, бюджетные ограничения, а самое главное — взаимосвязь современного военно-гражданского производства и переток технологий в обоих направлениях, превращают оборонно-промышленные предприятия и объединения в локомотивы не только военнотехнологической гонки, но и гражданской технологической трансформации.

В полном смысле слова сегодня практически не осталось значительного количества сугубо военных (казенных) предприятий. Статус и развитие большинства из них, даже с участием государства, основываются на самостоятельном поиске рынков и самостоятельном принятии решений о развитии.

Государственный оборонный заказ для многих из них — лишь часть их загрузки, которая иногда и для некоторых значительна, но отнюдь не исключительна. Поэтому более точно описывать этот сектор экономики как высокотехнологичный. И, очевидно, перспективы цифровизации в российской экономике существенным образом определяются состоянием и трансформацией именно этого промышленного сектора. На оценку реального состояния российского высокотехнологичного сектора и было направлено упомянутое исследование.

Кратко приведем его основные итоги, касающиеся наиболее и наименее вероятных цифровых изменений, готовности предприятий к их осознанию и учету в управленческой практике, ключевых рисков цифровизации и основных «стратегических разрывов».

Наиболее вероятные элементы цифровой трансформации, которые, по ожиданиям, в ближайший период проявятся во внешней среде и/или будут внедряться на предприятиях высокотехнологичного комплекса России, включили три блока изменений.

Во-первых, развертывание цифровой инфраструктуры (электронные торговые площадки, широкополосная связь);
во вторых, обострение цифровых угроз (в первую очередь, весь клубок киберугроз и процессов, ведущих к деградации естественного интеллекта);
в третьих, разработка и доступность новых производственных и управленческих технологий, опирающихся на цифровые достижения (табл. 1).

Наиболее вероятных элементов цифровой экономики и опосредованных ею явлений

Элемент цифровой экономики или опосредованные ею явления

1 Электронные торговые площадки в качестве основного инструмента
приобретения товарно-материальных ценностей, 56,9%
2 Киберугрозы: кибертерроризм, кибершпионаж, кибервойны
и киберпреступность, 51,9%
3 Высокоскоростные, широкополосные сети связи, доступные
для использования предприятием, 41,4%
4 Аддитивное производство, 3D-печать и сканирование объектов 35,9
5 Современный интерфейс веб-сайта предприятия, применение
технологий SEO-оптимизации 30,8
6 Карта и стандартизированные регламенты основных процессов 28,9
7 Новые производственные технологии 27,0
8 Наличие современной корпоративной системы ERP 25,5

9. Деградация естественного интеллекта: клиповое мышление, интеллектуальная зависимость от техники (аутсорсинг функции памяти гаджетам), стирание грани между действительностью и иллюзией, формирование неадекватного представления о мире, заимствование ценностей и потребностей из цифровых шаблонов 24,0%
10 Применение стандартизированных методик оценки научнотехнологического задела предприятия 23,7%

Довольно значительный ряд цифровых изменений представляется участникам проекта маловероятным в среднесрочной перспективе.

В первую очередь это внедрение передовых технологий, которые находятся на самой начальной фазе своего жизненного цикла и которые, по всей видимости, в среднесрочной перспективе не приведут к заметным сдвигам в технологической и организационной структуре ВТК России.

Это, прежде всего, квантовые технологии, разработки по «улучшению человека» и управление свойствами биообъектов, природоподобные технологии, нейротехнологии. Характерно, что в этой же категории оказались и технологии искусственного интеллекта.

Три цифровые новации вошли в эту группу как нечто вполне реальное, но недоступное для большинства предприятий, дислоцированных географически отдаленно от столицы и узловых мегаполисов: «умный город», Центры коллективного пользования проекционными системами VR, венчурные институты (табл. 2).

Наименее вероятные элементы цифровой экономики и опосредованных ею явлений

Элемент цифровой экономики или опосредованные ею явления

1 Квантовые технологии, 87,3%
2 Разработки по усовершенствованию человека и управлению
биологическими свойствами человека, 82,4%
3 Технологии управления свойствами биообъектов, 82,4%
4 Природоподобные технологии 78,6
5 Технологии виртуальной и дополненной реальностей, нейротехнологии 77,9
6 Применение «больших данных» и машинной аналитики (нейронных
алгоритмов прогнозирования) в процессе принятия решений, 77,0%
7 Искусственный, роевой интеллект, машинное обучение, 72,5%
8 Доступность для сотрудников предприятия технологий типа «умный
город» в месте локализации предприятия 70,6
9 Центры коллективного пользования проекционными системами VR 64,4
10 Венчурное инвестирование и приобретение инновационных компаний,
стартапов или команд 62,5

В то же время обнаружен достаточно высокий уровень компетенций и готовности к освоению ряда элементов цифровой экономики. Большая часть из них признана и наиболее вероятными в ближайшее время элементами цифровой экономики и опосредованными ею явлениями: это использование электронных торговых площадок в качестве основного инструмента приобретения товарно-материальных ценностей и услуг, внедрение высокоскоростных широкополосных сетей связи, систем кибербезопасности, технологии SEO оптимизации, аддитивное производство и т.д.

Выявлена сильная корреляция между признанием сравнительно слабых компетенций в ряде цифровых областей и оценкой их как наименее вероятных. Так, наименьшая компетентность обнаружена в таких областях, как квантовые технологии, разработки по усовершенствованию человека и управление свойствами биообъектов, природоподобные технологии.
Признана также практическая невооруженность перед таким высокоранговым риском, как деградация естественного интеллекта.

