Автоматизация телефонии: шаг за шагом

Обсуждение разных вопросов.
Поиск однокурсников, однокашников, предложение встреч (акций) связистов.
Разговор о жизни (флейм).
Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

Автоматизация телефонии: шаг за шагом

СообщениеСвязной (С) » Чт 28 сен, 2006 06:16 »

Автоматизация телефонии: шаг за шагом


Люди всегда искали возможности поддерживать друг с другом связь на расстоянии. Венцом этих поисков стало появление телефонных аппаратов, которые позволили не только обмениваться информацией, как в случае применения телеграфа, но и слышать голос человека на другом конце провода, его тембр и интонации. В середине XIX столетия многие ученые предпринимали попытки передать человеческую речь на расстояние с помощью электричества. Осуществить это удалось в 1861 году немецкому изобретателю Иоганну Филиппу Рейсу. Его аппарат, названный телефоном, современники восприняли как любопытную, но бесполезную техническую новинку. И лишь спустя 15 лет, в марте 1876 года, Александр Грэхем Белл запатентовал конструкцию телефона, которая нашла практическое применение. А уже через два года после этого изобретения, кардинально изменившего человеческую жизнь, появились первые коммерческие сети.

Первоначально каждый телефонный аппарат имел прямое соединение с другим аппаратом через частную линию, которую телеграфисты сдавали в аренду телефонной компании. Пока количество абонентов было небольшим, связь по принципу «каждый с каждым» была допустимой, но с ростом желающих установить у себя телефонный аппарат появились сложности. Так, например, для пяти абонентов было необходимо 10 соединительных линий, а для 10 – уже 45.

Изображение

Возможность связи любой пары абонентов при значительно меньшем числе соединительных линий в сети обеспечили ручные коммутаторы. Первая коммерческая телефонная станция была открыта в 1878 году в городе Нью-Хэвен (Коннектикут). Этот ручной коммутатор, стоивший 28,5 долл., обслуживал 21 абонента. Оператор прослушивал все телефонные соединения, чтобы определить момент окончания разговора.

Спустя четыре года ручные городские телефонные станции начали действовать в Петербурге, Москве, Одессе и Риге. В Москве первую телефонную станцию построили на Кузнецком мосту в 1882 году. В нее было включено всего лишь 26 телефонных аппаратов.

На станциях установили однопроводные коммутаторы Гилеланда, оборудованные сигнальными клапанами, индуктором для вызова абонентов, микрофоном и телефоном для переговоров оператора с абонентом или с другой телефонисткой. Вызов станции абонентом отмечался открытием дверцы вызывного клапана. Когда штепсель вставляли в одно из гнезд, происходило соединение между соответствующими вертикальной и горизонтальной полосами, к которым были подключены линии абонентов. В каждый такой коммутатор, кроме 50 абонентских линий, могло быть включено до 90 соединительных линий для связи с другими коммутаторами данной станции. От каждого коммутатора через квадратные отверстия в потолке пучок из 50 изолированных проводников поднимался к башне, установленной на крыше здания телефонной станции. Вначале для проводов использовали стальную проволоку диаметром 2,2 мм. Позднее применяли бронзовую проволоку диаметром 1,25 и 1,4 мм.

Каждая линия оканчивалась абонентским пунктом, содержащим аппарат МБ системы Белла с микрофоном Блека, индуктор и звонок Гилеланда, а также гальваническую батарею. Весьма поучительна инструкция пользования первыми телефонными аппаратами:

Абонентам предоставляется возможность пользоваться услугами телефонной станции с 8 утра до 11 часов вечера.

При разговоре по телефону, чтобы собеседник лучше вас понимал, повышать голос не требуется, слова нужно выговаривать отчетливо, не слишком замедляя темп речи.

В состоянии покоя (отсутствие связи) телефонная трубка должна висеть на крючке – только при этом условии может быть приведен в действие вызывной звонок.

В целях быстрого и надежного обслуживания телефонная станция рекомендует абоненту следовать приведенным ниже указаниям.

1) Абонент «А» желает разговаривать с абонентом «Б». Для этого «А» прежде всего вызывает телефонную станцию, для чего в течение 2–3 сек нажимает на кнопку, затем снимает трубку с крючка и прикладывает к уху. После ответа «Станция слушает, что вам угодно?» «А» просит соединить его с… (называет имя абонента «Б»). Телефонная станция либо говорит «Вызываю» и предоставляет требуемое соединение, либо сообщает «Ваш абонент занят, а когда освободится, вам позвонят». В последнем случае «А» отвечает, что он понял телефониста, и снова вешает трубку на крючок, где она висит до следующего звонка. Когда звонок зазвонит, трубка снимается, снова прикладывается к уху, и абонент уведомляет телефонную станцию о своей готовности словами: «Вас слушает…». Телефонная станция сообщает: «Абонент … свободен, вызывайте». «А» вызывает «Б» при помощи повторного нажатия кнопки, не отнимая при этом трубки от уха. После того как «А» услышит: «Б» слушает, кто говорит?», он начинает разговор словами: «Говорит «А». Конец отдельных сообщений, фраз, вопросов и т. п. подчеркивается словами: «Пожалуйста, отвечайте» или «Я кончил». Об окончании разговора «А» уведомляет станцию, нажимая в последний раз кнопку.

2) Вызывают абонента «Б». После того как зазвенел звонок, «Б» снимает телефонную трубку с крючка и, держа ее возле уха, говорит: «У телефона «Б», кто говорит?». После этого «А» называет себя (см. п. 1) и начинает разговор».

Телефонный номер

Количество телефонов росло, и операторы испытывали трудности, выясняя, кто есть кто. Им необходимо было знать наизусть по фамилиям и именам до нескольких тысяч абонентов.

В 1879 году одному врачу пришла идея применить в своем офисе систему нумерации для ведения картотеки пациентов, после чего и местная телефонная компания стала использовать номера вместо имен абонентов. Так родился телефонный номер.

На ручных телефонных станциях (РТС) действия, необходимые для установления соединения, были распределены между абонентами и операторами. С переходом от системы МБ к системе ЦБ эти действия распределились следующим образом: абонент вызывает станцию, снимая микротелефонную трубку с рычага аппарата. После ответа оператора абонент устно передает ему информацию о нужном абоненте, т. е. называет его номер. В конце связи вызывавший абонент передает на станцию сигнал отбоя, вешая микротелефонную трубку на рычаг аппарата. Вызываемый абонент, отвечая на вызов, снимает микротелефонную трубку, и на станцию поступает сигнал ответа. Окончив разговор, он кладет или вешает микротелефон на рычаг аппарата, что означает сигнал отбоя. На станции оператор подключается к линии вызывающего абонента, принимает от него информацию о номере вызываемого абонента, отыскивает на коммутаторе гнездо, в которое включена линия этого абонента, проверяет, не занята ли она, подключается к линии, если она свободна, посылает вызов, соединяет между собой линии вызывающего и вызываемого абонента, а после получения от абонентов сигнала отбоя производит разъединение.

Когда вызывающий абонент снимает трубку с рычага своего телефонного аппарата, возле гнезда, по крайней мере на одном коммутаторе загорается сигнальная лампа. Оператор вводит штепсельную вилку на одном конце коммутационного шнура в гнездо абонента А, подсоединяет головной телефон и говорит: «Номер, пожалуйста». Абонент А сообщает номер абонента Б оператору, тот вводит вилку штепселя на другом конце того же коммутационного шнура в гнездо абонента Б и, перекидывая переключатель, производит коммутацию, в результате чего телефон абонента Б звонит. (В дальнейшем эта процедура усложнилась в тех случаях, когда гнездо абонента Б оказывалось не на том же коммутаторе, что и гнездо абонента А.) Как только абонент Б отвечает, звонок прекращается, оператор отключается и может обслуживать другой вызов. Когда абонент А вешает трубку оператор вынимает штепсельные вилки коммутационного шнура из обоих гнезд.

Первые операторы

Вопреки расхожему мнению первыми телефонными операторами были особы мужского пола. В США их называли «switchmen» – «человек-переключатель». В дальнейшем эта профессия стала преимущественно женской, причем отнюдь не простой. На каждой станции работали одновременно несколько телефонисток. Одна из них, получив сигнал вызова, спрашивала абонента, с кем он желает установить связь. Если требуемый номер был включен в другой коммутатор, первая телефонистка громко оповещала об этом другую. Та, в свою очередь, убедившись, что номер не занят, соединяла его со свободной соединительной линией, ведущей к первому коммутатору, и громко оповещала об этом его телефонистку. И только после этого получившая вызывной сигнал телефонистка соединяла абонента.

Изображение

Громкими разговорами телефонистки создавали на станции шум и неразбериху, потому часто возникали ошибки в соединении. Все это ужесточало требования к отбору сотрудниц. На эту должность стали принимать девушек высокого роста и незамужних, «дабы лишние думы и заботы не приводили к лишним ошибкам». Согласно исторической версии нарушение одной из телефонисток обета безбрачия и послужило причиной изобретения А. Строуджером первой автоматической телефонной станции.


Рождение АТС

Телефонные сети России вплоть до 30-х годов ХХ века были оборудованы телефонными станциями ручного обслуживания. И на первоначальном этапе развития телефонии они вполне отвечали необходимым требованиям. Но с ростом числа абонентов началось районирование телефонных сетей – устройство станций в каждом районе города. Использование так называемых «ручных» станций плохо вписывалось в этот процесс из-за ряда серьезных недостатков. Исключить эти изъяны можно было только за счет автоматизации телефонной связи.

