Статья: Суета тенет - городские сети

Обсуждение последних новостей отрасли.
Новости законодательства РФ в области связи.
Интересные статьи посвященные инфокоммуникациям в России.
Антон Богатов
Форумчанин
 
Сообщения:
12856
Зарегистрирован:
14 апр 2004

Благодарил (а): 0 раз.
Поблагодарили: 1 раз.

Статья: Суета тенет - городские сети

СообщениеАнтон Богатов » Ср 16 июн, 2004 00:15 »

Суета тенет - городские сети

Еще со времен Белла и начала деятельности AT&T создание и эксплуатация телекоммуникационных сетей считались делом сложным и чрезвычайно дорогостоящим, доступным исключительно профессиональным операторам связи. Появление интернета не только инициировало массовое производство телекоммуникационного оборудования для локальных вычислительных сетей, но и повысило доступность технологических решений, причем настолько, что в отсутствие должного предложения со стороны профессиональных операторов на рынке словно грибы после дождя стали вырастать многочисленные "самодеятельные" группы, обеспечивающие интернет-доступ по широкополосным каналам связи..

Когда в исследовательском центре Xerox была разработана технология CSMA/CD, никто не предполагал, что через какие-нибудь 15 лет это сугубо локальное техническое решение станет основой для построения глобальных сетей передачи данных. Действительно, первоначальное ограничение длины коллизионного домена и соответственно количества репитеров принципиально не позволяло строить сети большой протяженности, и возможности здесь исчерпывались несколькими километрами. Все изменилось с появлением MAC/LLC-коммутаторов, работающих независимо от типа протокола третьего уровня. Дешевизна этих устройств, массово производимых различными предприятиями Юго-Восточной Азии, наряду с разработкой недорогих решений для магистралей производительностью 1 Гбит/с позволили создавать широкополосные распределительные сети с полосой пропускания сначала 10, а затем и 100 Мбит/с. Надо заметить, что стандарты Ethernet, выпущенные в окончательном виде подкомитетом IEEE 802.3, открыты для ознакомления и использования любым производителям оборудования.

Одновременно с аппаратной базой развивались и протоколы верхних уровней. Изначально очень удачная идея группы протоколов TCP/IP, штатно реализованных в открытых бесплатных операционных системах клона UNIX, обеспечила возможность предоставления синхронных сервисов в асинхронных сетях при условии достаточной полосы пропускания. Быстрое решение проблемы с полосой пропускания в сетях Ethernet дало уникальную возможность "любительского сетеустройства", которая очень скоро реализовалась на практике в виде феномена "домашних сетей".

На самом деле первые домашние сети (campus networks) появились отнюдь не в России. Наибольшее распространение этот вид сообщения получил в университетских городках США, причем для его реализации использовались в основном радиосредства IEEE 802.11b, благо специальных разрешений на работу такой аппаратуры в США получать не надо. У нас прообраз домашних сетей тоже одним из первых был построен в МГУ; впрочем, благодаря финансовой поддержке Джорджа Сороса он быстро превратился в мощную и вполне профессиональную сеть RELARN. Но одновременно стали развиваться сети коллективного доступа к интернет-услугам в жилых кварталах. Создание таких коллективных сетей брали на себя инициативные группы, обычно возглавляемые профессиональными системными администраторами, которые блестяще владели вопросами системного администрирования, но неважно разбирались в аппаратном обеспечении.

Результатом всей этой деятельности стали своеобразные сетевые "химеры" – сети Ethernet суммарной протяженностью в десятки километров, построенные с нарушением всех мыслимых и немыслимых технологических норм и стандартов, но… работающие! Причем дающие реальную альтернативу коммутируемым телефонным соединениям, качество которых ограничивалось не только полосой пропускания телефонного канала (64 кбит/с), но и ветхостью распределительной сети городских АТС. Технология Ethernet оказалась очень устойчивой к непрофессионализму монтажников и проектировщиков. Да это и понятно: разработчики стандарта явно подразумевали, что строительство, равно как и проектирование сетей, будут осуществлять "сертифицированные инженеры", то есть люди, как правило, не имеющие не только фундаментальных знаний, но и образования вообще.