Очевидно, что отчасти такие выводы связаны с особенностями новых технологий, разработка которых под силу специализированным научнотехнологическим структурам. Более того, часть передовых технологий вообще неправомерно относить к цифровым, они представляют собой уже «зацифровую эпоху».

Но то, что даже быстро распространяющиеся технологии, дающие импульс к образованию новых отраслей и множества новых элементов экосистемы (технологии распределенного реестра, цифровая экосистема маркетинга, цифровой гражданин и др.), слабо освоены кадровым корпусом большинства предприятий ВТК, сигнализирует о реальной проблеме управления на высшем уровне государственной научно-технологической политикой. Это касается и феномена деградации естественного интеллекта, явно указывающего на известные проблемы образования на всех его этапах — от начального до высшего, вплоть до кадров высшей квалификации.

Несмотря на достаточно критичные оценки уровня компетенций по важным областям цифровизации, исследование обнаружило реально происходящие сдвиги в модернизации производства, практическое освоение, адаптацию, разработку новых технологий, которые могут быть отнесены к цифровым, но явно ими не исчерпываются.

Наивысшую значимость для экономической эффективности и стратегического долгосрочного развития при одновременно низкой готовности с точки зрения компетенций и учета в документах стратегического управления продемонстрировала значительная группа параметров цифровой трансформации по всем факторам сопоставления идеального и реального состояния организаций ВТК и внешней среды их развития.

Некоторые из них подвластны воздействию организаций, большая часть находится за пределами их управляющих возможностей. В частности, в группе условий внешней среды стратегические разрывы выявлены в сфере кибербезопасности, новых факторов конкурентоспособности.

Также имеются стратегические разрывы и риск их усугубления в отношении использования возможностей цифровой инфраструктуры — электронных торговых площадок, цифровых платформ, национальных компаний-лидеров и лидирующих исследовательских центров по «сквозным» технологиям, некоторым новым производственным технологиям, в частности аддитивного производства, цифровых двойников.

Наивысшие риски, генерируемые цифровизацией, ассоциируются у участников проекта в первую очередь с киберугрозами во всем разнообразии их проявлений, за ними с существенным отрывом следуют такие риски, как деградация естественного интеллекта, транснациональный характер конкуренции и цифровая трансформация государства и общества.
Последние два фактора воспринимаются не только и столько как угрозы, но и как возможности, требующие эффективного управления.

Проблема кибербезопасности как ключевая угроза осознана сравнительно лучше остальных и более других учтена в настоящее время в практической управленческой работе. Как наивысшую угрозу «кибертерроризм, кибершпионаж, кибервойны и киберпреступность» рассматривают более половины экспертов, и в то же время более 44% организаций ВТК демонстрируют низкий уровень готовности ее парировать.

Характерно, что вторая по значимости признанная угроза — «деградация естественного интеллекта» — не только изучена сравнительно слабее всех, но и практически никак не включена в управленческий процесс на уровне организаций.
Это отчасти объяснимо — проблема имеет даже не отраслевой, но общенациональный и глобальный масштаб.

Тренд деградации естественного интеллекта охватывает целый клубок новейших явлений, включая широкое распространение клипового мышления, вытесняющего мыслительные практики, восходящие к логике и традиционной грамотности; рост интеллектуально-психической зависимости от электронных устройств (аутсорсинг функции памяти гаджетам — одно из ярких проявлений этого явления); стирание граней между действительностью и иллюзиями, что серьезно облегчает манипулирование массовым сознанием в коммерческих и военно-политических целях; заимствование (отчасти и «подсаживание») ценностей и потребностей из цифровых шаблонов, предлагаемых компьютерными программами, играми, социальными сетями, происходящее практически подсознательно.

Строго говоря, киберугрозы и деградацию естественного интеллекта следует рассматривать как взаимосвязанные феномены. В конечном счете деградация естественного интеллекта приводит к формированию устойчиво неадекватных представлений о мире у широких масс людей с сильной их инфантилизацией и примитивизацией. В известной степени это свидетельство укоренения социально-ментальных и психологических патологий. Почти 80% экспертов указали на низкую готовность противостоять этой угрозе.

В практическом плане это свидетельствует, во первых, о риске нарастания дефицита кадров, способных решать задачи цифровой трансформации, которые требуют высоких когнитивных компетенций, способностей комплексного восприятия и решения проблем. Во-вторых, общая низкая готовность парировать процессы деградации умственной культуры повышает риски целенаправленного или косвенного поражения управляющего звена организаций. Известна преобладающая роль антропогенного фактора среди причин производственно-технологических и организационно-экономических катастроф.
Так было и до «цифровой эпохи», сегодня и в обозримом будущем рост неадекватности «картин мира» руководящего персонала становится едва ли не решающим вызовом устойчивости управляющих систем и кадров.

Исследование указало и на еще один серьезный вызов при цфровой трансформации— «транснациональный характер конкуренции и лидерства, прозрачность национальных раниц для инновационных проектов». Более 70% экспертов диагностируют низкий уровень готовности своих организаций к эффективному управлению возможностями и рисками данного тренда.

Две трети организаций вообще слабо знакомы с тем, что это такое и в позитивном, и в негативном отношении. Стоит подчеркнуть, что низкая осведомленность о сути цифровой проблематики отличает большинство организаций в отношении практически всех трендов, кроме киберугроз.

Практическое отсутствие приготовлений к такому аспекту цифрового перехода как «разработки по усовершенствованию человека и управлению его биологическими свойствами» свидетельствует скорее о том, что эта тематика и не могла сколько-нибудь заметно разрабатываться в большинстве организаций ВТК, оставаясь прерогативой центров опережающих научных разработок, часть работ которых засекречена.