Опыты по автоматизации связи велись с начала распространения телефона. Первый патент на простейшую автоматическую телефонную станцию (АТС) был получен в 1879 году группой американских изобретателей. Через два года авторы усовершенствовали свою систему импульсным реле для трансляции импульсов. Значительный вклад в автоматизацию телефонной связи внесли русские изобретатели К.А. Мосцицкий, М.Ф. Фрейденберг, С.М. Бердичевский-Апостолов, американец А.Б. Строуджер.

Изображение

К.А. Мосцицкий впервые выдвинул идею релейной (без искателей) АТС в 1887 году и разработал схему станции на шесть номеров – «самодействующий центральный коммутатор». Но это была еще не АТС в современном понимании, поскольку коммутация соединений хотя и выполнялась без телефонисток, но управлялась абонентами. Вызывающий абонент посылал через станцию позывные вызываемого абонента, и сигнал поступал во все телефонные аппараты, включенные в станцию. При этом по типу вызывного сигнала абоненты определяли, кому именно адресован звонок.

А.Б. Строуджер, будучи владельцем похоронного бюро, в 1889 году запатентовал искатель с двумя движениями контактных щеток – подъемным и вращательным – прообраз шагового телефонного искателя. Идея автоматической коммутации появилась у Строуджера из-за подозрения, что жена его конкурента, работавшая телефонисткой на телефонной станции, переадресовывает деловые запросы в компанию своего мужа. Раздосадованный этим, Алман Строуджер поклялся навсегда избавить общество от телефонисток и изобрел автоматический телефонный коммутатор декадно-шагового типа.

Первоначально нужный абонент выбирался набором комбинации кнопок, а искатель совершал два движения контактных щеток – подъемное и вращательное. Телефон подключался к АТС по пяти проводам. Первая автоматическая система, запущенная в коммерческое использование в Ла-Порте (штат Индиана) в 1892 году, позволяла соединяться с 99 абонентами.

В 1893 году русские изобретатели М.Ф. Фрейденберг и С.М. Бердичевский-Апостолов предложили свой «телефонный соединитель». Демонстрация макета этой станции на 250 номеров, изготовленного в мастерской Одесского университета, не получила одобрения в России. В дальнейшем Фрейденберг, находясь уже в Англии, в 1895 году запатентовал один из важнейших узлов современных АТС – предыскатель (устройство для автоматического поиска вызываемого абонента), который стал основой для проектирования автоматических телефонных станций. Русский изобретатель, работая над автоматизацией связи, стремился найти решение, которое позволило бы АТС превзойти по рентабельности ручную станцию такой же емкости. Этому мешало применение громоздких и дорогостоящих искателей с многократными полями. Фрейденберг пришел к выводу, что в системе, насчитывающей 10 тыс. абонентов, достаточно обеспечить одновременную возможность общаться друг с другом любым 500 парам абонентов вместо 5 тыс. пар, как это предусматривалось для ранее запатентованной аппаратуры. Он писал: «В данном изобретении я предусмотрел использование указанной возможности и таким образом достиг весьма значительного снижения стоимости устройства». В 1896 году М.Ф. Фрейденберг создал линейный искатель машинного типа на 1 тыс. линий с общим многократным полем для группы искателей, а затем ввел групповые искатели. В том же году Бердичевский-Апостолов создал оригинальную систему АТС на 11 тыс. номеров.

Связьинвест / 8.2006
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Чт 28 сен, 2006 06:50 »

Телефонные версты от Москвы до Санкт-Петербурга

Развитие междугородной телефонной связи в нашей стране началось в 80-х годах XIX века, раньше, чем в ряде других стран Европы. Первая междугородная линия была устроена между Петербургом и резиденциями царя в Гатчине (1882), Петергофе (1883) и Царском Селе (1885). В 1885 году московские промышленники профинансировали строительство однопроводных стальных телефонных линий между Москвой и Богородском, Пушкином, Химками, Одинцовом, Коломной, Подольском и Серпуховом. Тогда связь с этими городами называли «загородной». Эксплуатация же подлинной междугородной связи началась после усовершенствования методов одновременного телеграфирования и телефонирования. В 1898 году была построена телефонная магистраль Петербург — Москва — самая протяженная в то время в Европе.

Выбор магистрали
Идея соединения двух промышленных, экономических и политических центров России телефонной связью возникла еще в 1887 году, когда, отклонив ходатайства о разрешении постройки и эксплуатации телефонной линии Санкт-Петербург — Москва частных лиц (бельгийского подданного, члена Королевской академии наук Мурлона и московских инженеров Ф. Попова и А. Столповского), Министерство внутренних дел России поручило решить этот вопрос Главному управлению почт и телеграфов.
Специалисты Петербургского почтово-телеграфного округа и Главного управления и Технического комитета при нем долго обсуждали вопрос выбора направления телефонной линии: вдоль Петербургско-Московского шоссе или Николаевской железной дороги. Каждый вариант имел свои плюсы и минусы. Вдоль железной дороги — короче (609 верст, против 667 по шоссе), а потому дешевле и экономически более выгодно. Но по обе стороны железнодорожного полотна были протянуты телеграфные провода, индукционное влияние которых затруднило бы или сделало невозможным телефонную передачу. Увеличить расстояние между телеграфной и телефонной линиями мешали кустарник и мелкий дровяной лес, раскинувшийся по обе стороны железной дороги почти на 300 верст. Вырубать — дорого. Да и управление Николаевской железной дороги возражало: мелколесье — «природная и даровая защита рельсовых путей от снежных заносов, для очистки коих расходуются большие суммы и, несмотря на то, поезда стоят в снегу иногда по нескольку суток». Если же сделать только просеку — линия не будет просматриваться с поездов, а по-другому здесь ни пройти, ни проехать. Вдоль шоссе и расстояние длиннее и выше опасность хищения провода, «которое у нас не представляется редкостью», зато отсутствует мешающая телефонной передаче телеграфная линия.
Через два года, в сентябре 1889, был представлен проект устройства, содержания и эксплуатации телефонного сообщения Петербург — Москва, разработанный помощником начальника Петербургского почтово-телеграфного округа И.Н. Деревянкиным. В проекте обосновывались в основном выбор направления линии вдоль шоссе Петербург — Москва и смета, что не могло служить основанием для начала работ.
Почти 10 лет вопрос телефонной связи между Петербургом и Москвой не могли сдвинуть с места — сказывалось отсутствие опыта строительства в России протяженных линий.
В сентябре 1895 года по распоряжению начальника Главного управления генерал-лейтенанта Н.И. Петрова для проведения опытов по определению влияния телеграфных проводов на телефонную передачу создали комиссию из ответственных чинов Почтово-телеграфного ведомства в составе надворных советников И.Н. Деревянкина и Л.А. Корнатовского, статского советника В.А. Воскресенского, а также молодого инженера П.Д. Войнаровского. Во время опытов одна из действующих телеграфных линий Санкт-Петербург — Москва использовалась для телефонной передачи, на базе другой применяли аппараты Юза и Уитстона. Для телефонной передачи задействовали один провод, вторым служила земля. Результат поначалу был неутешительным: «В телефонах слышен постоянный шум, а по временам и треск, препятствующий телефонным переговорам». Но «когда вместо сообщения телефонных проводов с землею был взят второй провод, и таким образом составлена непрерывная металлическая цепь, без участия земли, индукция совершенно прекратилась... Опытами выяснено, что телефонное действие по железным проводам на расстоянии 609 верст возможно». По результатам всех расчетов и опытов приняли решение «устроить телефонную линию по Николаевcкой железной дороге».
Разработать проект Н.И. Петров поручил П.Д. Войнаровскому. Сведений об устройстве такого рода линий не было, а данные, разбросанные по разным источникам на иностранных языках, были противоречивы.

Проект Войнаровского
13 апреля 1896 года П.Д. Войнаровский представил проект телефонной линии: обосновал направление вдоль железной дороги, что подтвердил результатами опытов, привел расчеты параметров линии при условии включения двух трансляторов. Проект содержал также практические сведения, касающиеся строительства линии (расчет необходимого натяжения проводов с учетом колебаний температуры) и ее эксплуатации. Были определены схемы соединений с центральной междугородной станцией абонентов городских телефонных станций, бирж и переговорных «кабинетов», т. е. кабин, приложены чертежи их устройств, рассчитана стоимость пятиминутного разговора, исходя из окупаемости в течение 10 лет затрат на сооружение, эксплуатацию и ремонт линии, составлены технические условия для заказа и приема бронзовой проволоки. Из справки Главного управления почт и телеграфов от 19 апреля 1896 года: «VII отделение рассмотрело составленный по приказанию Вашего Превосходительства телеграфным инженером Войнаровским проект устройства телефонного сообщения между Санкт-Петербургом и Москвой... Проект этот в отношении службы и устройства телефонных станций разработан достаточно полно и заключает в себе полезные сведения, которыми можно будет воспользоваться, когда вопрос об устройстве сообщения будет окончательно решен».
Созданная Войнаровским в Электротехническом институте первая физическая модель телефонной линии в 500 верст позволила исследовать происходящие в ней процессы, изучить влияние самоиндукции и емкости линии на фазу и амплитуду звукового сигнала на дальнем конце, определить параметры проектируемой линии и взаимовлияние двух цепей. Посетившему в феврале 1898 года лабораторию электроизмерительных приборов Электротехнического института Великому князю Михаилу Александровичу Войнаровский показал «приборы для исследования телефонии на далекие расстояния при помощи искусственной линии в 500 верст, заключенной в особый ящик» (для безопасности испытаний).
Войнаровский предложил решение принципиальных вопросов технического устройства линии. Когда была составлена смета, в начале 1897 года Государственный совет согласился выделить кредит на устройство магистрали в размере 400 тыс. руб.

