Сценарий разворота России на курс национального развития

Обсуждение разных вопросов.
Поиск однокурсников, однокашников, предложение встреч (акций) связистов.
Разговор о жизни (флейм).
Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пт 22 ноя, 2019 16:49 »

Ответ Andrei:

Будет ли обсуждаемый Закон отменен или отложен, или изменена его редакция и соответственно стоимость самой медицинской справки для водителей, или будет вводится целый новый пакет по повышению БДД (медсправки+штрафы за превышение скорости на 10-20 км+налоги на шипованную резину+передача личных данных о болезнях россиян из поликлиник в ГИБДД и т.д.) – показывает, как правило, не «эмоциональная реакция» первых лиц в СМИ, а социальные опросы, которые объективно измеряют температуру российского социума по регионам на конкретный момент (например, июль 2020 года) и аргументировано определяют «подходящий момент» для очередного повышения налоговой нагрузки на население.

Это бизнес нашей «государственной корпорации», цель которого максимизация доходов в бюджет РФ за счет «любых» новых поборов с населения, при условии сохранения существующей институциональной среды и диктатуры Олигархата (когда 70% прибыли от продажи нефти и газа– достается Олигархату) и условии «сохранения стабильности» российского социума (чтобы сохранилась «на десятилетия» кормовая База Олигархата).

И каждый чиновник, участвующий в выполнении выше обозначенной бизнес-задачи, защищен всей мощью «латентных правил» гос. системы управления. Это можно увидеть из очередного сегодняшнего примера: «Уволенная» чиновница из Центра наркологии им. Сербского пошла на повышение (считается, что именно она одобрила введение процедуры, вызвавшей рост цен на справки для водителей в этом месяце).

Такой реальный сегодняшний пример "действий СИСТЕМЫ в кризисной ситуации", должен продемонстрировать всем российским гос. чиновникам, что ВСЕ ОНИ защищены всей мощью "латентных правил гос. системы управления" - в противном случае, эта СИСТЕМА начнет "давать сбои".

Alex Rail



https://lenta.ru/news/2019/11/22/uvolen/
22 ноября 2019 года

Директора Центра наркологии им. Сербского Татьяну Клименко, об увольнении которой стало известно ранее (вчера), пошла на повышение. Об этом рассказала сама чиновница изданию "Подъём".

— Меня уже назначили замгенерального директора в Центре Сербского. Я не ухожу. Это повышение, — заявила Клименко журналистам.


Директор Центра наркологии им. Сербского подтвердила информацию об увольнении. Отметим, что именно Татьяна Клименко дала положительный отзыв на новую систему медосмотра водителей, которую впоследствии отменил Минздрав. Приказ, который вызвал ажиотаж и километровые очереди перед наркодиспансерами в регионах, должен был сегодня вступить в силу. https://life.ru/t/новости/1256762/uvoliennaia_chinovnitsa_iz_tsientra_narkologhii_im_sierbskogho_poshla_na_povyshieniie

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пт 22 ноя, 2019 23:44 »

https://www.pravda.ru/society/1453874-s ... ?from=smi2

Эксперт о тяжелой доле россиян в 21 веке: в нашей стране к людям, часто, относятся как к средству, сырью и вещам. Может ли человек, которого все время сравнивают с нефтью и ресурсами, чувствовать себя счастливым?


Как показали результаты опроса ВЦИОМ, большинство жителей России считают себя счастливыми людьми. Но что стоит за таким зыбким определением. Об этом Pravda.ru поговорила с заведующим кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ Александром Асмоловым.

Большинство россиян в разной степени ощущают себя счастливыми людьми. Это хороший показатель?

Каждый раз, когда я слышу данные о социологических опросах, я не спешу заниматься их интерпретацией. Особенно когда речь идет о таком особом и очень сложном "индексе счастья". Во-первых, это очень размытая категория. Во-вторых, как правило, люди выдают в ответ на подобный вопрос так называемые мотивировки, которые являются прикрытием, как говорит Фрейд, психологической защитой, своего рода маской подлинного поведения.

Мало кому хочется, когда его спрашивают о подобном, заняться стриптизом, сказать, посмотрите, какой я несчастный. Счастье жестко увязывается с местом в той или иной социальной иерархии. Несчастлив — значит, неудачник, а это в свою очередь означает, что находишься в самом низу социальной иерархии.

Что надо современному человеку для счастья?

Многие россияне говорят, что благополучие есть, а счастья нет. Подобное я слышал от многих серьезных и успешных бизнесменов, даже миллиардеров. В 2018 году проводился опрос — какой страх у людей превалирует. Совершенно неожиданно вместо страха смерти, который, как правило, занимал приоритетное положение в разных цивилизациях, на первое место вышел страх потери смысла жизни.

Я бы сказал, что именно самореализация, ощущение собственного достоинства — мотивационное ядро личности, которое позволяет человеку чувствовать себя счастливым. Счастье там, где тебя понимают, уважают. В нашей стране к людям часто относятся как к средству, сырью и вещам. Может ли человек, которого все время сравнивают с нефтью и ресурсами,
чувствовать себя счастливым?


Что же такое счастье с точки зрения психологии? Есть ли какое-то определение?

Есть огромное количество исследований по психологии счастья. Например, перспективным считается сейчас направление "позитивная психология", в нашей стране его ведет профессор Дмитрий Алексеевич Леонтьев. Классики психологии говорят, что счастье заключается в том, чтобы никогда не стремиться к счастью, как к самоцели, а ставить задачи и решать их. Сумел решить задачу — стал счастливым.

Не так давно президент России заявил, что на поддержку создания позитивного контента в рунете выделяется 400 миллионов рублей. Почему государство так заинтересовано в этом? Чтобы меньше было протестных настроений или чтобы поднялся индекс счастья населения России?

Позитивный контент в интернете — это для будущего наших детей. Что они сейчас в нем находят — деструкцию, агрессию, буллинг. Поэтому позитивный контент необходим для мотивации, чтобы людям было интереснее жить. А это главное. Когда у человека интересная жизнь, то он не будет думать о том, как бы выйти на улицу и кого-то порешить.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Вс 24 ноя, 2019 20:34 »

Ответ Andrei (продолжение):

Ниже приведены три авторитетные экспертные «точки зрения» на знаковые российские события последних лет (включая непрерывный рост налоговой нагрузки на россиян, увеличение тарифов ЖКХ, повышение пенсионного возраста), позволяющие на системном уровне понять «происходящее»:

• Доклад фонда «Петербургская политика»,
• Интервью с д.э.н. проф. Парижского института, главным экономистом ЕБРР Сергеем Гуриевым,
• Интервью с д.и.н. проф. Николаем Платошкиным.

Ознакомление с этими точками зрения «позволяет предположить», что новая система ценностей Партии Единая Россия (в дополнение к патриотизму, это – суверенитет и территориальная целостность страны, сплоченность и единство нации), которая была озвучена на пленарном заседании съезда Партии ЕР 23 ноября 2019 года - имеет главной целью: сохранение существующей в России институциональной среды, сохранение «настоящего состояния» социума и персоналий правящей элиты - на многие десятилетия. А воссоздание в России социальной справедливости через перераспределение национальных богатств, бесплатная медицина включая дорогостоящие операции (пример, Венгрия), бесплатное образование (сегодня в ВУЗах РФ 90% учебных мест организовано на платной основе), научно-техническое и экономическое развитие страны, самореализация граждан в профессии, возможность выстраивания россиянами своей достойной Жизни, - здесь не предусматриваются.


1. ДОКЛАД ФОНДА ПЕТЕРБУРГСКАЯ ПОЛИТИКА
https://www.mk.ru/politics/2019/11/24/r ... aign=anons

Если режим в РФ смягчится, то лишится монополии и бесконтрольности со стороны общества.


В недавно опубликованном докладе фонда «Петербургская политика» под названием «Концепция доброй власти» политологи рекомендовали отказаться от образа «злой власти», аргументируя это запросом общества на «добро», усталостью населения от агрессивной повестки дня. Но может ли власть позволить себе быть «доброй»?

Начнем танцевать от печки. Почему был создан образ агрессивной, сильной, закрытой, злой власти? С какой целью общество запугали, перекормили негативом, посеяли страх, недоверие к остальному миру?

В России почти завершен процесс концентрации собственности и капитала в руках олигархически-чиновной верхушки. Развернутая борьба с «низовой» коррупцией в государственных структурах является заключительным этапом оформления системы, в которой реальная власть бесконтрольно принадлежит правящей группе, а все остальные должны встать во фрунт и соблюдать предписанные сверху правила. Политическая конкуренция в такой жесткой иерархической модели недопустима. Система избавлена даже от декоративной оппозиции. Сама идея, что у нынешней власти может быть какая-то альтернатива, считается ересью.

Однако «новые дворяне», взявшие контроль над ресурсами страны, должны как-то реализовать свои возможности. Олигархия стран Запада стремится к экспансии в глобальном масштабе. А Россия, ограниченная санкциями, вытесняется с «мировой шахматной доски». Поэтому вся мощь ресурса правящей верхушки обрушилась на собственное население.

Если проводить аналогии с психоанализом, то внешняя агрессия сменилась фрустрацией. При фрустрации энергия не имеет возможности выплеснуться наружу и обращена внутрь. Это ослабляет организм, еще больше деформирует психику и чревато печальными последствиями.

Нечто похожее происходит с российским правящим сословием. Концентрация ресурсов и власти позволяет ему в масштабах страны проводить любую политику. Возразить некому. Но для внешней экспансии дороги закрыты. Увеличивать прибыли можно только за счет своего населения.

Поэтому новости о планах повышения налогов, сборов, штрафов публикуются в режиме нон-стоп. Ограничительные меры вводятся в различных областях общественной жизни. Степень контроля над населением уже такова, что в них нет необходимости. Ни в «суверенном Рунете», ни в принудительной установке российского софта на смартфоны, ни в запрете курения на балконах и т.д.