Цифровая экономика возникает в результате сквозной трансформации предшествующего ей хозяйственно-технологического уклада. Ее полноценное внедрение в локальном масштабе невозможно в принципе.

Цифровой статус внешней среды для организации поэтому столь же значим, как и внутренняя цифровая динамика. Рассматривать организацию как «цифровую» корректно лишь после достижения ее минимального набора признаков цифровизации, включая параметры ее включенности в цифровую внешнюю среду.

В настоящее время важнейшими элементами внешней для предприятия цифровой инфраструктуры являются электронные торговые площадки, национальные компании-лидеры и исследовательские центры по «сквозным» технологиям.

Подавляющее большинство организаций ВТК в достаточной степени сформировали необходимые компетенции по работе с электронными торговыми площадками как основным инструментом конкурсов и закупочной деятельности. Лишь четверть организаций находятся в состоянии низкой готовности по этому параметру.

Сложнее складывается взаимодействие организаций ВТК с ведущими научно-промышленными и исследовательскими центрами. Этот элемент цифровой инфраструктуры и изучен плохо, и практически не принимается в расчет в управленческих приоритетах при формировании текущей и перспективной бизнес-модели.

Более того, этот фактор вместе с освоением цифровых платформ работы с данными в отраслях экономики, созданием, использованием и защитой результатов интеллектуальной деятельности выходит на первый план в «отложенных» стратегических разрывах.

По этим позициям и связанным с ними элементам (отечественная инфраструктура хранения и обработки данных, развитие сети центров коллективного пользования VR, цифровизация городской среды) обнаружена самая низкая готовность.
Сравнительно лучше положение с внедрением высокоскоростной широкополосной связи. Очевидно, что этот диагноз относится, прежде всего, к сфере ответственности федерального уровня.

В «отложенных» стратегических разрывах наличие современной корпоративной системы ERP остается первостепенной задачей.
Но на второе место вышли инструменты прогнозирования как основы управленческих решений.

Это важный нюанс, учитывая, что именно «прогнозная экономика» является сердцевиной цифровой экономической модели. Наибольшую тревогу вызывает слабое осознание важнейших управленческих инструментов цифровой экономики и, соответственно, явная «бесчувственность» систем управления к их появлению. Проведенное исследование, опирающееся на мнения и оценки более 500 участников проекта и долговременный анализ и мониторинг деятельности предприятий ОПК и ВТК России в целом, позволяет сформулировать вполне определенные выводы. Из них два представляются ключевыми в рассматриваемом контексте.

Во-первых, работе по любой, тем более комплексной «цифровизации» любого предприятия (и тем более — всей страны) должна быть предпослана комплексная глубокая работа по преобразованию управленческой системы, включающая в себя изменение кадровой политики и массового сознания.

Приход новых производственных технологий потребует глубоких изменений системы управления на микро-, мезо- и макроуровнях ВТК. Продуктивнее, чтобы эти процессы шли синхронно, а лучше — с опережающим принятием управленческих решений, создающих экосистемы «цифровых» и «нецифровых» преобразований.

Но без единого понятийного поля (семиотической системы), без согласованного «управленческого языка» общения и как следствие — единого семантического пространства для создания новых стандартов и собственно систем управления, вся эта комплексная работа превратится в довольно опасный «лоскутный» процесс.

Поэтому на первый план выходит задача «цифрового всеобуча». Во-вторых, цифровая трансформация подразумевает инвестиционную нагрузку на государственный и корпоративные бюджеты. При этом темпы цифрового перевооружения гражданского и оборонного секторов могут быть различными, но в любом случае цифровые технологии, платформы и экосистемы будут, по всей видимости, во многом общими для обоих секторов.

Это как минимум повысит эффективность инвестиций. Сегодня речь идет и о том, чтобы успеть создать и внедрить модели цифровой трансформации, превосходящие по всем критичным критериям цифровой прогресс основных партнеров.

Цифровизация — это в первую очередь жесткая схватка за превосходство в разработке передовых систем управления по всем категориям, включая умение выращивать и привлекать таланты, избегать деградации естественного интеллекта, создавать системы работы с большими данными и развивать искусственный интеллект. Риск растраты ресурсов вследствие неумелого осуществления цифровой трансформации, их направления на заведомо бессмысленные проекты должен быть обязательно учтен в разработке конкретных проектов, как и риски утраты «цифрового суверенитета» и «цифровой колонизации».

В-третьих, обнаруженные исследованием стратегические разрывы в восприятии значимости трендов и готовности их парировать указывают на приоритетные области цифровых преобразований. Это, помимо «цифрового всеобуча», укрепление кибербезопасности, развитие кадрового цифрового потенциала, целевые программы сбережения естественного интеллекта.


Луддиты против сингулярности?

Внедрение новых технологий неизбежно обернется высвобождением огромных масс работников, исчезновением целых классов профессий. Многим людям работы не найдется в принципе, усилится расслоение внутри общества, увеличится неравномерность развития стран и регионов, что при общей глобализации спровоцирует рост миграции, масштабы которой заставят заговорить о новом великом переселении народов.

Существенно возрастут риски социальной нестабильности. По оценкам Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), развитие цифровизации способно высвободить «при прочих равных условиях» 12,5 млн занятых за период с 2018 по 2030 г.

Предстоит осуществить межотраслевой маневр: более четверти высвобожденных может принять малый бизнес, остальным предстоит переобучение и, возможно, переезд в другой регион, где их надо обеспечить дешевым жильем. Переобучение должны проходить примерно миллион занятых в год в течение десяти лет, иначе будет «совершенно недопустимый социальный кризис, или развитие страны рискует быть остановленным из «социальных» соображений» (http://www. forecast.ru/_ARCHIVE/Presentations/DBelousov/2018– 03–31IT-ECO.pdf).