В самом деле, если бы автор этих строк в период работы инженером-электронщиком в НИИ ядерной физики попробовал применить соединитель типа RJ-45 в импульсных устройствах, работающих на частоте 125 МГц, да еще критичных к форме импульса и фазовым отклонениям, – он был бы просто уволен за профнепригодность. В советские годы инженерам как-то не приходило в голову исходить из полного непрофессионализма эксплуатантов... А разработчики Ethernet предусмотрели вероятность работы неквалифицированного персонала, заложили огромную избыточную устойчивость – и победили в соответствующем сегменте рынка сетевого оборудования. Действительно, Ethernet допускает крайние степени насилия над правилами монтажа высокочастотных устройств вплоть до использования не предназначенных для этих целей кабелей вроде пресловутого П-296, о котором еще будет упомянуто ниже.

На этапе "химеризации" домашние сети представляли собой странную конструкцию из неприспособленного оборудования, размещенного где попало и как попало. Разумеется, никаких разрешений и согласований "сетеустроители" не получали, да зачастую даже не подозревали о необходимости таких действий в силу привычки к созданию внутриофисных ЛВС. Расплачиваться пришлось незамедлительно, но не из-за административных органов. Операторы домашних сетей столкнулись с проблемой вандализма и воровства – и не смогли в полной мере ее разрешить до настоящего времени.

Как только не уменьшали привлекательность установленного на чердаках и лестничных площадках сетевого оборудования. Например, снимали корпуса и устанавливали голые платы, писали нитролаком надпись "воровано", ставили могучие и непритязательно сваренные металлические ящики, самозабвенно дежурили в ожидании грабителей и последующего самосуда… Все тщетно, украденная аппаратура, и без того крайне дешевая, благополучно продавалась на рынках таким же операторам домашних сетей. Потому что больше никому эти "адаптированные" элементы сетевой инфраструктуры были не нужны – ну кто согласится поставить китайский коммутатор в офисе, если от него осталась только плата и явно нештатный источник питания? Так что воровство поддерживало само себя. Но помимо этого немалый ущерб интересам абонентов наносили "торговые войны", суть которых состояла в отрезании кабелей и разламывании всего, что только можно разломать.

Все это на первый взгляд может показаться странным и непонятным. Ведь существуют же правоохранительные органы, призванные охранять имущественные права граждан и предприятий. Но на самом деле операторы домашних сетей зачастую не могли привлечь милицию к защите своих интересов, поскольку официально они в природе не существовали. Вот и договаривались с милицией кто как мог и умел… При этом самые "продвинутые" и обеспеченные домашние сети все же занялись своей легализацией: не всегда успешно, не всегда юридически грамотно – но проблему стали осознавать. Сначала самым распространенным способом этого действа было создание некоммерческих организаций – от общественных до некоммерческих партнерств. При этом уставной целью таких структур объявлялось все что угодно в меру понимания юриспруденции их руководителями, а также посредниками по регистрации предприятий. Но смысл всегда был один – не оказание услуг связи, а их коллективное потребление членами некоммерческих организаций.

Впрочем, большинству фактических владельцев домашних сетей довольно быстро стала очевидна неэффективность и мероприятий, позволяющих законно, или почти законно, или внешне законно избежать требования оформлять лицензии Минсвязи России на деятельность в области связи. Получить лицензию оказалось довольно несложно, особенно с помощью многочисленных консультантов, цены на услуги которых колебались от 250 до 2500 долл. в зависимости от региона, перечня услуг и аппетита самого консультанта. На самом деле можно было обойтись и без них, но большинство самодеятельных операторов не владели, да и сейчас не владеют даже основами бюрократических требований и тем более консервативной "связистской" терминологией, без знания которой правильно оформить заявление в Минсвязи просто невозможно. Автору этих строк довелось собственными глазами увидеть схему организации связи, выполненную в виде изометрического рисунка письменного стола с сервером и парой коммутаторов на нем и ИБП под ним. Все светодиоды на аппаратуре были прорисованы прирожденным художником с поразительной точностью…

Многим казалось, что приобретя лицензию они получат возможность легализовать свои сети и стать нормальным оператором связи, а значит, смогут привлечь инвестиции, столь необходимые для развития сетей… Но ничего не вышло. На поверку оказалось, что лицензионный барьер – это не вершина, а лишь первый, причем самый легкий перевал. А дальше – существующую сеть необходимо привести в соответствие с множеством общестроительных и отраслевых нормативно-правовых и технических актов и сдать в эксплуатацию с последующим оформлением разрешения на эксплуатацию в службе Госсвязьнадора. Мало того, местные власти обратили наконец внимание на домашние сети и, как водится, принялись эту деятельность организовывать и возглавлять. Если раньше ДЭЗы и другие подобные учреждения довольно легко допускали монтажников в технические помещения жилых зданий, то теперь начали требовать многочисленных, иной раз принципиально невозможных согласований. А тут еще пресловутая борьба с терроризмом…