Но власть действует инстинктивно. Повинуется хищным рефлексам. Она может давить и давит. Может запрещать и запрещает. И будет продолжать давить, запрещать, пугать. Потому что если провести параллели с животным миром, то власть в России принадлежит к классу хищников, а население — к травоядным. Беспомощным, робким, убежденным, что от них ничего не зависит.

Может ли тиранозавр стать добрым? Может ли он вместо того, чтобы запугивать своих жертв, вступать с ними в конструктивный диалог? Чисто теоретически возможно все. Но на практике такой сценарий нереален. «Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать» — знакомая цитата из басни Крылова одной фразой описывает отношения власти и общества в современной России.

Пугающий образ хищной власти создается всеми доступными способами для внушения населению мысли о том, что сопротивляться давлению бесполезно. Что от людей в России ничего не зависит, все решается «наверху» и т.д.
Это во многом результат пропагандистской работы, так называемая выученная беспомощность. В реальности, имея возможности для изменения ситуации, люди бездействуют, так как не верят в успех. Сломать волю к сопротивлению и убить веру в свои силы — главные задачи, которые решает образ «злой власти». И решает успешно.


Власть не может себе позволить быть «доброй». Если она «подобреет», то лишится монополии и бесконтрольности со стороны общества. Электорат начнет требовать социальных благ, а это расходы и затраты. За социальными требованиями последуют политические. Зачем тратиться на улучшение благосостояния населения и рисковать тем, что люди потребуют прав и свобод?

Лучше опустить их на самый низший уровень «пирамиды Маслоу» — заботы о физическом выживании. В таком состоянии человеку не до высоких материй. Еще кардинал Ришелье наставлял: «Народ — это мул, который больше портится от праздности, чем от работы». Поэтому «мул» должен пахать, не зная передышки, и у него не останется сил ни на что другое.

Многочисленные опросы и экспертные оценки показывают, что в стране растет недовольство. И без опросов в повседневном общении трудно не заметить, что люди недовольны, растут тревожность, неуверенность в завтрашнем дне. Однако большинство аналитиков сходятся во мнении, что серьезные протестные акции властям не угрожают. Еще в 80-е годы прошлого века грузинский философ Мераб Мамардашвили сформулировал этот феномен: «В России есть недовольство, но нет оппозиции». Потому что в политическом устройстве страны такой элемент системы, как оппозиция, не предусмотрен. Как и 200, и 100, и 50 лет назад, житель России либо за власть, либо причисляется к «вольнодумцам» (в лучшем случае), «предателям», «иноагентам» и т.д.

Политологи в своем докладе пишут о «невротическом» состоянии общества из-за натиска негативных новостей и пресса ограничительных мер. Но для бенефициаров существующей системы это несомненный успех. В таком состоянии общество неспособно к сопротивлению. Более того, общества в современном понимании в России нет. Есть население. Народ. Люди. Общество отсутствует, и допускать его возникновение правящий класс не заинтересован.


https://www.youtube.com/watch?v=xiP-EqCZfeU
22 ноября 2019 года д.э.н. проф. Сергей Гуриев «План Путина, будущее россиян»


https://www.youtube.com/watch?v=Vp_k5tsQYJc
НИКОЛАЙ ПЛАТОШКИН: России нужен социализм, как при Советах, или капитализм, как в Америке? | 22.11.2019


https://ria.ru/20191123/1561506718.html
Россиян должны объединять такие ценности, как суверенитет и территориальная целостность, сплоченность и единство, заявил президент РФ Владимир Путин, выступая на пленарном заседании съезда "Единой России" 23 ноября 2019 года.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пн 25 ноя, 2019 13:32 »

https://www.mk.ru/politics/2019/10/28/p ... ostey.html
28 октября 2019 года
Почему власть демонстративно не замечает плохих новостей?

Неосведомленность представителей власти о «плохих цифрах» стала принимать демонстративный характер. Недавно пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что не видел данных Минэкономразвития о 700 тысячах закрывшихся малых предприятиях, но знаком с «очень позитивными цифрами», которые предоставляет «Корпорация МСП» под руководством Александра Бравермана, отвечающая за малый и средний бизнес в стране.

Еще неделю назад Пескову было «трудно понять», откуда берутся данные Росстата о том, что почти половине россиян денег хватает только на одежду и еду. Пресс-секретарь призвал, чтобы эти цифры объяснили ученые.

Игнорирование «плохих новостей» и тиражирование «хороших новостей» — информационная стратегия, которая создает образу власти «тефлоновое покрытие». Согласно этой концепции «плохие новости» не прилипают к позитивному образу власти и теряются в новостном потоке «хороших новостей».


Однако разница между реальностью и картинкой в телевизоре на массовом уровне становится все ощутимей. Материальное благосостояние россиян ухудшается не первый год. «Тефлон» стирается, и «плохие новости» начинают «прилипать». В Кремле по инерции продолжают делать вид, что не замечают ничего плохого. Но игра в «неосведомленность» только усиливает растущее недовольство в обществе.

Отношение к власти в обществе начинает меняться. Признаки перемен видны по результатам опроса, проведенного ВЦИОМ. Социологи опрашивали респондентов на предмет того, за кого из киногероев они проголосовали бы на президентских выборах. Победу одержал разведчик Штирлиц с результатом 20%. Второе место занял профессор Преображенский из «Собачьего сердца» с 12%. Вплотную на третьем месте расположился киллер-патриот Данила Багров — 11%.

Директор ВЦИОМ Валерий Федоров прокомментировал результат таким образом, что «за Штирлицем скрывается образ Владимира Путина». Это достаточно очевидно.

Что касается профессора Преображенского, то «это фронда. Умная, но фронда, а не заговор и революционное восстание». Преображенский — это «кухонный ворчун», который недоволен существующим положением вещей, но не зовет на баррикады. Иными словами, такое недовольство не представляет опасности для власти.

За Штирлица голосовали люди старшего и среднего возраста, жители небольших городов. За Преображенского — избиратели среднего возраста, преимущественно жители Москвы и Санкт-Петербурга.

Однако у молодежи оказались совсем иные кумиры. В возрастной категории 18–24 лет 18% получил глава «бригады» Саша Белый, 15% — Данила Багров, 13% — Валерий Харламов. Среди опрошенных в возрасте 25–34 лет другая расстановка: Данила Багров — 16%, Валерий Харламов — 9%, Саша Белый — 6%.

Багров — это бунтарь, который не признает существующие правила и нормы, готов к активным действиям силовыми методами, диктует свои правила. Саша Белый — бандит, но придерживающийся «понятий» о справедливости. Эти результаты — явный сигнал о запросе на решительные действия среди самых социально активных слоев общества. Еще одним свидетельством растущей пропасти между поколениями можно считать популярность песен, изобилующих ненормативной лексикой. Это тоже форма выражения бунта против существующей реальности.

Но власть предпочитает не замечать «плохих новостей». Успокаивающий комментарий об «электорате» профессора Преображенского лучше соответствует установке на поддержание иллюзии стабильности и благополучия.

Если суммировать результаты Данилы Багрова и Саши Белого в возрастной группе 18–24 лет, то для 33% опрошенных «идеальным политиком» является Робин Гуд, действующий криминальными методами, «благородный бандит», воплощающий идею «добра с кулаками». Повеяло атмосферой конца 80-х и 90-х годов. И это не случайно.

Исследование ВЦИОМ продемонстрировало картину современного российского общества. Конформистское большинство (старший и средний возраст), заметный слой недовольных, но не готовых к активным действиям граждан среднего возраста (в основном жители двух столиц) и бунтарски настроенная часть молодежи, которая отвергает существующие правила и готова бороться за то, чтобы установить свои собственные.

Примерно в таком же состоянии находилось советское общество после длительного периода «застоя» накануне «перестройки». Только в то время интеллигенция ворчала на кухне, а сейчас изливает свое недовольство в соцсетях. В советское время КГБ содержал обширную сеть информаторов, которые подслушивали антисоветские разговоры и писали отчеты, а сейчас спецслужбы проводят мониторинг соцсетей. Это дешевле и эффективней.

В 1980-х годах молодежи стало тесно в рамках «застоя». Сейчас она чувствует себя лишней в период «стабильности». В обоих случаях наблюдается конфликт поколений, который не имеет системного решения.

Сопротивление существующей политической системы эволюционным переменам, бетонирование политического поля ведут к тому, что потребность в переменах накапливается и проявляется в форме запроса на революционные перемены.

Закономерно, что запрос предъявляет молодежь. Ей надо развиваться, строить семейные отношения, карьеру. Правила, установленные старшим поколением, заманчивых перспектив для роста и развития не предоставляют.

Собственность «распилена», «хлебные места» заняты, условия для развития малого бизнеса неблагоприятны, о чем свидетельствуют данные Минэкономразвития, приведенные выше. Добавим сюда, что качественное образование и медицина — платные, кредиты для бизнеса — дорогие. Неудивительно, что молодые специалисты уезжают работать в другие страны.


Но все это «плохие новости», которые не выносятся на широкое обсуждение, чтобы «не раскачивать лодку». Есть ведь «хорошие новости» о победах в Сирии и новости о том, как «загнивает» Запад. Такая информационная политика может еще как-то отвлечь старшее поколение, но в отношении молодежи она неэффективна. Молодежь интересуют реальные возможности для самореализации, а не репортажи о том, как плохо живут за границей. Тем более что молодежь активно ездит за рубеж и на собственном опыте знает, чего стоят телевизионные «страшилки».

«Тефлон» отслаивается от позитивного образа власти под ворчание профессора Преображенского и суровые взгляды Саши Белого и Данилы Багрова.