ЦМАКП также справедливо полагает, что решение о развитии цифровой экономики (кстати, уже принятое) автоматически подразумевает курс на максимальное стимулирование выпуска, агрессивное продвижение российской продукции на внутренних (вытеснение импорта) и внешних рынках (так, система поддержки экспорта должна масштабироваться как минимум в 2,5–3 раза).

Размер потенциальной угрозы автоматизации для рынка труда подсчитали в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС). Если представить себе, что автоматизация наступила бы одномоментно, то более 49% трудоспособного населения России [или более 42 млн человек (рабочих мест)], могут быть заменены роботами (https://www.rbc.ru/new spaper/2018/03/30/5abcc7729a7947e437dc77a7).

Эта же проблема в свое время, как известно, сыграла решающую роль в остановке экономических реформ во второй половине 1960-х гг. Она же, усугубленная к середине 1980-гг., была отягощающим фактором и для стратегического выбора, который предстояло совершить в тот период. Как писали в своей докладной записке руководству страны Г.В. Писаревский и В.М. Фалин, «в СССР 43 миллиона нищих людей. И примерно 40 миллионов ненужных рабочих мест. Причем немало таких мест — мечта многих юношей и девушек, что отвратительно…

Серьезный массив социальной паразитации общества — следствие многих причин…». И опять тот же мотив — «время поджимает. Терпение не бесконечно растяжимая величина… потребуется труд и энергия, может быть, не одного поколения…» [5].

В первую очередь автоматизация в России затронет представителей самых массовых профессий: водителей, продавцов, бухгалтеров, экономистов, юристов, грузчиков и т.д. В сырьевых регионах и там, где высока доля традиционных услуг, этот показатель превышает 50% от общей численности занятых.

Сферу, которая сформируется из людей, исключенных из хозяйственной деятельности, можно уже называть «экономикой незнания» в противоположность «экономике знаний». Ее масштаб, судя по всему, охватит значительную часть трудоспособного населения.

При этом в России, как и в странах Восточной Европы, будет дефицит высококвалифицированных кадров, способных работать в новой экономике. То есть речь идет не только о безработице вследствие цифровизации, а, в принципе, о невозможности переобучения и создания рабочих мест в современной экономике для многих, если не для большинства граждан.

Это исключительно серьезная проблема. Она на практике преодолевается либо через поддержание ненужных рабочих мест, через распространение низкокачественного массового высшего образования или низкооплачиваемые общественные работы, снижающие протестные энергии больших масс людей в региональном или возрастном разрезах.

Рост структурной безработицы происходит уже в ведущих западных странах. Одно из предлагаемых решений — базовый безусловный доход, и в ряде стран начался или планируется эксперимент по воплощению его в жизнь. Суть идеи в том, что каждый человек вместо разных социальных пособий получает не только базовый доход без обязательства трудиться, но и свободное время, необходимое для саморазвития, творческого самовыражения, «более возвышенной деятельности» человека, социальной и духовной эмансипации, как это формулировал еще К. Маркс.

Но есть и еще один исторически опробованный подход — следование Неду Лудду. Современные луддиты по-прежнему выступают против технологического прогресса. Массовые протесты с перекрытием дорог отмечены в США и странах Европы, где таксисты выступают против компании «Убер», которая разработала удобное мобильное приложение для вызова такси и предлагает пользователям более доступные цены.

Становится модным переселяться в сельскую местность и заброшенные уголки, чтобы жить без связи с внешним миром. Некоторые одиночки не отказываются от насильственных действий против университетов и цифровых компаний, но в основной массе технофобы отстаивают свои убеждения в виртуальном пространстве в виде индивидуального бунта, который выражается в отказе от Интернета или в бойкоте интернет-рекламы.

Цифрофобы видят в новых технологиях не только угрозу своим рабочим местам, но и опасность цифрового порабощения. Они предлагают и пытаются отстаивать разные ограничительные меры против вредных последствий внедрения новых технологий. Более отдаленной по времени фатальной опасностью озабочены приверженцы концепции технологической сингулярности.

Целый ряд ученых и инновационных предпринимателей (Р. Курцвейл, И. Маск, С. Хокинг и др.) предсказали момент появления сверхчеловеческого интеллекта примерно в 2045 г. [6, 7].
Их оппоненты полагают, что концепция сингулярности отражает страх перед будущим и ее надо оставить в словаре писателей-фантастов.

Эксперты Римского клуба, например, признают, что есть реальная опасность неконтролируемого развития и неэтичного использования технологий и пока не ясно, как этого избежать [8].

Реальной проблемой, однако, является то, что научные заделы для технологического роста будут существенно исчерпаны к 2025 г. и потребуется мощный прогресс в науке, чтобы создать фундаментальные знания для технологий нового поколения.
Вне всякого сомнения, человечество не остановится в своем развитии, если избежит глобальной катастрофы. Нам предстоит измениться. Возможно, именно способ изменения станет главным вопросом глобальной конкуренции.

Главная опасность новой цифровой экономики заключается в том, что быстродействие, память и консолидация информационно-вычислительных систем позволяют оцифровать едва ли не все в этом мире.

Как следствие, появляется техническая возможность не только целенаправленно и экспериментально управлять социальными процессами путем обработки «больших данных», но и проектировать, помимо любых продуктов потребления, целевые виды массового, группового и индивидуального сознания.