Технический проект Новицкого
Руководить строительством поручили инженеру А.А. Новицкому, старшему механику Рижского почтово-телеграфного округа, имевшему опыт устройства телеграфных линий. Предварительно он был командирован за границу. Из справки Главного управления почт и телеграфов от 27 августа 1897 года: «Проект устройства названного телефонного сообщения рассмотрен инженером Войнаровским, и в настоящее время для выяснения некоторых технических деталей устройства командирован за границу инженер Новицкий для участия в работах по устройству телефонной линии Буда — Пешт — Берлин».
По возвращении из командировки Новицкий представил в апреле 1898 года Техническому комитету, в состав которого входил и Войнаровский, отчет об устройстве телефонных междугородных линий в Австрии, Венгрии и Германии. После обсуждения отчета Технический комитет указал на детали, которые следует использовать, и поручил Новицкому составить технический проект. Из справки Главного управления: «Два года назад в связи с новизной дела не предвиделись мелкие работы и заготовки, характер которых определился лишь по изучению дела за границей и по представлении инженером Новицким своего отчета о командировке».
Технический проект Новицкого содержал следующие положения: соединение проектируемой линии и городской телефонной сети; выбор типа коммутаторов; технические детали устройства линии (скрещивание проводов, положение изоляторов на столбах, подвеска, спайка проводов, перевязка проводов на изоляторах). Проект обсуждался на заседаниях Технического комитета, вносились поправки и изменения (в отношении выбора вида подвески проводов, типа спайки проводов, размеров деталей кронштейнов). В окончательный вариант объемного и трудоемкого проекта, к которому прилагалась смета, вошли и положения проекта Войнаровского, и изменения, внесенные Техническим комитетом.

Испытание снегопадом
Накануне строительства телефонной линии, еще летом 1897 года, телеграфные столбы справа от железной дороги из Санкт-Петербурга были освобождены от проводов, устроена новая телеграфная линия по другую сторону полотна, и на нее перенесены снятые провода. Руководил этой сложной и ответственной работой помощник начальника Почтово-телеграфного округа Петербурга И.Н. Деревянкин, помогал ему телеграфный инженер Л.П. Гейман. Операция осложнялась тем, что при перенесении проводов нельзя было ни на минуту прерывать связь, особенно железнодорожных телеграфов, обеспечивавших безопасность движения поездов.
Летом 1898 года под руководством А.А. Новицкого началось сооружение телефонной линии. Участие в нем принимали лучшие специалисты почтово-телеграфных округов России, на летнее время были командированы пять студентов третьего курса Электротехнического института (телефонию в то время в институте преподавал Войнаровский). Ход работ был четко продуман, о проделанном регулярно рапортовали в Главное управление.
Устройство телефонной линии завершили 7 октября 1898 года, и не просто хорошо, а образцово.
Когда работы близились к концу, преподнесла сюрприз погода. 30 сентября в Петербурге почти сутки (с 14 до 11 часов следующего дня) при сильном западном ветре и температуре +5 по Реомюру, валил снег — первый в том году. Ночью температура упала до нуля. От сильного ветра ветви и стволы деревьев падали на провода, обрывая их. На Полюстровской набережной не устояла телефонная линия — 17 столбов с проводами. Рухнувшая магистраль с 50 проводами перекрыла Почтамтскую улицу. В двух местах на Васильевском острове оборвались 100 проводов, а на Б. Конюшенной от Главной центральной городской станции — вся магистраль с 1300 проводами. Падая, столбы и провода преграждали путь экипажам и вагонам конки. Телеграфные и телефонные провода, «соприкоснувшись с электрическими проводами, давали снопы искр и даже вольтовы дуги, приводя прохожих в недоумение и страх». С 19 часов 30 сентября до 7 часов 1 октября была полностью прервана телефонная связь Петербурга с внешним миром. Только 2 октября удалось восстановить действие телеграфов и спустя 17 дней непрерывной работы — действие городских телефонных линий.
Устройство междугородных центральных станций и городских участков междугородной линии поручили телефонной компании Белла, которая окончила работы 28 декабря 1898 года. А на 13 часов 30 декабря были назначены осмотр и прием центральной телефонной станции в Петербурге комиссией в составе начальника Петербургского почтово-телеграфного округа П.Н. Глаголева, инженеров Л.А. Корнатовского, П.Д. Войнаровского, П.С. Осадчего и Н.Л. Семеновича.

2450 верст проводов
На первой самой протяженной тогда в России телефонной линии (618 верст), соединившей обе столицы, были подвешены две телефонные цепи, каждая из двух бронзовых проводов диаметром 4 мм. Провода крепились на крюках (посредством изоляторов), ввинченных в столбы в шахматном порядке. Два верхних провода образовывали первую цепь, два нижних — вторую. Общая длина подвешенных проводов составила 2450 верст. Для уничтожения взаимоиндукции телефонных цепей и индукции соседних телеграфных провода цепей скрещивались: первой цепи — через каждые 16 столбов (одну версту), второй — через 32 столба. Скрещивание произведено на 920 столбах при помощи кронштейнов, скрепленных из углового и полосового железа.
Сопротивление телефонной цепи (с включением коммутаторов Московской станции) составляло: первой цепи — 2380 Ом, второй — 2400 Ом; сопротивление при выключении всех приборов: первой цепи — 2030 Ом, второй — 2060 Ом.
В смете устройства телефонного сообщения между Санкт-Петербургом и Москвой дано подробное описание работ, их стоимость, а также стоимость материалов: «Проволоки бронзовой, толщиною в 4 мм — по 7,8 пуда на версту, считая в этом количестве около четверти пуда на непредвиденные удлинения, на спайки: из завода Кольчугина в Москве — 9600, из завода Сименса — 9635 пудов».
В отчете за 1898 год говорится, что способ устройства линии — «хозяйственный», что столбы, потребовавшиеся для устройства — зимней рубки и вполне хорошего качества, все материалы (проволока, крюки, изоляторы и прочее) доставлялись заводами своевременно. Линейные работы продолжались 120 дней, станционные — 84 дня...

Событие для двух столиц и первые тарифы
Открытие телефонного сообщения Санкт-Петербург — Москва состоялось 31 декабря 1898 года, о чем рассказали петербургские и московские газеты.
Московская газета «Русские вести» писала: «Вчера, 31 декабря, торжественно совершено открытие московской станции телефонного сообщения с Петербургом. В здании центральной станции в 12-м часу дня отслужено было молебствие в присутствии Начальника управления почтово-телеграфного округа О.А. Пистолькорса, почт-директора Г.К. Радченко, членов управления и служащих. По окончании богослужения подано было шампанское и первый тост при единодушном «Ура!» — за здоровье Государя Императора. Затем следовали тосты за Министра внутренних дел, начальника Главного Управления почт и телеграфов и других. Затем по телефону из Петербурга было сообщено об открытии там местной станции и переданы поздравления с открытием связи. После молебствия, совершенного духовенством Казанского собора в помещении Петербургской телефонной станции, убранной тропическими растениями, генерал-лейтенант Петров перерезал желтую ленту, которой был перевит главный коммутатор».
3 января «Петербургский листок» сообщил: «Несмотря на дорогую плату, желающих поговорить по телефону с Москвой находилось весьма много, и станция работает беспрерывно почти весь день и ночь: в Новом году весьма многие петербуржцы поздравили по телефону своих московских знакомых». Газета отмечала, что «для биржевых деятелей телефон, без сомнения, окажет большую услугу». А московское купечество возбуждало «ходатайство об устройстве в Москве переговорного пункта, кроме биржи, еще в одном из московских трактиров, где собираются коммерсанты после биржевых и иных торговых операций».
Телефонная линия Петербург — Москва начала работать. За полгода до ее открытия были разработаны и оглашены Условия пользования междугородным телефонным сообщением. В них говорилось, что междугородная телефонная линия предназначена для общего пользования, и все без исключения жители одной столицы будут иметь возможность сообщаться по телефону с любым из жителей другой. И в Москве, и в Санкт-Петербурге были устроены особые Центральные междугородные телефонные станции, связанные с централями городских телефонных сетей, с биржами и с переговорными станциями. Для столичной публики на первое время оборудовали по одной переговорной станции (кроме биржевых) при междугородных централях в каждом городе. Междугородное сообщение предоставлялось жителям круглосуточно. Биржевые же переговорные станции работали лишь во время биржевых операций и обслуживали только участников бирж.
Плата устанавливалась за каждый отдельный разговор, причем единицей времени считались три минуты. Разговор можно было заказать в две и три единицы, то есть на 6 и 9 минут. Время, необходимое для вызова, не учитывалось. На биржевых переговорных станциях принимались заявки не более чем на шесть минут. Желающие поговорить по междугородной линии должны были заблаговременно подавать заявления на телефонные станции. Это касалось как обыкновенных, так и срочных разговоров. Три минуты обычного разговора стоили 1 руб. 50 копеек, а срочного — в три раза дороже...