В данной ситуации есть два выхода — нанести на образ власти новый слой «тефлона» или заняться системным решением накопившихся в обществе проблем.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 27 ноя, 2019 00:48 »

Для тех, кто интересуется.
Имеется ли протестный потенциал в России 2019 года?

http://ilinalexey.ru/2019/06/17/potrebi ... ktivnosti/
17 июня 2019 года
Алексей Ильин

Потребительство как фактор нейтрализации и социальных связей и политической активности.
(сокращенный текст)


В постсоветском российском обществе сложилась культура потребления, ока¬зывающая негативное влияние на многие аспекты социально-культурной жизни человека и общества в целом. Общество потребления — это совокупность отношений, где господствует выступающий смыслом жизни символизм материальных объектов, влекущий потребителей приобретать вещи и тем самым позиционировать свой статус.

В статье рассмотрены такие характерные для российской современности проблемы как ос¬лабление социальных связей, индивидуализм, аполитичность, переориентация массового интереса с серьёзных политических, экономических, экологических тем на аспекты личного характера.

Показано, что данные проблемы напрямую связаны с тенденциями потребитель¬ской культуры. А культура потребления предполагает «призывы» к индивидуальной активности и к социальному бездействию.

Деконсолидация представляется добровольной маргинализацией, свойственной обществу потребления. Когда она приобретает массовый характер, следует кон¬статировать парадоксальное явление «социального исключения большинства».

Происходящая перманентная революция индивидуализма, выраженная в соответствующих изменениях культуры и ценностных ориентаций, устраняет политическую активность, вытесняет поли¬тический дискурс из массового сознания.

Нечувствительность к проблемам общества, страны и мира — одна из метапроблем и социальных метаугроз, характерных для эпохи потребления. В качестве теоретико-методологической базы исследования использованы теории социологии потребления и социальной философии.

Гипертрофирование ценностей потребления в пределе ведёт к потере обществом своей основы — социальности.

Современное общество можно назвать деполитизированным и чрезмерно атомизированным. Тенденции деполитизации и деконсолидации обусловлены различными причинами, однако мы предполагаем, что потребительская культура является одной из наиболее значимых причин индивидуализации общества и утра¬ты социальных связей.


В обществе потребления падает интерес к глобальным проектам, ставящим перед собой в качестве цели не столько избавление от насущных проблем, сколько построение абстрактного общества будущего в долгосрочной временной перспективе. Для реализации подобного проекта необходимо коллективное действие, которое отсутствует как вследствие утраты веры в коллективизм, так и вследствие утраты веры в социальную проективность, которая сменилась приземлённым индивидуальным прагматизмом.

Товарищество было системой связей, характерной для СССР и пронизывающей общество в целом. «…Чем теснее интегрирован че¬ловек в общество, тем выше его способность ощущать коллективную ответственность и социальный стыд.

Сейчас товарищество, коллективизм и социальная ответственность ушли с со¬циально-культурной сцены. Единый в своей истории и судьбе народ оставляет место для бесконечно дробящихся меньшинств.

Консолидация на основе общих интересов и проблем не представ¬ляется условием реализации собственных (индивидуальных) интере¬сов. Наоборот, она видится как условие ограничения персональной свободы и пустая потеря личного времени.


Особенно подобное ви¬дение утверждается, когда люди смотрят на богатые образцы (среди которых бывают их близкие) и понимают, что успешные потребители достигли социально-экономических высот благодаря личной предпри¬имчивости, а не коммунализму.

На место охватывающего широкий временной и общественный ареал мега-мышления и социальных по¬буждений приходят микро-мышление и индивидуальные побуждения.

Общество разделяется на множество точек и пространственных единиц и теряет свою пространственность, выраженную в совмест¬ности бытия. В гипер(пост)капиталистическом потребительском обществе солидарность и нравственность как социальный фундамент заменяются утилитарной, индивидуалистичной и прагматичной ло¬гикой.

В потребительском обществе «своих» нет. Там есть борьба за выживание всех против всех, способствующая дегуманизации соци¬ума. Конечно, основанные на взаимопомощи процессы интеграции тоже происходят, но их количество и качество снижаются в условиях господства индивидуализма. Помимо них, вследствие морального спада, идут также процессы криминальной интеграции.

Происходит закат социальных метанарраций, ставящих акцент на героике и великих целях, притягивающих всеобщее внимание, актуализирующих всеоб¬щую активность и направляющих её в единое русло.


Наблюдается расцвет микронарраций — принципиально де-героизированных, де-глобальных, локализо¬ванных в личной сфере. По меткому выражению В. П. Визгина, мир потребления страшен беспросветностью своей аутопичности, так как нет ни утопии, ни сил на неё, ни высшего консолидирующего людей упования [Визгин, 2014].

Приведём также слова Э. Гидденса: «Не существует больше «великих сказаний», или мета-сказаний (metanarratives) — общих концепций истории или общества, — которые имели бы какой-то смысл…. Постсовременное общество характеризуется край¬ним плюрализмом и неоднородностью… Мы вступаем в контакт со многими идеями и ценностями, но они мало связаны с историей тех регионов, в которых мы живём, или же с нашими собственными частными историями. Кажется, что всё находится в постоянном движении…» [Девиантность…, 2012: 26].

Сегодня наблюдается спад протестной активности как таковой и утрата иде-ологических и политических установок. Даже акции протеста всё менее массовы, а если и предполагают большое количество вовлечённых в них людей, то говорить следует о каком-то возмутившем широкие слои (обычно единичном) поводе, а не о глубоком объединяющем эффекте, фундированным сильным чувством солидарности и сопричастности.

Политическая идеология теряет возможность мобилизовать общество, в ко¬тором падает роль авторитетов, величественных образов, серьёзных замыслов бу¬дущего и программ коллективных действий, и возрастает значимость гедонизма и вещизма. Консьюмер не тяготится бессмыслием, так как находит в бессмыслии свой местечковый «вещистский» смысл.

Как отмечает Ж. Липовецки, сегодня касающиеся коллективной жизни узловые вопросы ожидает участь, подобная шлягерам хит-парадов — вершины сглаживаются, всё нивелируется из-за равнодушия.

Социальные институты и ве¬ликие ценности теряют содержание, что указывает на массовое опустошение, превращающее общество в обескровленное тело, в упразднённый организм. Непомерная переоценка частного начала ведёт к демобилизации общественного пространства.

Интерес к политическим выборам напоминает интерес к метео¬прогнозам, бегам или спортивным состязаниям, так как политика покончила с идеологизированным сознанием и превратилась в развлечение.
Заявление ми¬нистра воспринимается не серьёзнее фельетона.
Политические распри превра¬щаются в пародию на соперничество, которую транслируют в развлекательных телешоу.


Незаинтересованность в социальном смысле своего существования и преувеличенное значе¬ние «Я» идут рука об руку. Самосознание заменяет классовое созна¬ние, а нарциссическое сознание заменяет политическое. Наступает политическая апатия.

Неонарциссизм как следствие разочарования в великих социальных целях и смысле настоящего характеризует шаткую, хрупкую и возбудимую личность, лишённую устоев и воли. «Мы не голосуем, но ценим возможность проголосовать; не интере¬суемся политическими программами, но ценим то, что у нас суще¬ствуют партии; не читаем ни газет, ни книг, но ценим свободу слова» [Липовецки, 2001: 192].

Люди всё меньше принимают всерьёз обещания политических лидеров и активистов общественных движений. Они обычно объеди¬няются с политическими деятелями не благодаря своей вере в их ло¬зунги и проекты, а в целях найти влиятельную поддержку для решения своих индивидуальных проблем. Поэтому объединяться предпочитают с сильными политическими акторами, которые путём нарастающей поддержки увеличивают свою силу, а также и влияние на общество в первую очередь в своих, а не в общественных, интересах. Если раньше нонконформизм протестовал против доминирования обще¬ственного над частным, против государственно санкционированного давления на личность, то сейчас его функцией должно быть не только сопротивление давлению на личность сильных экономических и по¬литических акторов, но и гегемонизму частного, индивидуального и обывательского над общественным.

Культура потребления таит в себе призыв к индивидуальной ак¬тивности, но к социальному бездействию. Призыв к решению любых проблем мира, в том числе и экологической, вызывает у прагмати¬ка-гедониста вопрос: «Что я от этого получу?». Понятия социальной борьбы, предотвращения общественных угроз, патриотизма, соци¬ального целеполагания и всеобщего объединения не просто утратили серьёзность в глазах людей, а стали подвергаться остракизму. Идея об¬щих интересов выдается как сомнительная, смешная и даже безумная.

Культурную гегемонию одержал культурно-исторический тип, на¬зываемый мещанством. Он ненавидит культуру производства (напри¬мер, советскую культуру). Он противоположен творчеству, прогрессу, верности идеалам и социальной активности.

Для него неприемлемы никакие движимые социальными идеалами активные действия. Нет встреч микрополитики индивидуальных интересов и макрополитики общественных интересов.

Нет соединения частных неудач в общественные интересы, нет коллективизации, обобществления частного; оно остаётся приватизированным. Вместо этого происходит подача частного под видом общественного, совершается тотальная подмена, а потому — разъединение этих двух сфер, уничтожение общественного и за счёт этого отдача максимально широкого пространства на откуп частному, которое не способно осуществлять производство социальных связей.

С. Жижек пишет, что трудно согласиться с тем, будто частной жизни угрожает медийный тренд выставлять на публичное обозрение самые интимные подробности жизни. Наоборот, исчезает публичная жизнь [Zizek, 2005]. Как заметил З. Бауман, частное выстав¬ляется напоказ в своём неприличии, но оно от медийного тиражирования не становится общественным [Бауман, 2008].

Важные вопросы жизни общества в медийном пространстве (особенно в ток-шоу) замещаются слухами, сплетнями, местечковыми скандалами личного характера. Массовые медиа-ресурсы используются для обсуждения семейных, сексуальных и т. п. проблем.

Политическая и социальная реальность подменяется идеализированной бытовой реальностью. Подмена серьёзного «откровениями» индивидуально-местечкового одерживает верх и учит людей замыкаться в себе, в своих личных проблемах и их в решении. Она не учит объединяться, смотреть за линию горизонта, мыслить о значительно более глобальном и серьёзном, чем правильный выбор товара в магазине.