Беспилотный транспорт, несомненно, способен взять на себя многие полезные функции жизнеобеспечения, главным образом подчиняющиеся алгоритмическим законам. Неизмеримо большими возможностями будут обладать системы искусственного интеллекта. В случае монополизации технологий искусственного интеллекта может появиться «властелин мира», который попытается установить новую тиранию.

Не менее драматичен еще один аспект цифрового перехода. Там, где возникает тема семантики, неизбежно появится вопрос об идеологии, аксиологии, ценностях. Если исчислимыми становятся не только вещные сущности, но и поведение людей, то, значит, исчислимо и управляемо их сознание.

Пока шли оживленные дебаты об ужасах вживления чипов, люди быстро и добровольно обзавелись гаджетами, аккаунтами в сетях, навигаторами, банковскими и прочими картами, оставляющими «цифровые следы» — большие пользовательские данные [9].

По сути, вся геолокация, перемещения, покупки, имущество, связи, слова и даже мысли людей стали прозрачны и в принципе — при необходимости — управляемы.

В этой логике для управляющих цифровых платформ нет никакой разницы между вещью и человеком. Создание цифровых образов «всего» порождает беспрецедентный маркетинговый соблазн. Другое дело — ради какой цели?

До некоторой степени — ради сугубо экономических целей: роста производительности, прибыли, капитализации, инвестиций, снижения издержек, конкурентоспособности, взвинчивания инновационной гонки.

Но параллельно и вслед за этим «искушением хлебами» возникает главный вопрос и искушение вовсе не экономической, а метафизической целью — власть над миром. В действительности, как только возникает техническая возможность спроектировать поведение и его мотивации (а значит — и мировоззрение), такие попытки неизбежно будут кем-то предприняты.


Тем более, опыт «формирования нового человека» за последние 150 лет накоплен огромный. Что любопытно, такие опыты предпринимались не только в Германии или СССР, как принято думать, но и во всех великих державах ХIX–ХХ вв., включая США, Китай и Японию. В то время инструменты формирования «нового человека» включали страх, насилие, экономическую политику, пропаганду, образование, биологические и социопсихологические эксперименты.

Сегодня новизна подхода к формированию «нового человека» состоит в том, что неимоверно окреп технологический потенциал социального манипулирования на скрытой основе и без видимого насилия.

А идеологический потенциал манипулирования, кстати, заметно упростился. Снижение качества образования при этом позволяет, например, не замечать реанимации давних идеологем и подачи их в массовое сознание как новаций.


Сегодня, действительно, речь идет об очень серьезном процессе формирования структур комплексного управления группами людей, машин, технических систем, природных объектов. Все это происходит на фоне роста уязвимости людей, всего человечества и острейшей конкуренции существующих и перспективных моделей управления развитием.

Переход к цифровой экономике накапливает признаки схожести с прежними технологическими революциями, которые каждый раз в истории сопровождались кризисами и разрушениями прежней и утверждением новой структуры производства и потребления, ее энергетической, институциональной и кадровой основы.

Так, технологически экономика весьма скоро будет почти готова удовлетворить массовые персонализированные потребности максимально удобным способом. Но есть скрытая сторона этих трансформаций, а именно, возможность манипулирования потребностями человека, причем на протяжении всего жизненного цикла — от зачатия до смерти (утилизации).

В результате, наряду с появлением множества беспрецедентных возможностей развития, возникает масса псевдоинноваций и проектов по взламыванию экономик и сознания — массового и индивидуального.


Более суровый приговор капитализму вынесли члены Римского клуба,

которые принадлежат к мировой политической, финансовой, научной и культурной элите. В докладе «Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты», опубликованном в декабре 2017 г. и приуроченном к 50-летнему юбилею клуба, говорится, что в 80-х гг. прошлого века произошло вырождение капитализма: 98% финансовых операций носят ныне спекулятивный характер, в оффшорных зонах спрятано от 21 до 32 трлн долл. Существует переизбыток капитала в фиктивных, но доходных сферах, в то время как направления, от которых зависит будущее планеты, испытывают дефицит средств.

Авторы доклада не скрывают своего негативного отношения к макроэкономическому показателю ВВП в качестве индикатора общего благосостояния страны или региона. Этот показатель отражает только траты, а не благополучие или субъективное счастье, и не видит блага, существующие вне рынка. Единственное, что измеряет ВВП — скорость, с которой деньги движутся в экономике, считают члены Римского клуба [8].

Будущая экономическая модель предполагает новые принципы жизнедеятельности и организации экономики. У нового технологического и социально-экономического уклада, судя уже по новейшим трендам, будет принципиально иное понимание и финансовых процессов, и смыслов бизнеса, и моральных основ социума. Новый уклад призван разрешить глобально и национально значимые проблемы экологии, балансировки основных макробалансов, роли государства, бизнеса и общества в экономическом развитии, в организации социума, осуществлении мировоззренческих перемен.

Действительно, есть все основания сделать вывод о ветшании многовековой модели экономического и социального устройства, которой удалось пережить не один технологический уклад и не одну революцию. При этом она приспособилась к самым разным властным режимам, в том числе расположенным по самым краям политического спектра.
Эта модель подпитывалась колонизацией, войнами, пренебрежением экологией и справедливостью, а также — пренебрежением жизненными интересами будущих и нынешних поколений.


В докладе ВЭФ «Глобальные риски 2017» отмечается, что быстрые изменения отношений в таких областях, как пол, сексуальная ориентация, раса, мультикультурализм, охрана окружающей среды и международное сотрудничество - заставили многих избирателей, особенно старших и менее образованных, чувствовать себя отчужденными в своих странах. Получающиеся в результате культурные противоречия и разногласия проверяют социальную и политическую сплоченность и могут усилить многие другие риски, если они не будут решены (http://reports.weforum.org/global-risks 2017/).