Проекты
Градостроительным и Гражданским кодексами предусмотрено, что строительно-монтажные работы производятся подрядными организациями на основании утвержденной в проектной документации и при наличии разрешения на строительство (ордера). При этом не существует документа, которым был бы установлен единый порядок согласования проектной документации до ее утверждения. И если в области строительства новых зданий и сооружений на земельных участках этот порядок повсеместно разработан, то устройство инженерной инфраструктуры в давно существующих сооружениях зачастую никак не урегулировано. Что, безусловно, дает колоссальные возможности для всякого рода злоупотреблений как со стороны чиновников, так и со стороны операторов связи.

Надо заметить, что с чисто формальной точки зрения даже подключение домашнего телевизора к антенной и электрической сетям требует проекта, согласования и строительной лицензии. Что уж тут говорить о сетях связи… А тут еще Минсвязи России издало приказ № 96, в соответствии с которым вся проектная документация на создание сетей связи подлежит государственной экспертизе, причем выполняет ее почему-то не само министерство, а некое ФГУ ЦНИЭС, да еще и за плату. Кстати, постановление Госстроя, определявшее стоимость работ по проведению государственной экспертизы, впоследствии было отменено, что, впрочем, никак не повлияло на тарифы ФГУ ЦНИЭС.

Приказ Минсвязи от 09.09.2002 № 113 допускает создание некоторых видов сооружений связи без разработки проектной документации. Однако поскольку ГК никто не отменял, то строительство без проекта остается незаконным, по крайней мере относительно линий связи, размещаемых на территории третьих лиц. А любой проект без заключения ФГУ ЦНИЭС – не проект вовсе, а так, филькина грамота. Справедливости ради заметим, что Госсвязьнадзор зачастую идет навстречу операторам связи и соглашается выдавать разрешения на эксплуатацию некоторых видов простых объектов без заключения госэкспертизы. Однако к линиям связи наиболее трудоемкой и ценной части инфраструктуры домашних сетей никакие упрощения не относятся. Да и ДЕЗы очень неохотно разрешают такое строительство без предварительного согласования проектной документации. И с точки зрения закона поступают совершенно правильно. r



Первое юридическое отступление… Субъекты и лица
Одним из важнейших понятий юриспруденции являются термины "объект права" и "субъект права". Под объектом подразумеваются общественные отношения, регулируемые соответствующим правовым актом, а субъект права есть правоспособное лицо, участвующее в этих общественных отношениях. Несколько утрируя, можно сказать так: объект права – это "что", а субъект права – это "кто". Например, объектом закона "О связи" является деятельность в области связи, а субъектами – операторы и потребители соответствующих услуг.

Следует различать правоспособность и дееспособность. Правоспособными в России являются все физические и юридические лица по факту рождения и создания соответственно. Правоспособность – неотъемлемое свойство субъекта права, условие возникновения которого – не что иное, как способность к волеизъявлению. В отличие от правоспособности дееспособность, то есть способность самостоятельно осуществлять свои права и обязанности, может быть ограничена законом (например, несовершеннолетние лица) или судом (лица, страдающие психическими заболеваниями). Специальная правоспособность физических лиц как предпринимателей возникает в момент государственной регистрации такового их статуса без образования юридического лица. Предпринимательская деятельность, осуществляемая без государственной регистрации соответствующего субъекта, влечет административную или уголовную ответственность.

Субъектами права могут быть как физические, так и юридические лица, причем их правоспособность эквивалентна в пределах здравого смысла (разумеется, юридическое лицо не может служить в армии, управлять автомобилем, вступать в брак и т.д.). Все юридические лица разделяются на два класса – коммерческие и некоммерческие организации, различающиеся по цели своего создания. Коммерческие организации преследуют цель извлечения прибыли посредством предпринимательской деятельности, а некоммерческие такой цели не имеют. Не больше и не меньше.

Лицензией называют специальное разрешение (право) на осуществление определенного вида деятельности. Термин "специальное" означает принципиальную индивидуальность документа, причем субъект не приобретает лицензию в силу общей правоспособности, но только после выполнения особых требований и прохождения специальных процедур. Таким образом, лицензия дополняет правоспособность субъектов экономической деятельности, возникающую в момент их государственной регистрации.