К 1913 году телефонная связь по медным двухпроводным линиям была установлена между Москвой и Харьковом, Рязанью, Нижним Новгородом и Костромой, Петербургом и Ревелем, Гельсингфорсом, Баку и Тифлисом. Всего же тогда действовало 87 междугородных телефонных линий.
Современная сеть междугородной связи развивается семимильными шагами. И это лишний раз подчеркивает историческое значение проектов, разработанных специалистами, стоявшими у истоков создания российской дальней связи. Не они ли закладывали основу для технологий нового века, без которых представить нашу жизнь уже невозможно?

По материалам сайта http://www.computer-museum.ru
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

Московскому телефону – 125 лет

СообщениеСвязной (С) » Пт 13 июл, 2007 05:19 »

Московскому телефону – 125 лет

В Москве открылась выставка "Связь поколений. Поколения связи", посвященная 125-летию "Московской городской телефонной сети" (МГТС). Именно сегодня, 13 июля, московскому телефону исполняется пять четвертей века. Организаторами проекта выступили телекоммуникационные компании АФК "Система": МГТС, "Система Телеком", МТС, "Комстар-Объединенные ТелеСистемы", "Комстар-Директ", "Скай Линк" и МТТ, а также компания Ericsson - исторический партнер связистов в России.

Выставка пройдет в московском Политехническом музее (национальном музее истории науки и техники, который в 2007 г. сам отмечает юбилей - 135-летие), и продлится до 10 ноября 2007 г. Музей также предоставил редкие экспонаты из коллекции для размещения на выставочной площадке.

Один из принципов выставочного проекта "Связь поколений. Поколения связи" – "Экспонаты – трогать!". Посетители могут на собственном опыте понять, как работает телекоммуникационное оборудование, испытать заинтересовавшие их средства связи и протестировать новые услуги.

"Данный выставочный проект уникален, – говорит генеральный директор МГТС Алексей Гольцов. – В нем объединились компании, которые представляют все ключевые сегменты современных телекоммуникаций. Это позволило сделать экспозицию по-настоящему интересной. Кроме того, мы впервые отошли от формата отраслевых выставок для специалистов: в Политехнический музей приходят семьями, а наша экспозиция рассчитана как раз на то, чтобы рассказать популярным языком о прошлом, настоящем и будущем телекоммуникаций".

Генеральный директор Политехнического музея Гурген Григорян заявил на открытии выставки: "Я с детства помню номера телефонов, которые уже давно не существуют. А ведь минул уже не один десяток лет. Это лучшее доказательство тому, как много значит связь в жизни современного человека. И с каждым днем роль коммуникаций становится все более значимой".

©ComNews
13.07.2007
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Пт 13 июл, 2007 05:21 »

Выставка "Связь поколений. Поколение связи" в Политехническом музее

С 12 июля в Политехническом музее начал работу уникальный интерактивный выставочный проект "Связь поколений. Поколения связи". Организаторами проекта выступили телекоммуникационные компании АФК "Система": МГТС, "Система Телеком", МТС, "КОМСТАР-Объединенные ТелеСистемы", "КОМСТАР-Директ", "Скай Линк", МТТ, — а также компания Ericsson, исторический партнер МГТС в России.

Выставочный проект приурочен к юбилею московской телефонной связи, которой 13 июля 2007 года исполняется 125 лет и продлится до 10 ноября.

Впервые компании-лидеры отрасли связи объединились, чтобы рассказать об истории зарождения и развития телекоммуникаций, о тех возможностях, которые пользователи телефонной связи могут получить сегодня и о перспективах завтрашнего дня. Сложные проекты, механизмы предоставления услуг откроются посетителям выставки в самой простой и доступной форме.

Выставка построена по принципу модульности и состоит из 7 минизалов, каждый из которых создает небольшую мизансцену на тему телекоммуникаций. Залы погружают зрителей в атмосферу связи прошлого ("Ретро" — XIX в., "60-70 годы" — XX в.), настоящего ("Дом", "Улица", "Офис", "Кинозал") и будущего ("Будущее").

Еще один принцип выставочного проекта — экскурсант имеет возможность протестировать все представленные технологические новинки, понять на собственном опыте, как работает телекоммуникационное оборудование, и испытать заинтересовавшие его средства связи.

В рамках интерактивного проекта "КОМСТАР-Директ" демонстрирует свои услуги коммутируемого и широкополосного доступа в Интернет по технологии ADSL, которые оказываются в Москве под маркой "СТРИМ" на основе сети передачи данных общего пользования МГТС, а также многочисленные дополнительные сервисы на его базе.

Посетители выставки могут воспользоваться целым рядом услуг и сервисов компании, включая информационно-развлекательный игровой портал "СТРИМ.Арена", сервис хранения и печати фотографий "СТРИМ.Фото", интернет-магазин цифровой дистрибуции компьютерных игр "СТРИМ.Games" и другими.

На выставке "КОМСТАР-Директ" предлагает всем желающим попробовать уникальную услугу "Видео по запросу", уже доступную абонентам интерактивного телевидения "СТРИМ", а также планируемую к вводу услугу "Телевидение по запросу", позволяющую смотреть все телепередачи "вчерашнего дня" российских эфирных каналов. Кроме того, провайдер в зоне "Будущее" демонстрирует преимущества нового стандарта вещания фильмов и телепередач — HDTV, "телевидение высокой четкости".

Посетители выставки, оценившие доступность и преимущества услуг и сервисов "КОМСТАР-Директ", могут оставить заявку на подключение домашнего инетрнет-канала и интерактивного телевидения "СТРИМ" прямо на выставке, в зале "Будущее".

Выставочный проект "Связь поколений. Поколения связи" пройдет с 12 июля по 10 ноября 2007 года.

Для посещения выставки необходимо приобрести билет в Политехнический музей. Адрес Политехнического музея: Москва, 101000, Новая площадь, 3/4, подъезд № 1.

Музей открыт ежедневно, кроме понедельника и последней пятницы каждого месяца, с 10:00 до 18:00, касса работает до 17:00.

В летний период с 16 июня по 21 августа 2007 г. по воскресным дням музей закрыт.
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Пт 13 июл, 2007 05:21 »

Генеральный директор МГТС
А.В. Гольцов

Уважаемые коллеги!


Примите сердечные поздравления с такой значимой для нашей компании датой — 125-летием со дня основания Московской городской телефонной сети. Более ста лет прошло с того момента, когда в столице прозвенели первые телефонные звонки. Только 26 столичных жителей в конце 19 века могли считать себя абонентами сети. Сейчас 4 миллиона москвичей не мыслят своей жизни без обычного телефонного аппарата, такого привычного и такого необходимого. Без МГТС не возможна нормальная жизнь нашего мегаполиса.

Я поздравляю весь наш коллектив, это профессионалы высокой квалификации, увлеченно делающие свое дело. Мы знаем и ценим вклад каждого сотрудника в развитие и укрепление МГТС — компании с богатой историей, современной и молодой.

Особо хочется отметить накануне этого праздника ветеранов отрасли, чей вклад в развитие сети бесценен.

От души желаю всем вам и вашим семьям счастья, крепкого здоровья, новых профессиональных успехов, целеустремленности и творчества во всех начинаниях.
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Пт 05 окт, 2007 12:29 »

Старые связи.
Официальной истории телефонной связи в России стукнуло 125 лет.


Первые телефонные компании заработали в Москве и Петербурге практически одновременно - в июле 1882 года. Правда, в Москве 1 июля 1882 года, говоря современным языком, началась коммерческая эксплуатация сети местной телефонии, а в Петербурге она проработала до конца октября того же года в тестовом режиме. При этом в Петербурге 29 октября 1882 года - в первый день коммерческого предоставления услуг - насчитывалось 259 телефонных абонентов, а в Москве на тот же день (то есть по итогам четырех месяцев полномасштабной работы) - 200 пользователей. К тому же из Петербурга еще в 1879 году был совершен первый в российской истории междугородный звонок - в Малую Вишеру. Таким образом, две вечно соревнующиеся друг с другом российские столицы в ситуации с первенством в области связи могут легко сойтись на паритетных правах. Оба города дали начало телекоммуникационному рынку в России, и оба имеют все основания праздновать 125-летие связи в стране.

-Мистер Ватсон, подойдите сюда, пожалуйста, вы мне нужны, - с этих обыденных слов начиналась эпоха. 10 марта 1876 года инженер-изобретатель Александр Грэхем Белл обратился при помощи своей чудо-машины к находившемуся в 12 метрах ассистенту и запустил маховик телекоммуникаций.
Поначалу изобретение Белла сочли не прорывом за границы возможного, а безделушкой, годной либо лишь для развлечений, либо для использования слабослышащими.

"В свете изложенных фактов мы считаем, что предложение мистера Хаббарда о приобретении его патента за 100 000 долларов лишено здравого смысла, поскольку возможности этого устройства не представляют для нас никакого интереса. Мы не рекомендуем его покупать". Так оценил заявку "семейного юриста" Белла (а попросту - его тестя), отправленную в Western Electric, эксперт Чаунси Депью. Прокол экспертов дорого обошелся тем, кто оказался обделен интуицией или внезапными озарениями, которые в бизнесе так же обязательны, как в творчестве. Через несколько лет Western Electric сама предлагала за патент немыслимые по тем временам 25 миллионов долларов.