Чрезвычайно серьезным симптомом назревания фундаментальных перемен стало появление нового доклада Римского клуба «1980-е — вырождение капитализма». Изложенная в нем позиция включает диагностику ситуации и обозначение вектора намечаемых перемен. Из основных претензий к существующей модели развития главные сводятся к тому, что 98% финансовых операций носят спекулятивный характер, что 21–32 трлн долл. размещены в оффшорных зонах, что в фиктивных, но доходных сферах имеется избыток капитала, а в перспективных направлениях — дефицит средств, и что в нынешней экономической парадигме экологический, финансовый и промышленный капитал рассматриваются как эквиваленты в пользу финансиалиации, не будучи по сути таковыми.

Эта модель ведет к неблагоприятным последствиям: глобальному потеплению, урбанизации, нерациональной системе потребления, росту рисков техногенных катастроф и применения ядерного оружия.

Концептуальной платформой доклада служит теория «полного мира» Г. Дэйли. Ее суть сводится к противопоставлению двух эпох цивилизационного развития: «пустого мира» с его неизведанными территориями и избытком ресурсов и современного «полного мира», заполненного до краев.

В теории империализма «как последней стадии развития капитализма» эта мысль не менее продуктивно формулировалась как завершение территориального раздела мира и начала его передела, территориального и экономического.

В докладе отмечается, что 10% самых богатых домохозяйств мира являются причиной 45% общего объема выбросов. При этом нагрузка на планету вызывается не только увеличением населения: с начала прошлого века население выросло пятикратно, но экономический оборот — в сорок раз, потребление топлива — в шестнадцать, вылов рыбы — в тридцать пять. Отсюда делается вывод о необходимости быстрых перемен в системе производства, потребления и восстановления балансов между человеком и природой, кратковременной и долговременной перспективами, скоростью и стабильностью, индивидуальным и коллективным, женщинами и мужчинами, равенством и справедливым вознаграждением, государством и религиозными институтами.

В целом этот доклад ставит исключительно важные вопросы и задает вектор последующей критики сложившегося миропорядка и выработки решений по его изменению. Цифровая трансформация в своих основах соответствует заявленным целям и ценностям. Однако положение намного серьезнее. Утвердившаяся в 1990-е гг. модель глобализации не сводилась только к упомянутым дисбалансам, а концепция «полного мира» не исчерпывает весь драматизм ситуации.

Фундаментальная характеристика современного миропорядка — финансово-экономическое, технологическое и силовое доминирование одних стран и блоков над другими.

Хотя и это слишком обобщенная констатация. США и их союзники не представляют собой лишь сугубо государственный субъект гегемонии. Речь следует вести о сложной и динамически эволюционирующей коалиции игроков, образующих мегасистему [10].

Условиями и инструментами ее экспансии в условиях «полного мира» стали подавление факторов развития де факто колонизированной части мира, массированное применение методов гиперконкуренции, включая хаотизацию целых регионов и секторов экономики вплоть до провоцирования локальных конфликтов и дестабилизации глобальных регуляторов.
Системное свойство этой модели — безразличие к высоким смыслам и ценностям жизни. Модель экономики на принципах разжигания спекулятивной игры, безграничной алчности и монополии, нечестной конкуренции, наращивания всеобщего долга и потребительского ажиотажа настроена на всемерное высвобождение низких человеческих инстинктов — вплоть до формирования в человеке всей гаммы психологических и физических патологий и мотивационной примитивизации.


Это можно назвать процессом институционального расчеловечивания. Пренебрежение идеальным, его очернение и высмеивание, подмена культуры стали следствием торжества именно этой экономической модели и одновременно условием ее популярности. Между тем, культура в своих подлинных основаниях остается пространством сохранения сложности, накопления наследия высших и уникальных творений человеческого духа, непрестанного поиска смысла жизни и ее истинных ценностей, максимизации в человеке человечности и минимизации животных начал.

Кризис глобальной экономической модели обострил этот фундаментальный конфликт, имеющий, по сути, антропологическую природу. Идеальное в иерархии ценностей стоит выше материального, и развитие предполагает не примитивизацию, а усложнение, наращивание «цветущей сложности» бытия.


И развитие требует целенаправленного усилия, противодействующего энтропии. Отсюда следует потребность в росте способности управлять человеческой эволюцией. Но здесь же нас подстерегает и принципиальная развилка: ради чего, каким образом и кому управлять эволюцией?

Ссылка на рынок, который-де все сам разрулит, уместна для частных сделок, но наивна там, где речь идет о крупнейших проектах, включающих множество участников и заинтересованных сторон.

В ежегодном докладе Всемирного экономического форума в Давосе (ВЭФ) «Глобальные риски — 2018» подчеркивается, что мир вступает в новую тревожную геополитическую фазу, когда он является не только многополярным, но и мультиконцептуальным (http://reports.weforum.org/ global-risks 2018/).

Представление о том, что существуют некие нормы и институты, к которым постепенно придут все крупные мировые державы (а вслед за ними — и государства поменьше), перестало считаться аксиомой.

В этих условиях концепция национального государства и другие формы идентификации вновь обретает вес и популярность.

Туманные контуры «Общества 6.0» Цифровая экономика, судя по всему,— это этап электронной экономики, знаний и информационных благ. Ядром этой экономики становятся электронная торговля, электронные оболочки всемирной кооперации, производство на прогнозной основе персонализированных товаров и услуг.

Тот, кто разрабатывает идеи и стандарты этих благ, защищает их юридически или иным образом, получает доступ к массиву данных и способен их обрабатывать и использовать, вероятно, получит преимущества в новой экономике.