Гламуризация масс-медиа забалтывает, пропевает и затанцовывает реально актуальное и социально проблемное.

Весь этот китч парализует протестную волю народа. Человеку хочется быть счастливым и он отвлекается от проблем реальности, погружается в чудесный мир, созданный СМИ, и обретает счастье. Политика СМИ, пиар и реклама обво¬лакивает реципиента паутиной требований, предложений, ложных потребностей.

Политика теперь не столько устанавливает жёсткий контроль, сколько создаёт ему альтернативу — соблазн аполитичности, выраженный в потреблении.


Инструментом реализации этого соблазна выступает «шоуизированный» масс-медийный контент. Вместо грубого физического принуждения актуализируется мягкая принуждающая способность знаков и символов, которые присущи вещам.

Посредством этих символов потребитель вовлекается в поток гедонизации и симво-лизации, конструирования своего статуса, которое становится максимально значи-мым и замещающим собой другие (в том числе коллективные) формы деятельности.

Человек в атомизированном обществе принимает интраполитические решения, то есть решения, касающиеся его личной жизни и управления собой ради самоустройства. Он (сознательно или бессознательно) отказывается от членства в объединяющем людей политическом целом, которое принимало бы общеполитические решения. Автономия индивида ставится выше моральных обязательств и социальных отношений. Исчезает чувство ответственности за страну.

Происходящая перманентная революция индивидуализма, выраженная в соответствующих изменениях культуры и ценностных ориентаций, устраняет полити-ческую революционность, вытесняет политический дискурс из сознания человека.


По замечанию А. С. Табачкова, в мире расчёта, где идеальное — лишь информация, маловероятны революции, требующие рождения идей и людей, готовых брать на себя экзистенциальный риск их реализации [Табачков, 2014].

Отношения приобретают поверхностный, недолговечный и прерывный характер и перетекают в режим «лёгкой» социальности, которая, с одной стороны, не вызывает агрессии к другому индивиду как к «чужо¬му», а с другой — делает восприятие людей сугубо функциональным и ры¬ночным [Иванов, 2011].

Деконсолидация есть добровольная маргинализация. И когда она приобретает массовый характер, следует констатировать парадоксальное явление «социального исключения большинства».

Для психики потребителя более комфортен примерно следующий (конечно, условно сформулированный) принцип: если «мы» не можем влиять на происходящее, если каждый из нас не защищён общим «Мы», проще отказаться как от понятия «мы» и лежащей в его основе солидарности, так и от признания серьёзности происходящих в стране или в мире тенденций.

Вместо «мы» и глобальных процессов есть «я» и мои личные интересы. Так происходит вытеснение общественного из сознания людей. Сознание становится аутистическим, проявляющим эскапизм по отношению к угрожающим сообщениям (вытесняющим их) и предпочитающим скрываться под панцирем индивидуализма, под щитом гаджетомышления и гаджетоцентрированности. Аутистическое сознание создаёт вместо реалистических приятные представления, даже если они совершенно не сообразуются с реальностью.

Отвлечения на общественное возможны, когда общественное непосредственным образом влияет на индивидуальное. «Человек социальный» уступает место «человеку индивидуальному», политически активный гражданин капитулирует перед потребителем.

Пропаганда потребительства, массовая интериоризация потребительских установок вытесняют гражданственность. «Быть потребителем намного более комфортно, чем быть гражданином, и в прямой конкуренции государственная идентич¬ность неизбежно проиграет идентичности потребительской» [Санина, 2013: 14].

«Обыденное сознание привыкает скользить по поверхности, оперировать рекламными слоганами, клипами, лозунгами, оставаясь, в лучшем случае, на уровне здравого смысла, который, может быть, и удобен для повседневного обихода, но испытывает растерянность в сложных ситуациях морального и политического выбора.

Однако именно это соответствует целям бюрократического общества, контролируемого консью¬меризма: создать иллюзию выбора, скрыть за выбором потребителя необходимость и возможность выбора гражданина» [Шихардин, 2014: 176].

Гораздо проще собрать людей под рекламным лозунгом «Распродажа!», чем под знаменами политического идеала.

Потребительский индивидуализм нейтрализует два рода глубины — глубину внутреннего мира человека и глубину доверительных отношений между людьми.

Консьюмеризм призывает ограничиваться поверхностным «слоем» индивидуального хотения-развлечения и не углубляться в «слой» социальной справедливости, добра, истины и красоты.

Как отмечала Х. Арендт, кто не знал ничего, кроме приватной стороны жизни, и, как раб, не имел доступа к общественному, или, как варвар, не учредил откры¬тую всем публичную сферу, собственно человеком не был [цит. по: Носов, 2014].

Согласно Арендт, там, где люди живут совместно, но деполитизированно (например, в родоплеменных обществах, в деспотически управляемых социумах или в частной сфере семейной жизни), нет свободы [Арендт, 2014].

Выбор нового вкуса чипсов молодёжь интересует больше, чем выборы во власть. Не желая воспринимать сигналы об угрозах, потребитель просто отключает систему восприятия угроз. Он помещает себя в некое культурно-психоло¬гическое зазеркалье.

Ещё один из важных факторов — утрата доверия людей друг к другу, которая не позволяет даже абсолютным единомышленникам сплотиться в единый силь¬ный союз. Сплочение происходит на уровне небольших родственных общностей, в то время как идентификация с большими общностями нестабильна, а поли¬тические идентичности вообще отторгаются на периферию потребительского интереса.

В целом социальная коммуникабельность утрачивается. Только самые близкие вызывают чувство доверия, микросоциальные сети взаимодействия остаются главными ресурсами выживания, а малые группы — структурами обе¬спечения защиты от различных опасностей.

Конституируется опора исключительно на себя, семью и некоторых близких [Горшков и др., 2011; Данилова, Ядов, 2004; Иванова, Шубкин, 2005; Кара-Мурза, 2010; Реутов и др., 2011].
«Обладание теми или иными предметами становится одним из основных энергетических источников, подпитывающих индивидуальное ego участников общества.


В этой ситуации коллектив отсутствует, т. е. интерес любой общности заведомо вступает в противоречие с вещным интересом агента потребления…» [Семенов, Прокопьева, 2014: 135].

Коллектив сужается до семьи. Наряду с индивидуалистичным чувством остаётся чувство связи с семьёй, но чувства связи с родиной и обществом серьёзно ослабевают. Семья воспринимается не как ячейка общества, а как убежище. Формирующиеся на основе родственных и дружеских связей социальные сети не доходят до уровня гражданских инициатив по защите общественных интересов.


Люди, наполненные апатией и равнодушием к серьёзным проблемам, и, напротив, сверхчутким вниманием к личным проблемам, не могут создавать здоровое и развитое общество, готовое к каким-либо инновационным прорывам.

Они в своём малодушии и неведении отпускают от себя бытие, дистанцируясь от него, позволяют бытию ускользать от их влияния, предпочитают бытию быт, микромир индивидуализ¬ма. Присутствие в мире разменивается на присутствие в микромире.

В обществе, где укоренены сугубо потребительские ценности плеонексии (с греч. «pleo» больше и «echei» иметь), стяжательства, эгоизма, личной выгоды (в том числе за счёт других людей), индивидуализма и обладания возникает дефицит желания жить согласно ценностям солидарности. Солидаризм превратился в форму девиантности. Так происходит замыкание круга меркантилизации.

Взращенная социальная апатия пополнила собой список угроз для страны и общества наряду с многочисленными экономическими, социальными и культурными проблемами. Нечувствительность к проблемам общества, страны и мира — одна из метапроблем и социальных метаугроз, характерных для эпохи потребления. Она способна актуализи¬ровать множество других угроз. Эту нечувствительность можно назвать эмоциональной анестезией, проявляющейся в утрате эмоциональной реакции на негативные социальные процессы, на которые нравственно состоявшийся человек просто не может реагировать безучастностью.

Индивидуализм следует понимать не как проявление независи¬мости и само-детерминированности, а скорее как проявление эгоизма и меркантильности в соответствии с изоляционистским принципом «моя хата с краю».

Именно индивидуализм, а не субъективизм как проявление осознанной самодетерминации и гражданской пози¬ции, выступает основой потребительства, которое разделяет людей на «неделимые атомы», испытывающие друг к другу в основном эконо¬мический интерес. Когда люди разделены и каждый руководствуется только личной выгодой, в конце концов возникает результат, к кото¬рому никто из них в отдельности не стремился.

Если воспринимать общество как совокупность отношений между людьми, возникает вопрос: не утратила ли социология в современных условиях объект своего изучения, не исчез ли он с появлением новой формации, которая нивелирует общественное, в которой вместо общества фигурирует население и господствует индивид — «не-общественный человек»?

Потребительское общество — мир одинокого в своей индивидуальности консью- мерасолипсиста. Это «общество», отрицающее свою социальную суть и возможность своего именно социального существования. Оно из-за деконсолидированности представляет собой совокупность индивидов как целое, которое меньше суммы своих частей. В то же время здоровое общество, объединённое национальной идеей, проек¬том и многочисленными социальными связями, напротив, является совокупностью, где целое больше суммы своих частей.

Следует заметить необходимость отказа не от частного, а от его сакрализации, абсолютизации, происходящей в ущерб ценности коллективного. Прагматизм и расчётливость способны объединить людей, чьи интересы временно совпадают, но они не могут служить объединяющей основой на всенародном уровне и выступать вдохновляющими идеями, скрепляющими социум. Политическое и социальное растворяются в потребительском.