В перспективы коробочки с мембраной и магнитом, помимо изобретателя, уверовали те самые мистер Ватсон и мистер Хаббард. Втроем в 1876 году они и основали собственное дело, впоследствии получившее название Телефонная компания Белла. А так как других претендентов подарить человечеству радости телефонных коммуникаций ни в Штатах, ни в Старом Свете не было, монополия только что созданной концессии распространялась практически на весь мир. За исключением Скандинавских стран. И это исключение любопытным образом скажется на истории телефонизации - телефонизации России уж во всяком случае точно.

В то время как по одну сторону Атлантики талантливый и работоспособный Александр Белл открывает свою компанию, по другую, в столице Швеции, Стокгольме - такой же молодой и рвущийся к успеху Ларс Магнус Эрикссон начинает собственное дело. "Электромеханические мастерские LM Ericsson & Co", или LME, тоже держали в штате трех сотрудников - самого Ларса Магнуса, его компаньона Андерссона и 12-летнего малого на посылках, и ютились на 13-метровой кухне. До появления телефона и телекоммуникационного рынка оставались считанные дни.

Поначалу соединения разрозненных телефонных аппаратов осуществлялись через частные линии, которые Телефонная компания арендовала у телеграфистов. А самую первую телефонную сеть завязал некто мистер Холмс (раз уж в истории есть Ватсон!..), до этого занимавшийся установкой охранных сигнализаций. В 1877 году его клиентами стали шесть почтенных банкиров. У каждого на столе стоял телефонный аппарат. Каждый сначала обращался к оператору из компании господина Холмса и просил соединить с кем-то из компаньонов по банковскому делу.

В том же 1877 году знаменательные события происходили и в Европе. И пока один житель Стокгольма, мальчик из многодетной фермерской семьи Ларс Эрикссон, ни разу не переступавший порога школы, истово трудился на закопченной кухне, отрабатывая у судьбы право на успех, другой горожанин, кажется, добившийся всего, о чем только можно было мечтать, - ювелир Хенрик Торстен Седергрен,- налаживал первую в Швеции телефонную линию, соединившую его дом и магазин.

Разговорчивый покойник и много других странностей

Просвещенные граждане Российской империи с конца 70-х годов XIX века обращались в Кабинет Министров с предложениями организовать телефонные коммуникации в крупнейших городах империи. Тем более, что частным образом телефоны уже работали в стране - соединяя дома и конторы видных промышленников и резиденции монарших особ. Первый телефонный разговор в нашей стране состоялся в 1879 году - между Санкт-Петербургом и Малой Вишерой. Приобщение россиян в массовом порядке к телефонной связи началось с Высочайшего утверждения "Об устройстве городских телефонов", поступившего из Кабинета Министров 25 сентября 1881 года.

Мудрое утверждение снимало с государства ответственность за новое хлопотное дело. Оно гласило, что постройка и эксплуатация городских телефонных сетей в России может передаваться частным компаниям на срок до 20 лет, после чего все сооружения и постройки в рамках телефонного дела переходили в собственность государства. Но до этого момента, все время, пока оказывались услуги телефонной связи, владелец лицензии отчислял бы в госказну долю малую - 10% от абонентской платы частного сектора и 5% от платы, взимавшейся с государственных и общественных учреждений.

На монополию в новом деле претендовали все компании, имевшие хоть какие-то, самые отдаленные и приблизительные представления о телефонном деле. И вот поразительно: концессионный контракт, дававший исключительные права на строительство и эксплуатацию телефонных сетей в пяти (!) крупнейших городах Российской Империи - Санкт-Петербурге, Москве, Одессе, Варшаве и Риге, - только что созданный Телефонный департамент подписал с никому не известным частным предпринимателем и инженером фон Барановым. А тот стремительно отказался от непонятно какими путями добытой лицензии и передал все права Телефонной компании Белла - той самой. И хотя человечек с опереточной фамилией для отвода глаз как будто покупал что-то из необходимого оборудования (сохранились описи: стоек - 50 шт., проволоки - 6 000 кг, изоляторов - 5 000 шт., аппаратов - 400 ед., коммутаторов - 6 ед.), он, скорее всего, был подставным лицом. Мало кто сомневался, что разница от перепродажи фон Барановым "телефонных прав" осела в карманах влиятельных вельмож и высочайших чиновников.

Компания Белла вдумчиво и скрупулезно подходила ко всем пунктикам строительства телефонной сети. Во всех пяти городах, которым так повезло с передовой связью, телефонные станции должны были располагаться в центре, на достаточно "модных" и оживленных улицах - что служило бы дополнительной рекламой. При выборе здания, которое предстояло занять телефонистам и оборудованию, решающим фактором была высота: со всех сторон к дому должны были подходить воздушно-стоечные линии. Рассуждая подобным образом, специалисты выбрали в Петербурге дом на Невском, 26. В Москве идеальным сочли дом купца Попова на Кузнецком Мосту.

22 мая большинство московских газет разместили объявления от имени уполномоченного Телефонной компании Белла коллежского асессора Ярошки, возглавлявшего Московское телефонное общество: "Уполномоченный обращается ко всем казенным, городским и общественным учреждениям, а равно и ко всем лицам, желающим абонироваться на телефоны, с покорнейшей просьбой делать заявление в контору московских телефонов (Кузнецкий Мост, дом Попова).

Кузнецкий Мост тогда был - как сегодня Столешников и Рублевка вместе взятые. Одна из самых фешенебельных улиц, модные магазины и "гламурная", как сказали бы наши современники, публика. Самые "сладкие" в городе витрины. Французы-лавочники. Самые высокие и просторные дома. Квартиранты-сливки общества. Даже мостовую на Кузнецком мели расфранченные воришки - пойманные здесь же с поличным (где ж еще воровать, как не на манящем благополучием и роскошью Кузнецком). Представляете картину?

Пятиэтажный дом купца Попова на этом архипелаге великолепия был одним из самых больших и блестящих. Здание строил "чайный король" Константин Абрамович Попов, умница и любимчик фортуны. С четырех лет - безотцовщина, с 13 - мальчик в услужении у купчиков, он исхитрился создать настоящую чайную империю. Его-то, не равнодушного к передовым научным достижениям, и принято называть одним из первых московских абонентов, - подчиняясь простой логике: если в доме купца Попова находится телефонная станция, значит, купец Попов автоматически попадает в список первых телефоновладельцев. Здесь летописцы упускают один досадный нюанс: к моменту начала оказания услуг связи - 1 (по нашему стилю - 13) июля 1882 года Константин Абрамович Попов уже 10 лет как почивал в бозе. А в доме Попова располагался основанный наследниками и названный в его честь, а также в честь его покойного брата Торговый дом "К. и С. Поповы". Именно Торговый дом и фигурировал в объявлении, которое разместили "Московские ведомости" в этот памятный день от имени "Международного общества телефонов Белла": "Абоненты, имеющие номера, уже соединены и могут переговариваться". Номера присваивались трехзначные. №750 - директор телефонного общества А.И. Ярошка, №723 - "Братья К. и С. Поповы", Кузнецкий Мост. Кстати, любовь ко всем новинкам у преемников чайного дела Поповых, кажется, была в крови. Еще через три года первая в Москве световая вывеска из электрических лампочек появилась именно на фасаде Пассажа, принадлежавшего Торговому дому. Адрес уточнять нет нужды - Кузнецкий Мост...

И первого первые стали первыми

1 июля 1882 года деловито затренькали первые московские телефоны. Среди 26 московских абонентов-пионеров: Московское страховое общество, Арман Бед, инженер телефонного общества, а также ведущие банкирские дома, рестораны и театры. Среди частных лиц - богатые и знаменитые: Абрикосовы, Трамбле, Дэпре, Кноп, Вогау, Дангауэр. 17 июля, при повторной публикации перечня московских абонентов, в нем засветились и те, кому только предстояло вкусить прелести коммуникаций: правления Московской, Рязанской и Курской железных дорог, товарищество Даниловской мануфактуры и другие.

Схоже выглядели абонентские списки Санкт-Петербурга. Правда, первый рапорт, приуроченный к запуску телефонной сети, здесь содержал аж 128 абонентов, среди которых - Людвиг и Альфред Нобели, Медно-прокатный трубный завод, а также завод и контора Гука, банки, редакции газет, правление Балтийской железной дороги, многие государственные учреждения. Однако полноценная эксплуатация Петербургской телефонной сети началась только 30 октября. Но в июле первых питерских абонентов, несмотря на "недострой", все-таки подключили. Проволочки были связаны с тем, что Городская Дума и частные домовладельцы с неохотой разрешали тянуть провода по стойкам через крыши домов. К тому же первые знатные абоненты в массовом порядке переехали из городских квартир на дачи и в свое отсутствие устанавливать телефон запрещали.

Причем "устанавливать телефон" означало - сооружать небольшое хозяйство весом более 8 кг. У каждого абонента на квартире водружали: электросигнальный прибор Гилелянда, микрофон Блэка, телефон Белла и элемент Лекланже. Достаточно "беспокойное хозяйство", несовершенное и неудобное в использовании. Микрофон находился на нижней панели, отчего говорящий был вынужден сгибаться в три погибели. А снимая телефон с рычага, надо было еще и теребить этот рычаг рукой - чтобы удостовериться, что он поднят. Первые абоненты - что в Москве, что в Бостоне - вздыхали и сетовали на несовершенство техники. Их телефонные аппараты ломались и требовали ремонта или замены.