В конечном счете за формированием и воплощением всего множества проектов цифровизации таится некая мегаидея. Ее генерируют вполне конкретные лица и сообщества. У них свои картины мира и свои представления о мироустройстве вообще.
Разумеется, у каждой идеи есть своя генеалогия. Но новизна момента в том, что «закладки» мировоззрений масс людей происходят все явственнее не в семье и школе, а в недрах социальных сетей, в «деревьях» поисковиков, по сути — задаются алгоритмами на стадии проектирования и социальных сетей, и Интернета вещей. Разрабатывается, по сути, и перспектива проектирования массовых сознаний на любых фазах жизненного цикла человека.

Пожалуй, можно сформулировать главную угрозу цифровизации: как и любой быстроразвивающийся и энергетически сильный процесс она может не только вывести систему на качественно новый уровень эволюции, но и завести эту эволюцию в тупик.


Обобщенно суть нынешней развилки в эволюции общества достаточно отчетливо представлена в матрице сценариев Всемирного экономического форума, опубликованной в 2016 г.

Сценариев будущего в ней четыре, но они впитывают в себя столетия футуристической и утопической мысли и учитывают уже четко обозначившиеся новейшие достижения в цифровизации, отражая озабоченность задачами глобального управления.

Сценарии делятся по двум критериям. Критерий первый — это степень централизации владения персональными данными. Критерий второй — характер ценностных ориентаций людей.


По первому критерию на одном полюсе — полный, централизованный контроль правительствами или квазигосударственными структурами над всеми персональными данными и возможность ими управлять. Другой полюс — это децентрализованное хранение и контроль данных. Предполагается, что в этом случае граждане не позволят сделать эти данные общим достоянием и создать условия для появления монополии на владение данными, прежде всего личными.

Напомним, что сбор личных данных и более широко — больших пользовательских данных — давно уже стал рутинной процедурой (полицейской, финансовой, налоговой, технической), вопрос лишь в характере контроля за ними и целей обладателей данных.

По второму критерию на одном полюсе абсолютно материалистическое, хищническое целеполагание и ценности жизни. На другом — менее эгоистическая культура, с ценностями социальной солидарности, экологической ответственности, интегрированного мышления и т.п.

То есть выбор здесь в диапазоне между материалистическим, потребительским эгоизмом и некой социоэкологической картиной мира и моделями поведения.
Очевидно, разумеется, что, например, в научной творческой среде мораль иная, нежели в зонах вооруженных конфликтов, в казино или в финансовых пирамидах.

Между высшими и низшими моральными стандартами и практиками всегда существует компромиссный моральный диапазон.
Миллиарды поступков, совершаемых семью миллиардами землян каждый день, мотивируются ценностями по всему их спектру. Повседневность полна непростых моральных решений, реализующих явно или неявно те или иные моральные принципы. И в большинстве своем эти решения и поступки пропитаны духом глобализации и коммерциализации, иначе бы ее нынешняя модель не прожила бы и дня.

К счастью, поступков высокой моральной пробы также достаточно, иначе мир, при всех его проблемах, давно бы перестал генерировать новые научные и технические открытия, утратил какую-либо милосердность и связность и погрузился в пучину войн вплоть до ядерной зимы.

Однако существует опасность, что люди с преобладанием самых низких моральных норм или с деструктивными картинами мира попытаются воспользоваться плодами цифровой революции.

К этому толкает и важнейшая особенность цифровизации: глобальной цифровой системе для устойчивости по своей алгоритмической природе и принципу (обработка массивов данных) нужно, чтобы ценностные ориентации брались из фиксированного меню. Так достигается снижение или полная ликвидация права и способности человека на выбор, включая выбор цели жизни по всему спектру смыслов, в том числе не предписанных компьютерными играми или мобильными приложениями.

В идеальном варианте этой системы, вообще не надо, чтобы управляемый объект что-либо решал, думал. У него не должно быть своих ценностей, своих потребностей. Все должно быть заимствованным по сути, но для некоторых категорий «своим» по форме. Так соединяются Оруэлл и Хаксли: тирания, тем более цифровая, не должна восприниматься как тирания, она даже не должна так именоваться, а должна представать для большинства потребителей как «лучший из миров».

Обоснование у этой линии эволюции вполне экономическое: для достижения высшей эффективности, полной индивидуализации потребления и сбережения скудных природных ресурсов. Возможно и социально-политическое обоснование: для поддержания стабильности, борьбы с терроризмом, преступностью и т.п. Возможно и «управленческое обоснование»: «всеобщий Госплан» вполне уместен, если станет известно все о каждом, то утолить все индивидуальные потребности и оптимизировать размещение мировых «факторов производства» эффективнее в плановом порядке. Логичен в такой конструкции и следующий шаг — для идеально управляемого мира нужен и идеально спроектированный человек или «новые виды». И это не абстрактное допущение: в мире идет активная разработка сценариев будущего с проектированием будущих образов жизни и типов людей.

Например, часть сторонников трансгуманизма стремится использовать плоды научно-технической революции для повышения человеческих возможностей и избавления людей от страданий и старения, болезней и даже смерти. В крайних вариантах трансгуманизма речь идет «о сбросе человека как отработанной ступени». Обсуждается и пока в небольших объемах реализуется сюжет продажи и присвоения права на жизнь.

По сути, вновь реанимирован проект нового сверхчеловека, что уже не раз бывало в истории. Вновь появился призрак разделения мира на группу сверхлюдей и людей низших сортов. Как видно, анализ практик и латентных целей и возможностей цифровизации заводит нас в довольно симптоматичные сюжеты. В финале этой логики вопрос о том, что такое человечность, что такое эволюционный статус человека и общества. За пониманием сути человечности последует вопрос о природе и исторических сроках возникающего в наши дни Общества 5.0, в первом приближении — общества, которое возникает в ответ на цифровые перемены.