Конечно, мы не хотели сказать, что все социальные слои проникнуты ценно¬стями консьюмеризма и что термин «общество потребления» — не обобщающая метафора, а социальный факт. Нет оснований полагать, будто индивидуализм и другие потребительские ценности стали повсеместными и универсальными. Однако культура потребления продолжает развиваться и упрочивает свои пози¬ции. Нейтрализация социальных связей и политической активности происходит по разным причинам и распространение потребительских ценностей — одна из основных причин. Представленный здесь анализ — это не столько диагноз со-временному обществу, сколько предзнаменование тех проблем, которые могут возникнуть при условии дальнейшего развития консюмеризма.


ВЫВОДЫ

Итак, именно индивидуализм, а не субъективизм как проявление осознанной самодетерминации и гражданской позиции, выступает одной из главных ценностей потребительской культуры.

Потребитель ограничивается интраполитическими решениями — теми, которые касаются его личной жизни. Происходит отказ от членства в объединяющем политическом целом, которое принимало бы общеполитические решения.

Место моральных обязательств, социальных отношений занимает автономия. Культура потребления осуществляет призыв к индивидуальной активности, но к социальному бездействию.

Консолидация на основе общих интересов не представляется условием реализации собственных интересов, а скорее видится в качестве условия ограничения персональной свободы и пустой потерей личного времени.

Деконсолидация есть добровольная маргинализация. Когда она приобретает массовый характер, следует констатировать парадоксальное явление «социального исключения большинства».

Деконсолидация и индивидуализация сопряжены с утратой идео¬логических, политических и гражданских установок.

Потребительская культура упрочивает дефицитарность социального субъекта политической жизни.

Перманентная революция индивидуализма, выраженная в соответствующих изменениях культуры и ценностных ориентаций, устраняет политический активизм, вытесняет политический дискурс из сознания.

Глобальным социальным проектам и метанарративам предпочитаются де-героизированные микронарративы и микропро¬екты личной судьбы.

«Человек социальный» уступает место «человеку индивидуальному», политически активный гражданин капитулирует перед потребителем, гражданское общество — перед потребительским.

Консюмеризм, наполненный равнодушием к серьёзным про¬блемам, и, напротив, сверхчутким вниманием к личным проблемам, не может лежать в основе здорового и развитого общества, готового к каким-либо инновационным прорывам.

Нечувствительность к про¬блемам общества, страны и мира — одна из метапроблем и метаугроз для общества и культуры.

Несостоятельно противопоставление принципов «общество выше личности» и «личность выше общества». В защите нуждаются как частное, так и общественное измерения социокультурного бытия.

Общество призвано быть объединённым национальной идеей, но данная объединённость должна сосуществовать с правом и свободой отдельной личности, чтобы коллективизм не доходил до подчинения личного общему, а национальная идея не воплощалась в крайние фор¬мы этатизма и идеократии.



Список литературы

Арендт Х. Что есть свобода? // Вопросы философии. 2014. № 4. С. 32-49.
Бауман З. Индивидуализированное общество / Пер. с англ. под ред. В. Л. Иноземцева. М.: Логос, 2005. — 390 с.
Бауман З. Рассказанные жизни и прожитые истории // Социо¬логические исследования. 2004. № 1. С. 5-14.
Бауман З. Текучая современность / Пер. с англ. под ред. Ю. В. Асо- чакова. СПб.: Питер, 2008. — 240 с.
Визгин В. П. Русская философия сегодня (Размышления о семи¬наре и книге) // Вопросы философии. 2014. № 12. С. 118—129.
Вотинцева Н. Н., Ильин А. Н. Культура потребления и реклама: монография. Пермь: ПИЭФ, 2014. — 132 с.
Горшков М. К., Петухов В. В., Крумм Р. Двадцать лет реформ глазами рос¬сиян (опыт многолетних социологических замеров). М.: Весь Мир, 2011. — 328 с.
Данилова Е. Н., Ядов В. А. Нестабильная социальная идентичность как норма современных обществ // Социологические исследования. 2004. № 10. С. 27—30.
Дебор Г. Общество спектакля / Пер. с фр. C. Офертаса и М. Якубович. М.: «Логос», 1999. — 224 с.
Девиантность в обществе потребления: Коллективная монография. / Под ред. Я. И. Гилинского и Т. В. Шипуновой. СПб.: Издательский Дом «Алеф- Пресс», 2012. — 464 с.
Иванов П. В. Потребление как агент лёгкой социальности в городском пространстве // Журнал социологии и социальной антропологии. 2011. Том XIV. № 5(58). С. 142—147.
Иванова В. А., Шубкин В. Н. Массовая тревожность россиян как пре¬пятствие интеграции общества // Социологические исследования. 2005. № 2. С. 22—28.
Ильин А. Н. Деконсолидация и деполитизация, характерные для общества потребления // Социологический журнал. 2014а. № 3. С. 101 — 115.
Ильин А. Н. Культура, стремящаяся в никуда: критический анализ потреби¬тельских тенденций: монография. Науч. ред. Д. М. Федяев. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2012. — 266 с.
Ильин А. Н. Культура общества массового потребления: критическое осмыс¬ление: монография. Омск: Изд-во ОмГПУ, 2014б. — 208 с.
(и еще 13 источников)

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Чт 28 ноя, 2019 21:34 »

ГЛАВНЫЕ ВОПРОСЫ РОССИИ 2019 ГОДА: НАЦИОНАЛИЗАЦИЯ И ДЕОФШОРИЗАЦИЯ ПРЕДПРИЯТИЙ СИСТЕМООБРАЗУЮЩИХ ОТРАСЛЕЙ ПЛЮС СТРАТЕГИЯ ВОЗВРАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ.

https://www.youtube.com/watch?v=QBpBeg0Wmg0
Национализация неизбежна
26 нояб. 2019 г.

Законодательство, регламентирующее процесс национализации, существует во многих странах, но почему все предложения КПРФ принять аналогичный закон блокируются «партией власти»?

Как приватизация государственной собственности изменила Россию?

И какая национализация нужна нам сегодня?

На эти и другие вопросы в студии «Точки зрения» отвечают депутат Государственной думы Алексей КУРИННЫЙ (фракция КПРФ), председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин КАТАСОНОВ, заместитель директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Дмитрий КУВАЛИН, эксперт Института стран СНГ Игорь ШИШКИН и кандидат экономических наук Александр ПЕТРОВ.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 04 дек, 2019 16:16 »

https://tsargrad.tv/experts/chudovishhn ... ource=smi2

Депутат ГД РФ, д.э.н. Михаил Делягин
Чудовищная нищета на фоне безумной роскоши погубит страну


Совокупное состояние российских миллиардеров – только официальное – за год увеличилось на 38,4 миллиарда долларов. А численность их неуклонно растёт. При этом по данным социологических опросов, доля нищих составляет 10%.

Нищие – это те, кого официально называют бедными. Это люди, которым не хватает денег на еду. А по-настоящему бедных – ещё порядка 70%. Это люди, которым не хватает текущих доходов на покупку простой бытовой техники.

Это серьёзная проблема. Это структура общества, в котором самая вульгарная социальная демагогия, как это ни ужасно признавать, является правдой. Потому что у нас так много бедных и так много сверхбогатых.

Да, сверхбогатые лично в этом не виноваты. Такова государственная политика, которая превращает Россию в налоговый рай для миллиардеров и налоговый ад для всех остальных. Такова социально-экономическая политика, которая устраивает жесточайший денежный голод и блокирует тем самым развитие.

Государство поощряет спекуляцию. И кроме спекулянтов дышать никому невозможно. Да, если вы удачливый спекулянт – у вас всё восхитительно. Но если вы хотите просто честно работать – вы в глубоком ауте.

Выход достаточно прост. С одной стороны, это прогрессивная шкала подоходного налога. О необходимости которой, ещё когда ввели плоскую шкалу, говорили олигархи – даже олигархи!

Сейчас уже государственный банкир Костин говорит о её необходимости. И только правительственные либералы, которые не хотят, насколько можно судить, платить налоги в этой стране, её торпедируют.

С другой стороны, необходимо выполнить Конституцию Российской Федерации и гарантировать гражданам России прожиточный минимум. То есть обеспечить людям право на жизнь, которое до сих пор попирается в отношении 10% наших сограждан, по данным социологов.

И самое главное – необходимо развивать экономику. Необходима комплексная, а не кусочно-разрывная модернизация инфраструктуры. А для этого нужно не только стратегическое планирование, которое у нас практически уничтожено, но и дешёвый кредит. А если вы хотите дешёвый кредит для реального сектора – вам придётся ограничивать финансовые спекуляции.

В этом корень зла, в этом причина того, что российские либералы не хотят обеспечивать развитие страны. Они знают и прямо говорят, что для этого придётся ограничивать финансовые спекуляции.

А они, служа глобальным спекулянтам, этого не могут по самой своей природе. Поэтому, если мы хотим, чтобы у нас было не меньше богатых, как во время революции, а меньше бедных, если мы хотим, чтобы наш народ жил нормально и по-человечески, если мы сами хотим жить нормально и по-человечески, – нам нужно не грабить богатых, а оздоравливать российское государство.

Заменять либералов нормальными специалистами и переходить от реформ к нормальности. Разумеется, в рамках правового поля. Я надеюсь, что это всё ещё возможно.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Чт 05 дек, 2019 16:53 »

ВАЖНЫЙ РАЗГОВОР
Обсуждение политического экономического курса на основе значимых событий России 2019 года: структурный анализ знаковых процессов, факты-цифры, прогноз до 2022 года.

https://www.youtube.com/watch?v=7kWvQGZ0GTo
Врут и не краснеют (02.12.2019)

• Почему российские власти не любят подводить итоги своей работы, предпочитая рассказывать о грандиозных планах на будущее?
• Почему правительство проваливает поставленные перед ним задачи?
• И не оно ли больше всего мешает росту реальных доходов россиян?