Знаете, кто не вздыхал и не сетовал? Талантливый стокгольмский инженер Ларс Магнус Эрикссон. Развинчивая и завинчивая десятки аппаратов, он увидел в них столько очевидных недоработок, что пришел к развенчанию телефона Белла. Так появился фирменный телефон Эрикссона - "настольный, с магнето и рупором". И о нем удивительно быстро узнали и в Москве, и в Бостоне.

Вскоре появились свидетельства очевидцев: "Все старые абоненты с белловскими аппаратами осаждают центральные станции с просьбами дать им эрикссоновский аппарат". Причины - удобство использования, ясный и громкий звук, цена - всего 40 рублей (против 60 - за белловский), наконец, изящество "аппаратика". А микрофон этого шедевра машинерии называли "чудом техники". Он нуждался в осмотре специалиста всего раз в полгода, в то время как аппарат Блэка приходилось простукивать-просматривать каждые две недели. "Волшебный порошочек" таился в этом микрофоне - настолько волшебный, что словосочетание "угольный порошок" тогда вытеснила другая идиома - "порошок Эрикссона".

И пока компания Белла правила бал в столицах, звезд с неба не хватавшая LME устанавливала и налаживала работу в провинциальных Киеве и Харькове, Казани и Тифлисе. Репетировала.

Нарушитель концессии

В первые годы телефон был до крайности дорогим удовольствием. И абонентская база - что в Москве, что в Петербурге, росла за счет тех, кто мог позволить себе выкладывать 250 рублей в год. Неслыханные деньги, если роскошная хорьковая шуба в самом дорогом магазине "Меха" на том же Кузнецком стоила 85 рублей. В случаях, когда телефонный аппарат был удален от центральной телефонной станции более чем на три версты, абонент доплачивал сверх абонентской платы 50 рублей за каждую версту. Ох, дорого.

Жаль, никто не вел тогда статистики телефонных разговоров. Но практически все они были делового характера. Важность разговоров диктовала повышенные требования с самых первых дней телефонизации. Требования к услугам и к тем, кто их оказывал.

Исторический анекдот: только-только протянув провода, первыми на работу в телефонные компании призвали мужчин. Но они... "не потянули". Оказалось, что мужчины легко отвлекаются на посторонние вещи, а также часто ругаются - между собой или даже с клиентами! Обрыв связи.

Первые "телефонные барышни" были образованны, терпеливы и вежливы. Молоды - от 18 до 25 лет, и не замужем - "дабы лишние думы и заботы не приводили к ошибкам при соединении". Даже "тактико-технические" характеристики телефонисток были строго регламентированы: высокий по тем временам рост (от 165 см) и длина туловища в сидящем положении с вытянутыми вверх руками не менее 128 см. Жалованье платили завидное - 30 рублей в месяц (квалифицированный рабочий получал в то время около 12 рублей в месяц). Но в размеренный и тихий уклад жизни XIX века такая работа не вписывалась. В 1891 году корреспондент журнала "Электричество" сочувственно перечисляет профессиональные тяготы телефонных барышень: "Нервные припадки нередко заставляли бедную женщину отказаться от места спустя каких-нибудь полтора месяца после столь трудного поступления на открывшуюся вакансию". Лев Успенский в записках старого петербуржца ностальгировал: "Барышню можно было просить дать разговор поскорее. Барышню можно было выругать. С ней можно было - в поздние часы, когда соединений мало, - завести разговор по душам, даже флирт. Рассказывали, что одна из них так пленила милым голоском не то миллионера, не то великого князя, что "обеспечила себя на всю жизнь".

Девушки постоянно пребывали в состоянии предельной концентрации. Такое напряжение и внимание - не чета напряжению при чтении стихов Фета или домашнему музицированию. Телефонистки быстро утомлялись, что приводило к ошибкам при соединении. Важные абоненты, платившие серьезные деньги, негодовали и жаловались. Число владельцев телефонов росло в геометрической прогрессии: 246 - к концу 1882 года, 1250 - в 1892-м, 2918 - в 1900 году. Каждый их них имел основания требовать от высокотехнологичной услуги высокого уровня сервиса. Телефонная компания Белла такому уровню уже соответствовала не вполне.

В 1900 году Имперское управление почты и телеграфа отказалось продлевать белловскую концессию. По правилам, в собственность правительства переходили все телефонные станции. Но взваливать на себя их развитие оно не стало. И отказало Городской Думе, выступившей с просьбой отдать Московские телефонные сети городскому управлению. Снова, как и 18 лет назад, объявили открытые торги. Они прошли 7 ноября 1900 года, причем к конкурсу допустили и Московское городское управление тоже. Принцип "аукциона наоборот" был прост - кто предлагал наименьшую абонентскую плату, тот и получал телефонные сети.

Победителем стало загадочное Шведско-Датско-Русское АО, предложившее абонентам платить ровно в 2 раза меньше - 63 рубля 20 копеек.

Угадайте, кто стоял за вывеской победившего в торгах АО? Трудолюбивый телефонный мастер Эрикссон и могущественный ювелир Седергрен.


В 1883 году первый телефонный абонент Стокгольма учуял новую золотую жилу и открыл Stockholm Allmanna Telefonaktiebolag (SAT). Allmanna оказалась манной небесной - предложив в 2 раза меньшую абонентскую плату, нежели белловская, SAT завладел шведским телефонным рынком. Демпинговый прием, как видите, работал давно и безотказно. Но шведское правительство, не в пример российскому, как раз в 1900 году наложило лапку на местный телефонный рынок. Седергрен отправился искать иные рынки. Кстати освободился российский. Хитрец-ювелир для начала сформировал Шведско-Датско-Русское АО, причем прослойка из Датского королевства возникла не случайно. У вдовствующей императрицы Марии Федоровны, в девичестве датской принцессы Дагмары, было две страсти - бизнес-авантюры и соотечественники. Обаятельная, очень светская, нежно любимая двором Мария Федоровна детей своих воспитывала в любви ко всему русскому. При этом никому в Европе не известные датские фирмы мгновенно становились поставщиками императорского двора. А датские товары запросто, контрабандой, ввозились на судах, принадлежавших императорской фамилии. Включив во вновь образованное АО несколько "интересных" Марии Федоровне датских компаний, Седергрен сделал беспроигрышный ход. Эрикссон появился в этой причудливой связке людей и компаний заслуженно - его оборудование просто было лучшим.

Новые "эксплуататоры" развивали телефонные сети под лозунгом "Телефон в каждый дом". К концу 1916 года на 100 москвичей приходилось 3,7 телефонных аппарата - больше, чем в европейском торговом центре Гамбурге. Еще одна гордость времен Шведско-Датско-русского АО - строительство Центральной телефонной станции на 60 000 номеров (в Милютинском переулке). И - апофеоз - телефонизация Кремля, приуроченная к визиту императора Николая II в Первопрестольную в 1903 году. Символом этого события Николаю преподнесли инкрустированный золотом и слоновой костью телефон. Хроникеры утверждали, что государь был необыкновенно растроган и одарил весь персонал станции ювелирными изделиями.

Ларс Магнус Эрикссон даже предпринимал попытку перевести весь свой бизнес в Россию.

Идиллия нарушилась в 1917 году. В январе, согласно договору, Московская городская телефонная сеть была передана правительству. Шведско-Датско-Русское АО не получило никаких компенсаций, так как вопрос об их размере решался. И как вы догадываетесь, так и не был решен...

Москва
Санкт-Петербург

Начало работы городской телефонной сети в тестовом режиме
1 июля 1882 года
1 июля 1882 года

Количество абонентов при запуске городской телефонной сети в тестовом режиме
26
128

Начало работы городской телефонной сети в коммерческом режиме
1 июля 1882 года
30 октября 1882 года

Количество абонентов на 29 октября 1882 года
200
259

Количество абонентов междугородной сети на 31 декабря 1898 года.

Первый звонок между Петербургом и Москвой
10
2


Стандарт 2007 №7
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

Автоматизация телефонии: шаг за шагом

СообщениеСвязной (С) » Пт 13 фев, 2009 07:14 »

СВЯЗЬ

Введение
Дореволюционный период
Местные органы управления
Предприятия
Советский период
Местные органы управления
Предприятия
Список фондов первичных парторганизаций учреждений, документы которых не поступали на хранение в ЦМАМ

ВВЕДЕНИЕ
Почта. Начало образования почты в Москве относится к 1665 г. Это была т.н. “немецкая почта” – из Москвы через Новгород и Псков в Ригу, – обслуживающая официально только государственные нужды по отношениям с заграницей. С 1668 г. из Москвы через Смоленск на Вильно действует вторая такая почта, принимающая и частную корреспонденцию. В XVII–XVIII вв. происходит увеличение почтового оборота, что приводит к открытию новых линий связи. Одновременно с “немецкой почтой” развивалась и ямская (ЦИАМ, ф. 55), обслуживающая, кроме направления на С.-Петербург и Смоленск, направления на Киев, Казань, Оренбург, Воронеж, Астрахань, Сибирь. Прием и пересылка писем производилась через ямщиков. В исследованиях по истории русской почты учреждение Московского почтамта (ЦИАМ, ф. 508) относят к 1700 г. В Москве еще существовала почтовая экспедиция, которая отправляла в Архангельск корреспонденцию раз в неделю. Почтовая служба входила в ведение Посольского приказа. В 1716 г. в Москве возникло особое почтовое учреждение “немецкая почтовая контора”, известная также под названием “почтамта” – “почтового двора”[1].