Концепт Общества 5.0 подразумевает адаптацию социальной повседневности к технологическим платформам Индустрии 4.0 и, соответственно, формирование новой культуры, по сути — нового типа цивилизованности [11].
Общество 5.0 призвано создать новые институты, право, образование, медицину, быт, межчеловеческие отношения, соответствующие наступающей новой технологической реальности.


Стоит заметить, что именно на волне индустриализаций и циклов финансовых пузырей появились массовые политические движения, осознанно поставившие цели, ведущие к внедрению доктрин и утопий в социальную практику и международные отношения.

Так и концепция Общества 5.0 может акцентировать адаптацию социума к цифровой трансформации, но может и скрывать новую попытку воплощения социальных утопий.
Поэтому очень опасно ограничиваться узкой трактовкой складывающейся ситуации в одних лишь цифровых технократических терминах.

Цифровой суверенитет становится одним из самых критических вызовов. Все это может стать серьезной проблемой Общества 5.0, которое создается на наших глазах.


За горизонтом нас ждет еще более захватывающий вызов — Общество 6.0. В реальности не будут и не могут быть оцифрованы многие сугубо человеческие миссии и качества. Также разворачивается научно-инновационный прорыв в сферу природоподобных технологий и приближение техники и инфраструктур к логике живых систем.

По крайней мере, одно их фундаментальных свойств — целеполагание — при свободе выбора кардинально отличает их от идеологем цифрового общества.


Заключение

Таким образом, цифровизацию недостаточно рассматривать лишь как внедрение набора пусть и взаимосвязанных новых технологий, приводящих в итоге к системным процессам новой индустриализации и преобразования всего социума в страновом и глобальном масштабе.

В фундаментальном смысле цифровая трансформация ставит вопросы о характере человеческой эволюции, способах управления ею, по сути — цивилизационного, если не сказать — вселенского, космического масштаба.

Цифровизация может иметь как прогрессивный характер, открывая возможности перехода в качественно более высокое состояние, так и исторически регрессивный характер воплощения самых мрачных утопий эволюции человечества.

В практическом плане и применительно к России в складывающихся глобальных процессах цифровая трансформация с соответствующим ростом инвестиций и темпов роста, с его новым качественным наполнением рассматривается как основной вектор развития и обеспечения безопасности.

Это означает, помимо прочего, решение сложной задачи выбора компромисса между интересами ныне живущих и будущих поколений, который отразится на пропорциях накопления и потребления, распределения затрат и выгод развития между разными социальными группами.

Часть наиболее важных элементов цифровой трансформации уже активно внедряется в деловые и управленческие практики в России.

Часть важных элементов все еще недостаточно осознана как риски и как возможности. Но вполне определенно среди главных вызовов — весь комплекс угроз кибербезопасности и совокупность процессов, обозначаемых как деградация естественного интеллекта.

Цифровая трансформация порождает серьезные социальные и гуманитарные проблемы, прежде всего занятости значительных контингентов рабочей силы и образа жизни в обществе и его культурных ценностей.

Одна из проблем имеет особое значение — понимание всего спектра восприятия будущего мира, в том числе и таких доктрин, в которых человечность становится вовсе не безусловным понятием и реальностью.

В любом случае уже наступила исключительно интересная по своей творческой сложности эпоха, беспрецедентно значимая по своим долгосрочным последствиям, которая зависит от принимаемых сегодня стратегических решений на уровне государств, общества, корпораций и каждого человека.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

1. Аганбегян А.Г. 25 лет новой России. Экономический и социальный уровень: топтание на месте. Экономические стратегии. 2018;(1):6–21.
2. Глобальный рейтинг интегральной мощи 100 стран мира. Агеев А., Метьюз Р., Менш Г., ред. М.: МЛСУ, ИНЭС; 2012. ЭКОНОМИКА XXI ВЕКА 23 № 3/2018
3. Концепция создания Единой системы охраны, защиты и использования интеллектуальной собственности в Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве. Научный доклад. Под ред. д.э.н., профессора Ю.В. Яковца. М.: Институт экономических стратегий, Международный институт П. Сорокина-Н. Кондратьева; 2014.
4. Агеев А.И., Асанова Е.А., Глибенко О.В., Ремизов М.В., Смирнова В.А. К цифре готов? Оценка адаптивности высокотехнологичного комплекса России к реалиям цифровой экономики. М.: ИНЭС; 2018.
5. Фалин В.М. Конфликты в Кремле. Сумерки богов по-русски. М.: Центрполиграф; 2016.
6. Kurzweil R. The singularity is near: When Humans Transcend Biology. New York, NY: Viking Press; 2005. 7. Brown M. Stephen Hawking Fears A.I. May Replace Humans, and He’s Not Alone. URL: https://www.inverse. com/article/38054-stephen-hawking-ai-fears.
8. Von Weizsaecker E., Wijkman A. Come On! Capitalism, Short-termism, Population and the Destruction of the Planet. Springer; 2018. 220 p.
9. Ашманов И. Большие пользовательские данные и новый маркетинг. URL: http://www.vsesovetnik.ru/ archives/23879.
10. Агеев А.И. Смена гегемона: война и экономика. М.: ИНЭС; 2016. 11. Уэмура Н. Общество 5.0: Взгляд Mitsubishi Electric.

Вернуться в Последние новости отрасли


Поделиться

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: CommonCrawl, GoGo [bot] и гости: 5