На эти и другие вопросы в студии «Точки зрения» отвечают заместитель Председателя ЦК КПРФ Дмитрий НОВИКОВ, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике Николай АРЕФЬЕВ (фракция КПРФ) и экономисты Леонид ПАЙДИЕВ и Антон МОИСЕЕВ.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пт 06 дек, 2019 16:38 »

ВАЖНЫЙ РАЗГОВОР
https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/12/05 ... ource=smi2
5 декабря 2019

ПУТИН ТЕРЯЕТ РЕЗЕРВЫ


Молодежь постепенно вырывается из-под власти политического режима, с которым у нее совершенно разные ценности.

В своем последнем слове на суде московский студент Егор Жуков стал вчера вдруг говорить о ценностях. Не о коррумпированности власти. Не о формах борьбы с режимом. Не о собственной печальной судьбе. А о высших ценностях. О предназначении человека, любви, ответственности и доверии.

Это было довольно необычно. Но, когда я читал текст последнего слова Жукова, сразу вспомнил знаменитое выступление молодого либертарианца Михаила Светова на одном из московских митингов весной этого года. Видеозапись этого выступления получила название «Новая искренность». Суть его сводилась к тому, что мы устали от лжи, цинизма, иронии и всяких ужасов, о которых вещает телевизор. Мы устали от того, что люди не верят ни во что.

И 34-летний Светов, и 21-летний Жуков занимаются политикой, но говорят о таких вещах, которые многим российским гражданам кажутся с политикой совершенно не связанными. В путинском поколении пятидесяти- шестидесятилетних (к которому и я принадлежу) не принято рассуждать о ценностях. После школьных размышлений о Толстом и Достоевском мы к теме высших ценностей почти никогда не возвращаемся. Работа, деньги, семья, покупки, дети, успех… Интересы путинского поколения находятся обычно в этой сфере. А из нее, в свою очередь, вырастают «высшие сферы» — политика, бизнес, карьера, менеджмент, реклама, выборы, манипулирование людьми… То есть все, что так или иначе связано с обманом, цинизмом и иронией. С тем, что является противоположностью «новой искренности».


Власть и народ: конфликт интересов.

Конечно, в работе, деньгах и покупках нет ничего плохого. Это реальность, о которой должен думать любой человек, достигнув определенного возраста. Но за последние пару десятилетий в нашей стране стали доминировать люди, для которых карьера (а не просто работа), богатства (а не просто деньги), виллы, яхты и самолеты (а не просто покупки) стали смыслом жизни. А под этот смысл стали подстраиваться и ценности.

На пустое место, которое осталось в душах от давно забытых Толстого и Достоевского, у представителей путинской элиты пришли цинизм, лживость и склонность к насилию. Поскольку без этого невозможно иметь власть и материальные ценности при нынешнем политическом режиме. Невозможно 20 лет управлять страной без манипулирования сознанием людей. Особенно если страна давно погрузилась в унылый застой и не обеспечивает людям ни хорошей работы, ни растущей зарплаты, ни спокойствия за будущее семьи и детей.

Истинные духовные ценности в такой ситуации были подменены разговорами о скрепах и патриотизме. Истинные поступки, на которые нас вдохновляют любовь и ответственность, стали подменяться строительством храмов и церковным ритуалом. Торговля с высшими силами об условиях обретения материальных ценностей (мы им — свечку и молитву, они нам — деньги и карьеру) стала заменителем искренности. Можно избить женщину на митинге или посадить студента в тюрьму за видеоблог, а после запросто получить прощение от человека, который точно так же, как судья, прокурор или полицейский, обслуживает интересы политического режима — только носит при этом не мундир, не костюм, а рясу. Духовность в нынешней социально-политической системе была полностью интегрирована в круг понятий «от мира сего». И это путинскую элиту вполне устраивало.


Транзит власти? Не дождетесь.

Наверняка подобная ситуация не нравилась многим даже в путинском поколении. Но вызывала лишь слабый протест. Причем протест этот осуществлялся в привычных формах. Мы говорили обычно не о высших ценностях, которые политический режим девальвировал, а о необходимости трансформации самого режима. И даже у поколения сорокалетних, в том числе у Алексея Навального, протест основывается на привычной риторике: жесткое обличение власть имущих, облеченное в ироничную форму, столь любимую зрителем.

Может ли следующее поколение предложить иной подход? Думается, что яркие выступления Светова и Жукова — это не случайность. В истории так неоднократно уже бывало: после эпохи цинизма и прагматизма наступала эпоха новой искренности, в моду входили размышления о высших ценностях. Более того, в XXI веке, когда, несмотря на все социальные проблемы, человек все же имеет кусок хлеба и крышу над головой, естественным становится переход от ценностей выживания к ценностям, обеспечивающим самореализацию. О том, почему это так, много пишет, например, американский социолог Рональд Инглхарт (прим. пирамида Маслоу).

Не следует думать, конечно, что на смену путинскому поколению «грешников» приходит поколение «святых». Не бывает поколений плохих и поколений хороших людей. Скорее всего, основная масса двадцати- и тридцатилетних граждан России вынуждена будет в путинской политической системе превращаться в конформистов. Ей придется либо приспосабливаться к ситуации в стране, либо уезжать из России на Запад, как поступил недавно известный пропутинский молодой активист Роберт Шлегель, долгое время строивший карьеру в движении «Наши» на цинизме и беспринципности.


Страна, в которой не хочется жить

Конформизм зависит не столько от господствующих в том или ином поколении идей, сколько от заданных сверху условий жизни. Лишь немногие лидеры, такие как Егор Жуков, идут наперекор системным правилам, понимая, что в определенной ситуации они попадут под репрессии. Но если в молодом поколении при всем его внешнем конформизме начинают доминировать идеи, которые вслед за Михаилом Световым мы можем назвать новой искренностью, подобная трансформация сознания будет много значить для неизбежной трансформации политического режима.

Владимир Путин сегодня теряет «резервы». Если его поколение, в общем и целом, удовлетворено той жизнью, которую создал их лидер, то молодежь хочет совсем другого. Путин может управлять карьерой и поведением молодых людей, но он уже не властен над их душами. Путин еще может добиться от них произнесения ритуальных фраз о врагах, которые со всех сторон окружают Россию, но не может предотвратить того, что учатся жизни эти люди (не исключая шлегелей) именно у «врагов», а не «делают жизнь» с товарища Дзержинского, как их предшественники.

Дмитрий Травин

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Пн 09 дек, 2019 23:01 »

ДЛЯ ТЕХ, КТО ИНТЕРЕСУЕТСЯ
https://www.mk.ru/politics/2019/04/04/p ... eniya.html
Политолог Валерий Соловей предсказал России потрясения
04.04.2019

Включив в России телевизор, сразу убеждаешься в том, что страна стоит на краю пропасти: дышащая на ладан экономика, нищающее население, коррумпированная власть, преследование инакомыслящих... И страна эта, естественно, называется Украина. О том, какие цели преследуют российские телепропагандисты и власть в целом и насколько они к этим целям близки, в интервью «МК» рассказывает известный политический аналитик, доктор исторических наук Валерий Соловей (МГИМО).

(Один из основных предметов научного интереса профессора Соловья — медиаманипулирование и политическая пропаганда.)



- Валерий Дмитриевич, про Украину и ее беды нам рассказывают уже практически 24 часа в сутки. Вначале казалось, что в этом есть свой сермяжный резон, что наши командиры готовят нас к освободительному походу против «бандеровской чумы».
Но время идет, войны нет, а масштабы пропагандистских усилий превзошли уже, пожалуй, даже военные нужды. Есть здесь логика? Или это уже, как говорится, клиника?

- Я все-таки обнаруживаю логику. Логика состоит в следующем. Если у вас нет позитивной внутренней повестки, если социально-экономическая ситуация ухудшается, а вашим хорошим новостям, полученным путем пересчета статистики, никто не верит, то у вас остается только один выход: вы должны создать фон, на котором убогая реальность будет выглядеть привлекательно.
Как это делается? Вы берете соседнюю страну — по счастью, далеко ходить не надо, есть Украина, тесно связанная с нами культурно-исторически, — и начинаете рассказывать, как там все ужасно.
Это похоже на известный прием, когда девушки ходят парами. Первая, может быть, не очень хороша, но на фоне второй начинает казаться чуть ли не красавицей.
Задача пропаганды — перевести внимание общества с собственных проблем на проблемы соседней страны, внушить людям, что может быть гораздо хуже. И что поэтому нужно поддерживать статус-кво.
Однако после 2018 года, точнее — во второй половине 2018-го, такая технология перестала работать. Это обусловлено несколькими обстоятельствами.
Во-первых, не оправдавшимися ожиданиями, связанными с последней выборной кампанией президента: люди надеялись, что он сменит правительство и начнет новую политику. Не могу сказать, что эти ожидания были очень сильными, но все же присутствовали в массовом сознании.
Во-вторых, пенсионной реформой, нанесшей поистине сокрушительный удар по вере общества в президента — защитника простых людей.

Компенсаторная пропаганда не просто не работает, она уже вызывает очень сильное раздражение. Люди говорят: «Что вы нам рассказываете об Украине и восстановлении школ в Сирии, если у нас у самих в школах нет теплых туалетов?!»
Но телевизионщикам не остается ничего другого. У них нет внутренней позитивной повестки. Они, правда, пытаются привлечь внимание к выступлениям Путина, к его посланию Федеральному собранию.

Но посмотрите на комментарии в социальных сетях — и вы поймете, что это тоже не работает: Путин перестал быть гарантом стабильности. Это чрезвычайно важный, качественный, практически революционный сдвиг в массовом сознании.

Еще один фактор — социальные сети. Их аудитория уже соизмерима с аудиторией телеканалов. Более того, люди начинают все больше доверять сообщениям в соцсетях и все меньше — телевизору.

Все это загоняет кремлевскую телепропаганду в фундаментальный тупик. Люди, которые ее курируют, это вполне понимают. Это совсем не глупые люди. Но что они могут сделать?