Существование двух государственных почт (“немецкой” и ямской) создавало для корреспондентов большие неудобства. Письма, следовавшие транзитом через Москву, приходилось адресовать сюда на имя знакомых лиц и через них сдавать вновь на другую почту для следования по назначению. При Екатерине II произошло объединение “немецкой” и ямской почт. К 1776 г. в ведении Московского почтамта было более 30 почтовых контор. Установившееся в 1770-х годах разделение подчиненных почтамтам учреждений на обер-почтовые конторы и почтовые конторы было заменено в 1783 г. разделением их на губернские почтамты и уездные почтовые конторы. По новой системе стоявшим во главе местного почтового управления почтамтам были подчинены губернские почтамты и почтовые конторы. В 1788 г. Московскому почтамту были подчинены почтовые учреждения в 26 губерниях, а всего 120 почтовых учреждений[2]. Таким образом, Московский почтамт стал высшим органом местного почтового управления.

По реформам 1790–1800 гг. высшее почтовое управление в России вменяется в обязанность почтамтам: Петербургскому, Московскому, Малороссийскому, Литовскому, Тамбовскому, Казанскому, Сибирскому. Почтамтам были подчинены: почтовые конторы, почтовая экспедиция и полевые конторы. В 1806 г. почтовое ведомство вошло в состав МВД, а в 1811 г. получило наименование его почтового департамента. В 1819 г. почтовый департамент был выделен из состава МВД и включен в состав Министерства духовных дел и народного просвещения. В 1800 г. в округ Московского почтамта вошли 12 губерний: Владимирская, Вологодская, Калужская, Костромская, Московская, Нижегородская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Тульская, Ярославская[3].

Центральное положение Москвы обеспечивало ей значение важнейшего в государстве почтового узла. Это значение усиливалось по мере строительства ж.д., соединивших Москву с окраинами. Москва стала главным передаточным пунктом для всех почт. С открытием железнодорожного сообщения Москва-Петербург в 1838 г. организуется доставка корреспонденции по ж.д. и на станциях стали принимать к отправке простые письма. В 1871 г. Государственный Совет утвердил устав железнодорожного ведомства, в соответствии с которым почтовое ведомство получило большие привилегии и льготы при перевозке почтовых грузов и развитии почтового дела на железнодорожном транспорте[4]. Перевозка почты по ж.д. потребовала введения специальных должностей разъездных чиновников для сопровождения корреспонденции в почтовых вагонах, а также разъездных почтальонов.

В 1884 г. были объединены в одно учреждение два ранее существовавших порознь департамента (почт и телеграфов). Центральное управление почтовой частью империи было сосредоточено в МВД, местное – в учрежденных в 1885 г. почтово-телеграфных округах (ЦИАМ, ф. 793). С 1885 г. началось повсеместное слияние почтовых и телеграфных учреждений на местах. Вместо 82 раздельных местных почтовых и телеграфных управлений было образовано 35 почтово-телеграфных округов. Почтово-телеграфные округа являлись территориальными исполнительными органами в структуре почтовой службы в России. К 1912–1913 гг. существовало 29 почтово-телеграфных округов. Управлениям почтово-телеграфных округов подчинялись почтовые или почтово-телеграфные конторы в губернских, уездных городах, а им в свою очередь – почтовые или почтово-телеграфные отделения на территории города или в уезде. В 1918 г. они были ликвидированы. Вместо них были созданы отделы связи губернских исполкомов Советов.

Большое значение в сер. XIX и до нач. ХХ вв. играла земская почта. С 1 янв. 1864 г. введено в действие “Положение о губернских и уездных земских учреждениях”. По этому положению центр местной административно-хозяйственной работы перешел в уезды. Возглавлявшие местные земские органы уездные земские управы стали ощущать недостаточность почтовой связи в пределах своих уездов. Земским управам нужно было установить внутреннюю связь с отдельными частями уезда для организации дела на местах. Общегосударственные почтовые учреждения имели свои конторы и отделения в городах, а почтовая связь с селениями внутри уезда поддерживалась через имевшиеся в незначительном количестве волостные или сельские отделения государственной почты. В тех местах, где не действовали государственные почтовые учреждения, была необходимая земская почта. Указом Сената от 1870 г. о легализации местной почты была открыта земская почта более чем в двадцати уездах. Согласно ему земства могли организовывать доставку почты из государственных почтовых учреждений в разные места уезда и из находящихся в пределах уезда селений доставлять корреспонденцию для дальнейшей переотправки по государственной почте, а также организовывать почтовое дело по доставке корреспонденции в тех местах уезда, которые лишены почтового сообщения. Почта могла быть организована только в пределах одного уезда без права пересылки корреспонденции из одного города в другой. В новое земское положение 1890 г. было введено особое постановление о том, что на земские учреждения возлагается устройство и содержание земской почты. Организация уездной почты строилась следующим образом: центральный пункт земской почты – это почтовая контора при уездной управе, а в волости – волостное правление. В Московской губ. земствами выпускались свои знаки почтовой оплаты*. В дальнейшем земская почта прекратила свое существование. В основном свертывание ее деятельности было связано с увеличением объема выпуска знаков почтовой оплаты государством, а также развитием сети государственных почтовых и телеграфных учреждений.

В Москве с 1 янв. 1845 г. была введена городская почта, а впоследствии открыт целый ряд городских почтовых отделений, установлены сотни почтовых ящиков для опускания писем. Для обслуживания перевозки почты по ж.д. на всех московских вокзалах открыты почтовые отделения, ведающие этой перевозкой. В 1867 г. город был разделен на 23 округа, имевших 111 приемных пунктов корреспонденции. В дореволюционное время главными клиентами московской почты были частные торговые и промышленные предприятия.

В нач. ХХ в. в составе Московского почтамта обязанности по развозке корреспонденции были возложены на экспедицию перевозки почт, которая для этих целей использовала конную почтамтскую станцию. В 1910-е годы в состав Московского почтамта входили 10 экспедиций, размещавшихся в здании почтамта, 10 самостоятельных подразделений, 7 особых подразделений и около 35 городских почтовых отделений, две трети которых были оснащены телеграфной связью. В штат почтамта входили: почтовый директор и его помощник, экспедиторы, архитектор, смотрители зданий, присяжные, цензоры, врач, фельдшер, священник, а также портной, ямщики и др. Основную массу рабочих составляли почтово-телеграфные чиновники (867 чел.) и нижние служители (1214 чел.)[5]. В 1891 г. на Московском почтамте начала действовать одна из первых в России почтово-телеграфная сберкасса. В 1910-х годах Московский почтамт обрабатывал ок. 12% всей корреспонденции страны. В 1913 г. количество почтовых отправлений из Москвы составляли (в тыс.): местных простых писем – 727, почтовых карточек – 334, бандерольных отправлений – 332, заказных отправлений – 7,8, периодических изданий – 122, денежных переводов – 7,7; иногородних простых писем – 2973, почтовых карточек – 918, бандерольных отправлений – 756, заказных отправлений – 355, периодических изданий – 5432, денежных переводов – 189, посылок – 172[6]. Для сравнения: в 1743 г. было всего 13 писем, полученных в Москве.

Телеграф. Электрический телеграф был изобретен П.Л. Шиллин-гом в 1832 г., усовершенствован в работах академика Б.С. Якоби и инженера Людерса при прокладке подземного кабеля между С.-Петербургом и Москвой. Этот телеграф (1845–1852) обслуживал правительственную корреспонденцию и ж.д. Вскоре он был заменен на беспроволочный. С тех пор открыт прием частных телеграмм. В 1856 г. была создана телеграфная станция в Кремле. В 1863 г. проводные линии соединяли Москву с Петербургом, Киевом, Тулой, Саратовом, Казанью, Ярославлем. В 1871 г. была проложена телеграфная линия между Москвой и Владивостоком. Отдельно существовали телеграфы при различных государственных учреждениях, в т.ч. городской полицейский телеграф (ЦИАМ, ф. 485). Московский телеграф (ЦИАМ, ф. 798) сначала работал по одной, а затем по нескольким линиям, что сказалось на объемах его работы: в 1913 г. было переслано (в млн.) – 16,8 телеграмм; в 1914 г. – 18,1, в 1915 г. – 19,7, в 1916 г. – 22,3, в 1917 г. – 20,7[7]. Значительное развитие телеграф получил во время Первой мировой войны. Для военных целей было построено много новых телеграфных линий. Нагрузка на телеграфные линии была велика, т.к. ведомства пользовались телеграфом бесплатно.

Телефон. Образование Московской телефонной сети относится к 1882 г. и связано со строительством станции общества Белла. Основными пользователями сети были частные торговые фирмы. С 1901 г. концессия на московскую телефонную сеть принадлежала совместному Шведско-Датско-Русскому телефонному обществу (ЦИАМ, ф. 2341), с числом абонентов 2869. В Москве была сооружена новая телефонная станция, рассчитанная на 60 тыс. абонентов, в 1916 г. количество абонентов достигло 57558. К 1 янв. 1917 г. правительство выкупило у общества Московскую телефонную сеть. Помимо городского телефона, в Москве существовала междугородняя телефонная связь, находившаяся в ведении Министерства почт и телеграфов, позволявшая связываться с Петербургом, Н. Новгородом, Харьковом[8].