Часто можно слышать, что некоммерческие организации якобы обладают большими правами и некоторыми привилегиями по сравнению с коммерческими. Увы, это не так. Единственное их преимущество состоит в том, что членские и иные взносы и пожертвования исключаются из налогооблагаемой базы. В том же, что касается предпринимательской деятельности, права и обязанности тех и других совершенно идентичны. Более того, если коммерческие предприятия согласно ст. 49 Гражданского кодекса пользуются общей правоспособностью, то есть вправе заниматься любыми не запрещенными законом видами деятельности, то некоммерческае организация может осуществлять только ту деятельность, которая прямо указана в ее учредительных документах (так называемая специальная правоспособность).

Таким образом, некоммерческие организации могут заниматься предусмотренной их уставными документами предпринимательской деятельностью на общих основаниях, включая необходимость получения специальных лицензий на осуществление тех видов деятельности, лицензирование которых установлено законом. Так что если некоммерческая организация не оказывает услуги связи, а обеспечивает их потребление для своих членов за счет членских взносов, то это вполне законно. Другое дело, что такой способ практически исключает привлечение юридических лиц в качестве клиентов и удорожает для них услуги – по крайней мере на величину НДС. А тут еще пункт 29 статьи 254 Налогового кодекса допускает отнесение на затраты предприятия только тех взносов, которые прямо необходимы для осуществления деятельности. Эффективное управление некоммерческими организациями при большом количестве пользователей-членов почти невозможно в силу трудностей при созыве общего собрания при том, что созывать его зачастую требуется даже для приема новых членов (это зависит от устава и организационно-правовой формы).



Второе юридическое отступление… Техническое регулирование
Правовые акты принято разделять на два класса: нормативные и ненормативные. Нормативным является правовой акт, принятый органом власти в пределах своей компетенции и устанавливающий права и обязанности неопределенного круга лиц (например, сам ГК РФ). Индивидуальный правовой акт в отличие от нормативного действует в отношении определенного субъекта (индивидуальный правовой акт) или нескольких субъектов. Примером такого акта является лицензия, действие которой по определению распространяется только на лицензиата.

Субъектами правовых актов могут быть только правоспособные участники общественных отношений. Однако во всех странах органы государственной власти определяют специальные требования к технологическим объектам, которые являются объектом деятельности субъектов права, но никак не самостоятельными субъектами права. В самом деле, можно ли требовать от узла связи выполнения норм пожарной безопасности? Разумеется, нет. Требовать выполнения условий технологического порядка можно только от субъектов права, осуществляющих деятельность с использованием соответствующих технологических объектов. С юридической точки зрения нормы технического регулирования (нормативно-технические акты) представляют собой особый класс правовых актов, приобретающих нормативный характер в том случае, если издан специальный правовой акт, определяющий их как объект права.

В связи с этим возникает любопытная проблема. Может ли некий федеральный орган исполнительной власти быть уполномоченным на издание нормативно-технических актов, становящихся обязательными для исполнения по факту их принятия? С формально-юридической точки зрения – нет, не может. Дело в том, что нормативные правовые акты, издаваемые федеральными органами исполнительной власти, подлежат обязательной государственной регистрации Минюстом, а в отсутствие такой регистрации не должны применяться. Однако Минюст рассматривает только нормативные акты, которые создают права и обязанности субъектов права. А поскольку нормативно-технические акты сами по себе никак не связаны с субъективными правами, Минюст выносит решение о том, что нормативно-технические акты не подлежат государственной регистрации.

Таким образом органы технического регулирования фактически выводятся из-под нормоконтроля, обязательного для всякого правового государства. Более того, поскольку нормативно-технические акты не являются правовыми, их нельзя оспорить в судебном порядке. Иначе говоря, органы технического регулирования приобретают способность действовать дискреционно, по своему собственному усмотрению создавая и ограничивая субъективное право. И лукаво утверждение, что, дескать, сами по себе нормативно-технические акты не могут ограничивать права субъектов. В самом деле, ну что мешает принять обязательные требования об установке на узлах связи исключительно унитазов из чистого золота…

Единственным ограничением дискреции органов технического регулирования является федеральный закон "О техническом регулировании", который ограничивает объективные полномочия регуляторов одними лишь требованиями безопасности. Но ряд отраслей, в том числе и отрасль связи, выведен из-под действия этого закона. Так что ничто не мешает новорожденному Минтранссвязи принять требования о золочении сантехнических устройств на сооружениях связи и информатизации…

Продолжение следует

Источник: http://www.setevoi.ru/cgi-bin/textprint ... /2004/5/30

Вернуться в Последние новости отрасли

Поделиться

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Bing [bot], CommonCrawl и гости: 1