Резюмирую. Акцент на негативных новостях из-за рубежа, в первую очередь на новостях из Украины, имел свой смысл. Но этот смысл исчерпан, а предложить что-то взамен пропагандисты не могут. Не в состоянии.


— Вместо этого они идут, так сказать, экстенсивным путем развития — не выдумывают новый продукт, а повышают объемы и концентрацию старого.
- Вы точно уловили. Концентрация негатива растет, эмоциональный фон на пропагандистских шоу повысился до уровня истерики. Крики, ненормативная лексика, угрозы мордобития, а иногда и не только угрозы...

Это сознательная установка ТВ, потому что это единственный способ удержать внимание телезрителей. Но оборотной стороной такой пропаганды является в полном смысле слова расчеловечивание общества. То, что делает российская телепропаганда, — это преступление. Преступление против морали, нравственности, против здоровья нации.

— Преступление в том числе в юридическом смысле этого слова?
— Абсолютно верно, преступление в юридическом смысле. У меня нет сомнений в том, что люди, которые активно подвизаются на этой ниве, рано или поздно получат воздаяние в строго правовой форме.

- По утверждению самих пропагандистов, выбор тем обуславливается в первую очередь запросом самой публики. И, справедливости ради, из уст специалистов по телеконтенту тоже приходилось слышать, что внешняя политика сегодня очень хорошо «продается» — с точки зрения рейтингов.
- Это откровенное лукавство. Какая-то толика правды в этом есть: если вы подсадили людей на наркотик, то морально и психически неустойчивая часть общества будет нуждаться во все возрастающих дозах.
Но реальность состоит в том, и это неопровержимо доказывает социология, что в пятерку проблем, больше всего волнующих граждан России, внешняя политика не входит. Их беспокоят рост цен, растущая безработица, развал здравоохранения и образования... В этом перечне нет места ни Украине, ни Сирии, ни тому, что происходит в Соединенных Штатах.
Русские в этом смысле устроены точно так же, как граждане любой другой страны. На первом месте для них находятся проблемы, связанные с собственным выживанием.

— Может быть, это еще и попытка воздействовать на украинскую аудиторию — повлиять на исход президентской кампании?

- Я не уверен, что это цель. В руководстве страны пришли, мне кажется, к пониманию того, что попытки целенаправленно воздействовать на украинское массовое сознание дают прямо противоположный результат. Если вы кого-то хвалите, на Украине его воспринимают со знаком «минус». И наоборот.

— Можно ли исключить военную подоплеку у нарастающей пропагандистской истерики, подготовку почвы для чего-то «маленького и победоносного»?
- Подготовка к войне идет, очень много признаков этого. И не обязательно к маленькой войне.
Предназначены ли эти приготовления собственно для войны или для демонстрации силы — вопрос открытый. Я пока склоняюсь к тому, что речь идет о демонстрации, или, если хотите, силовом шантаже. Россия показывает, что готова на самые крайние шаги, — в расчете на то, что Запад, испугавшись, пойдет на уступки, на российские условия мира.
Одно можно сказать совершенно определенно: внутри страны бряцание оружием не приносит власти никаких дополнительных очков.
Если в Москве и ряде городов-миллионников люди еще позитивно настроены по отношению к внешней политике России, то в провинции отношение к ней женщин — а женщины здесь главный индикатор — становится отрицательным. Это опять же чрезвычайно важный сдвиг. Предвестник того, что будет происходить с отношением к российской внешней политике всего населения.
То же самое происходило в свое время в Советском Союзе. Могучая армия, славный военно-морской флот, миролюбивая внешняя политика... А потом все вдруг стало рассыпаться.

— Как устроена машина государственной пропаганды? Есть ли у нее единый командный центр?
— Конечно, есть, это не секрет. Это Администрация Президента. Именно там определяется основная тональность освещения событий.

— К кому сходятся ниточки управления? Кто у нас сегодня министр пропаганды — в широком смысле этого слова?
— Это тоже не секрет — Алексей Громов (первый заместитель руководителя Администрации Президента. — «МК»). И могу сказать, что управляет он умелой рукой. Как бы ни оценивать плоды его деятельности, как менеджер, как профессионал он очень хорош. Это говорят те люди, которые с ним работают.

— Ну а если говорить об исполнителях, самих пропагандистах, есть среди них люди по-настоящему идейные, работающие, скажем так, не только за деньги?
— Здесь можно наблюдать любопытный психологический феномен. Да, тем, кто выступает фронтменами пропаганды, мы их фамилии хорошо знаем, платят огромные деньги...Кстати, появившаяся недавно в Интернете информация о заработках наших телепропагандистов — от нескольких миллионов до многих десятков миллионов рублей в месяц — соответствует действительности?

- Это вполне реалистичные оценки. Но человек не может жить в состоянии когнитивного диссонанса, не может получать деньги, сознавая, что совершает зло. Чтобы избежать когнитивного диссонанса, он убеждает себя в том, что поступает правильно. В психологии это называется рационализацией — попытка найти достойное объяснение своему недостойному поведению.
Многие пропагандисты искренне считают, что действуют в интересах государства, на благо России. Не забывая, однако, готовить себе «запасные аэродромы» — в Италии, Великобритании, каких-то других странах. Покупают там недвижимость, переводят денежки. Потому что в глубине души, очень глубоко, понимают, что за то, что они делают, когда-нибудь придется отвечать.

— То есть большие деньги — это плата не только, как говорится, за талант, но и за риски?
- Это плата за последствия. Им кажется, что долларовая подушка защитит их в будущем. Но они ошибаются.
Как только в России изменится политическая ситуация — а рано или поздно это произойдет, такова историческая логика, — люди, которые несут ответственность за расчеловечивающую пропаганду, окажутся под угрозой правового преследования. Возможно, у них получится спрятаться в Китае или Северной Корее. Но вряд ли удастся сделать это в Европе и Северной Америке — тех частях света, которые им особенно нравятся.

— Но пока ничто не мешает им разъезжать по миру.
— Правовые механизмы работают не так быстро. Чтобы такой механизм заработал, нужен импульс, исходящий из самой Российской Федерации. И я вполне допускаю ситуацию, при которой этот импульс появится.

— Вас самого когда-нибудь приглашали участвовать в этих представлениях?
— Конечно, приглашали. Но я отказываюсь, это моя принципиальная позиция. Говорю, что это недопустимо для человека хотя бы с остатками совести. Для меня это морально неприемлемо.

Почему на пропагандистские ток-шоу регулярно ходят в качестве мальчиков для битья так называемые украинские эксперты, о которых мало кто знает у них на родине, я еще могу понять. Каждый, как говорится, зарабатывает как может. Но удивляет, что в той же роли нередко выступают известные люди со вполне приличным бэкграундом, которых трудно заподозрить в том, что их влекут гонорары. Что их заставляет ходить на эти «торжественные порки»?
- Люди падки на известность, тщеславие порой очень многое определяет в поведении людей. Других объяснений у меня нет.
Многие, правда, уверяют, что ходят туда, чтобы сказать хотя бы словечко правды. Но это тоже своего рода рационализация, самооправдание. Думаю, если бы в обществе получила поддержку идея бойкота подобных шоу, ситуация стала бы меняться гораздо быстрее.
Впрочем, там уже и сейчас проблема с экспертами. Пропагандистам давно следовало бы обновить «модельный ряд», но у них это не получается. Посмотрите: из передачи в передачу кочуют одни и те же «говорящие головы».

- В советские времена, чтобы понять генеральную линию партии, ее нюансы и колебания, нужно было прежде всего читать газету «Правда. Кто из телепропагандистов, по вашему мнению, в наибольшей степени заслуживает титул «рупор Кремля»?
- Давайте я вам просто скажу, какие программы смотрят чиновники в губернских, региональных администрациях.
Фундаментальная проблема здесь — непрозрачность российской политики. Что внутренней, что внешней. Люди пытаются обнаружить хоть какие-то ориентиры, хоть какую-то «красную нить». И с этой целью они в первую очередь смотрят Соловьева (программы «Вечер с Владимиром Соловьевым», «Кто против?», «Москва. Кремль. Путин». — «МК»), в меньшей степени — Киселева («Вести недели». — «МК»).
Не уверен, правда, что это снабжает наблюдателей информацией. Это не более чем пропагандистские послания, они далеко не всегда выражают взгляды и намерения правящей группировки. Часто, напротив, вводят в заблуждение. Но других ориентиров у людей нет.

- Не так давно в программе Соловьева, где обсуждалась известная статья Суркова «Долгое государство Путина», из уст одного из помощников «телемастера» прозвучала очень интересная мысль: всем, мол, понятно, что западная модель демократии — лишь ширма для подлинной структуры власти. А раз так, «что нам мешает сделать следующий шаг — устроить нашу власть и наше государство так, как мы знаем это про себя?» Не стоит ли «от чего-то отказаться и нечто подлинное положить в основу?» Лично у меня создалось впечатление, что ради этого тезиса все обсуждение и затевалось. А может быть, и сама обсуждаемая статья. У вас другие мысли на этот счет?
- У меня, честно скажу, более простые, менее конспирологические мысли. Сурков, как известно, имеет репутацию интеллектуального корифея российской политики. Чтобы эту репутацию поддерживать, нужно время от времени выдавать какую-то продукцию.
Именно это обстоятельство явилось, мне кажется, главным побудительным импульсом для написания статьи. Интеллектуальное ее содержание очень бедно. Но она попадает в контекст напряженных, хотя и скрытых для мира размышлений элиты о том, что же делать дальше. Как сохранить систему после ухода Путина — формального или фактического?

По сути, статья выражает коллективный страх перед будущим. Заклинания «Путин — это навсегда, это на века» — выражение страха.
И здесь возникает соблазн, говоря словами Константина Леонтьева, «властвовать беззастенчиво». Давайте-ка, мол, отбросим всю эту мишуру, всю эту имитацию демократии и провозгласим... Но что провозгласим? Ответа нет.
У нынешней российской власти нет сегодня ни идеологических, ни интеллектуальных, ни моральных обоснований. Она висит в безвоздушном пространстве, не опирается ни на что, кроме голой силы и машины пропаганды. Но голая сила ее преувеличена, а машина пропаганды начинает разрушаться.
\
— Так можно все-таки расценивать статью и ее пропагандистское сопровождение как некий пролог к кампании по изменению Конституции?
— Как элемент в размышлениях — да. Сама же кампания, как мне говорили, должна начаться в 2020 году. Пока делаются лишь какие-то пробросы. Мы периодически их слышим и видим.
Вообще говоря, план этот довольно рискован. Социально-экономическая обстановка ухудшается, напряженность в обществе растет, рано или поздно начнутся массовые выступления. В таких условиях подобные изменения будут лишь стимулировать турбулентность.
Конституцию хорошо менять, когда политическая система находится на пике силы и могущества, а не тогда, когда она входит в фазу саморазрушения. Могу сказать, что люди, причастные к проекту конституционной реформы, настроены крайне скептически. Откровенно говорят, что система держится, пока мы ничего не трогаем.

Вы предсказываете, что на рубеже 2019–2020 годов нынешний латентный политический кризис перейдет в открытую фазу. На чем основывается этот прогноз?
- Прогноз основывается на качественной социологии (качественные методы в социологии, прежде всего метод фокус-групп, заключаются в глубинном интервьюировании представителей целевой аудитории. — «МК») — на данных, которые получены социологами, работающими как в Москве, так и в провинции. Я полагаюсь на их оценку.
По словам социологов, качественная трансформация массового сознания с переходом к новым политическим практикам займет около года — отсчет надо начинать где-то с конца 2018-го. Чиновники, кстати, мне говорили то же самое — что вероятность социальных конфликтов резко выросла.

— Все-таки удивляет такая точность.
— Честно скажу, меня самого это удивило. Но у этих социологов очень хорошая репутация, они уже давали точные прогнозы. Предсказали, например, массовые волнения зимой 2011/2012 года.

— В чем будет выражаться кризис?
- В росте социальной и политической активности людей, в митингах протеста, различных акциях неповиновения.
Вначале выступления будут немногочисленными и локальными, но их количество станет быстро расти, и в конце концов они фактически сольются в общенациональный протест.
Надо отдавать себе отчет в том, что кризис будет носить длительный характер. Он займет не меньше двух лет и развиваться будет не линейно, не по экспоненте. Это будут волны. Рост турбулентности сменится спадом, будет казаться, что ситуация нормализуется. Но затем все начнется снова.
Эти волны будут сотрясать систему, а система эта сделана довольно скверно, качество ее элементов очень низкое, управляемость постоянно ухудшается. И рано или поздно система рухнет. Причем ключевая фаза, как обычно в России — да и не только в России, это почти универсальное правило, — займет всего несколько дней.
Эти несколько дней потрясут Россию и, думаю, окажут влияние на весь мир. В общем, нас ожидают два очень «веселых» и сумбурных года. Полных треволнений.


— Развязка наступит до 2024 года?
— Убежден, что до 2024-го.

- Но вы сами признаете, что в Кремле и на Старой площади сидят далеко не глупые люди. И что они вполне сознают надвигающуюся опасность. Можно ли в таком случае ожидать каких-то контрдействий со стороны власти, каких-то неожиданных ходов, в том числе - в сфере пропаганды?

- В сфере пропаганды неожиданных шагов не будет. Да и вообще не будет неожиданных шагов. Есть ожидаемое решение — силовые методы. Единственная надежда на них.
Никаких тайных ходов, никаких сложных схем, никакой хитрой игры, уверяю вас, больше нет. В помине не осталось. В этом преимущество кризиса — все становится ясным и прозрачным.


Примечание: книга Соловей В.Д. Абсолютное оружие. Основы психологической войны и медиаманипулирования. — М.: Эксмо, 2015. — 320 с.

Alex Rail
Форумчанин
 
Сообщения:
1023
Зарегистрирован:
05 фев 2010

Благодарил (а): 1 раз.
Поблагодарили: 61 раз.

СообщениеAlex Rail » Ср 11 дек, 2019 02:01 »

https://tass.ru/politika/7314227?utm_so ... paign=gift
10 декабря 2019 года

Президент РФ Владимир Путин считает, что создатель советского строя Владимир Ленин (Ульянов) "заложил мину" под тысячелетнюю российскую государственность. К этой теме президент обратился во вторник на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ).


Президент подчеркнул, что не будет подробнее излагать точку зрения на этот счет, но, возможно, сделает это в будущем.


Примечание:
https://professionali.ru/Soobschestva/p ... bombu-pod/

Путин о Ленине или кто заложил "бомбу" под СССР.

25 января. 2016 года. INTERFAX.RU — Президент РФ Владимир Путин пояснил свой тезис о том, что Владимир Ленин заложил мину замедленного действия под российскую государственность: вождь пролетарской революции был не прав в дискуссии с Иосифом Сталиным по национально-территориальному вопросу.

«Почему я говорил, что нужно по-другому взглянуть на те идеи, которые сформулировал тогдашний руководитель советского государства Ленин Владимир Ильич. Я говорил о том, что была заложена мина под здание нашей государственности»,— сказал Путин, выступая на пленарном заседании Общероссийского народного фронта в Ставрополе.

«Я имел в виду дискуссию между Сталиным и Лениным по поводу того, как строить новое государство — Советский Союз»,— отметил Путин.


Он напомнил, что Сталин тогда сформулировал идею автономизации Советского Союза. «В соответствии с этой идеей субъекты будущего государства должны были войти в СССР на основе автономии с широкими полномочиями. Ленин раскритиковал позицию Сталина и сказал, что это была несвоевременная и неправильная идея»,— рассуждал Путин."


Справка.

Декларация прав народов России" – один из первых документов большевиков, принятый ими после прихода к власти в октябре 1917 г.

"Декларация прав народов России» 2(15) ноября 1917 г. Исходя из этих положений, первый съезд Советов в июне этого года провозгласил право народов России на свободное самоопределение.
Второй съезд Советов в октябре этого года подтвердил это неотъемлемое право народов России более решительно и определенно.

Исполняя волю этих съездов, Совет Народных Комиссаров решил положить в основу своей деятельности по вопросу о национальностях России следующие начала:

1) Равенство и суверенность народов России.

2) Право народов России на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства.

3) Отмена всех и всяких национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений.

4) Свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России.

Вытекающие отсюда конкретные декреты будут выработаны немедленно после конструирования Комиссии по делам национальностей.

Именем Республики Российской

Народный комиссар по делам национальностей
Иосиф Джугашвили-Сталин.
Председатель Совета Народных Комиссаров
В. Ульянов (Ленин)."


(РГАСПИ, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 24219. Подлинник.)


Примечание связиста

1. Из приведенной Справки следует, что решение об структуре устройства СССР было решением коллегиальным, решением Советов, а не волюнтаристским решением В.И. Ленина (и И.В. Сталина).

2. Советский Союз из "независимых" республик, простоял бы многие века, если бы не корыстная антигосударственная и антинародная деятельность «некоторых» партийных руководителей КПСС (неспроста, после ВОВ 1941-1945 г.г. Сталин хотел существенно ограничить «деятельность» КПСС, низведя её до функций общественной организации).


При Сталине до 1953 года, для государственной устойчивости, НКВД осуществляло «видимую диктатуру пролетариата» через, прежде всего, равенство всех перед законом - отвечали за преступления ВСЕ, независимо от партийных рангов и званий и заслуг. Однако в 1957 году Хрущев, после 20 съезда КПСС, отменил это положение, выведя из сферы действия советских законов и надзора КГБ СССР, высшую портхозноменклатуру. Таким образом, КГБ СССР перестал контролировать партхозноменклатуру, которая в таких условиях «быстро» превратилась в замкнутую касту неприкасаемых в СССР, и в 60-80 годах прошлого века быстро деградировала и мимикрировала даже в предателей Родины.

С другой стороны, на практике, реальной диктатуры пролитариата и крестьянства и власти местных Советов, как таковых, в СССР не было:

а) Рабочие не имели власти, как НКВД (КГБ) и партийные органы. Самое большое, что могли сделать рабочие и колхозники – это высказать свое мнение на производственных и партийных собраниях, которые зорко отслеживало НКВД. И если что-то в выступление «оказалось» своевольным – бывали аресты.

б) Выборы в местные Советы проходили, при назначаемых «сверху» кандидатах и 100 % посещаемости граждан - не придешь на выборы - попадёшь «в сомневающиеся». Таким образом, местные Советы (и выше, Советы по пирамиде Власти) «были изолированы» от рабочих и крестьян «на местах», не отражали ВОЛИ НАРОДА СССР и никакую диктатуру пролетариата не осуществляли. Таким образом, по факту, и при Сталине, и при Хрущеве, и при Брежневе – советский народ не боролся за свои социальные права и тем самым «разрушил свой социалистический социум и СССР» - без борьбы не бывает свободы.

Это и есть три главные причины РАСПАДА СССР, которые, по мнению автора, не имеют отношения к тысячелетней истории российской цивилизации:

• отсутствие реальной диктатуры рабочих – основной созидательной движущей силы Общества в СССР в ХХ веке,
• отсутствие дееспособного выборного механизма, позволяющего выдвигать в местные Советы достойных народных избранников, способных отстаивать интересы избирателей,
• отсутствие надзора за деятельностью партхозноменклатуры СССР со стороны КГБ СССР и, как следствие, не обеспечение принципа равенства всех граждан СССР перед Законом.

Вот и результат: распад СССР и современная Россия 21 века, в которой за 30 лет ни одна из выше обозначенных причин распада страны – не устранена, а нас в СМИ опять отвлекают на ложные цели и задачи…

Alex Rail,
11/12/2019

Вернуться в Для тех кому за...

Пред.

Поделиться

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: CommonCrawl и гости: 0