Осенью 1914 г. в Москве начала работу первая радиостанция.

***

В составе первого Советского правительства был образован Наркомат почт и телеграфов (Наркомпочтель) РСФСР, в ведении которого находились почта, телеграф, телефон, радио. Наркомпочтель осуществлял контроль за строительством и эксплуатацией всех видов электросвязи и радиовещания, находившихся в ведении других наркоматов**.

Почта. Московская советская городская почта была образована одновременно с образованием Наркомата почт и телеграфов. На местах сохранялась старая система управления почтой и телеграфом. С кон. 1918 г. стал осуществляться переход от экстерриториальной окружной системы управления связью к губернской. Губернские почтовые управления вошли в состав губисполкомов на правах отделов и стали называться губернскими отделами связи. В своем составе они имели подотделы по видам связи: почтовый, телеграфный, радиотелеграфный, телефонный и др. Губернским управлениям (отделам) непосредственно подчинялись учреждения и предприятия связи: почтамты, телеграфы, конторы и отделения – почтовые, телеграфные, почтово-телеграфные, железнодорожные почтовые, вспомогательные пункты и др. В апр. 1918 г. СНК принял специальный декрет “Об органах управления почтово-телеграфным делом”[9], которым вводилась централизация работы связи, единообразие в постановке дела в центре и на местах, регламентирование службы связи едиными правилами и т.д. В целях урегулирования дела телеграфной и телефонной связи в нояб. 1918 г. создается Верховная комиссия телеграфной связи (Веркомтель)[10] с неограниченными полномочиями по вопросам телеграфной и телефонной связи на фронте и в тылу. В состав комиссии вошли нарком почт и телеграфов и два представителя от военного ведомства.

В период Гражданской войны объем почтовых отправлений в Москве сократился более чем на 50%. Для нормального функционирования почты при фабриках, заводах, волисполкомах были открыты почтовые отделения. Все эти мероприятия финансировались за счет местного бюджета. Работе почты мешали масса ведомственных почтовых служб (фельдъегерский корпус ГПУ, почта НКПС, почтовые отделения центральных и местных органов власти, отправка писем с нарочным и т.д.). Московский почтамт подчинялся отделению связи Московской губ. В апр. 1920 г. коллегиальное управление в Московском почтамте было упразднено.

С 1921 г. начинается полное восстановление линий связи, вновь вводится платность услуг и централизованное управление[11]. В 1921–1922 гг. произошло подчинение наркоматов почт и телеграфов советских республик наркомату РСФСР. Это повлекло изменения в структуре наркомата. Организация работы осуществлялась не по видам связи, а по оборудованию и эксплуатации всех средств связи. Эта новая схема была проведена в областных (губернских) управлениях (отделах) связи. В сент. 1922 г. декретом ВЦИК “Об изменении в управлении народной связью” на местах вновь введена окружная система органов связи[12]. Все окружные управления связи подчинялись Наркомпочтелю РСФСР и были организованы по единой системе. В состав управлений входили отделы: эксплуатационно-технический, почтовый, административный, финансовый (позже были организованы отделы: телеграфный, телефонный и др.). Московский центральный телеграф (ЦМАМ, ф. 824, 1198) и почтамт (ЦМАМ, ф. 369) как крупнейшие узлы связи подчинялись непосредственно Наркомпочтелю РСФСР. После образования союзного наркомата были расширены права и функции окружных управлений связи в области снабжения, ремонта, строительства новых телеграфных линий и т.д. Наряду с окружными управлениями в 1925–1929 гг. существовали окружные конторы, в задачу которых входило оперативное руководство работой предприятий связи, находившихся в окружном городе и планово-админи-стративное руководство работой отделений связи всего округа.

На московский почтамт возлагались особые задачи по организации, распространению и экспедированию центральной печати. С янв. 1923 г. вся обработка заказов на периодическую печать из агентства “Связь” передана в ведение отдела подписки на почтамте вследствие резкого увеличения количества заказов на подписные издания. По этим причинам в 1928 г. был создан Центральный газетно-журнальный почтамт на базе 8 газетной экспедиции и отделения подписки Московского почтамта. В его задачи входили экспедирование печати, обработка всей иногородней подписки, обработка всех заказов на периодическую печать. В 1931 г. была создана городская газетно-почтовая дирекция (ГПД) с непосредственным подчинением НКПиТ***. В ее ведении были Московский почтамт, районные конторы связи, железнодорожные почтовые отделения при вокзалах, Центральный газетно-журнальный почтамт и др. Всего в Москве к 1925 г. существовало 35 отделений связи и 9 железнодорожных отделений на местных почтовых вокзалах. В 1927 г. в целях организации получения и отправки посылок, бандеролей, заказной и простой корреспонденции и денежных переводов было образовано Управление почтовой связи г. Москвы.

Московский почтамт находился в двойном подчинении: почтового отдела НКС**** и управления связи Московской обл. В нач. 1930-х годов было создано 10 почтовых узлов – контор связи: Бауманский, Замоскворецкий, Краснопресненский, Ленинский, Фрунзенский, Октябрьский, Сталинский, Пролетарский, Киевский, Сокольнический. За каждым узлом была закреплена определенная территория. Управление почтовыми предприятиями Москвы в 1930-е годы***** включало: Управление почтовой связи в составе Центрального обменного пункта, Сортировочного узла на аэрофлоте, Бюро обработки переводов, Бюро контроля переводов, Моспочтамта, Международного почтамта, 10 р-ных отделений связи и др.[13] В 1938 г. были ликвидированы райотделы почтовой связи и управления почтовой связи и руководство всеми почтовыми предприятиями было возложено на Моспочтамт. Для всего предвоенного периода в структуре управления московской почтой были характерны постоянные изменения. По состоянию на 1 янв. 1941 г. почтово-телеграфная сеть Москвы состояла из 258 объектов (170 почтово-телеграфных отделений и 88 агентств)[14]. С 1 февр. 1941 г. все почтовые предприятия Москвы перераспределены по 8 райконторам, по административно-территориальному делению.

В годы Великой Отечественной войны почтовая служба играла важнейшую роль для связи тыла страны с фронтом. 23 июня 1941 г. при Московском почтамте был создан Главный военный почтовый сортировочный пункт, на который были возложены задачи по обработке основной массы почты, идущей на фронт и с фронта. В целом на долю работников почты и телеграфа Москвы во время войны легла колоссальная нагрузка: обеспечение бесперебойной работы почтовых и телеграфных учреждений в крайне тяжелых условиях 1941–1942 гг., нехватка людей, обеспечение работы правительственных учреждений и т.д. Всего за период Отечественной войны урон, нанесенный предприятиям связи, составил ок. 3 млрд. руб. В послевоенные годы решалась задача по их восстановлению и дальнейшему развитию.

В 1946 г. Наркомат связи был преобразован в Министерство связи СССР, реорганизованное в 1954 г. в союзно-республиканское. Министерство связи СССР сохраняло за собой оперативное руководство связью, имеющей общесоюзное значение: магистральные телеграфно-телефонные линии связи, особая радиослужба, ведение переговоров с иностранными государствами об организации международной связи. В 1955 г. была утверждена структура Министерства связи РСФСР в составе 5 производственно-отраслевых главных управлений (телефонных сетей, почтового, радиофикации и приемной телевизионной сети, междугородной телеграфно-телефонной связи, радио) и 11 функциональных управлений, отделов. В ведении министерства находилось самостоятельное Управление распространения печати (1955–1963), образованное для распространения печати по подписке и в розницу. Через подчиненные ему предприятия (Московская и Ленинградская городские дирекции связи “Союзпечати”) размещало тиражи центральных изданий, полученные от Главного управления печати Министерства связи СССР по регионам РСФСР[15].

В системе Московского почтамта также происходили изменения. В связи с увеличившейся нагрузкой из Моспочтамта были выделены Прижелезнодорожный и Международный почтамты. В 1963 г. Министерство связи РСФСР было упразднено, но в 1979 г. вновь восстановлено. В производственном отношении система связи являлась многоотраслевым хозяйством (почта, телеграф, телефон, радио- и спутниковая связь), управление которым строилось по производственно-территориальному признаку и было многозвенным. В систему входили: Министерство связи СССР, одноименные министерства союзных республик, подведомственные им производственно-технические управления связи областей, краев; телеграфы, почтамты, телецентры, радиоцентры, телефонные станции, организации "Союзпечати" и др. Местными органами Министерства связи являлись краевые и областные управления связи, городские и районные конторы связи, подчинявшиеся республиканским министерствам.

Структура Московского почтамта в 1980-е годы состояла из 32 р-ных управлений связи, действующих с межрайонными сортировочными почтамтами и др.[16] В 1988 г. вместо 33 узлов связи было создано 9 межрайонных почтамтов, которые находились в подчинении производственного объединения “Моспочтамт”.

В 1990-е годы московская почтовая служба состояла из прижелезнодорожной почты, отделений перевозки почты по ж.д. и по авиалиниям главного центра магистральных перевозок, Московского почтамта, Международного почтамта, ок. 650 отделений связи, 54 автоматизированных пунктов “Почта-автомат”, более 6 тыс. наружных почтовых ящиков[17].

Телефон. С установлением Советской власти все телефоны, находившиеся на частных квартирах, были переданы в общее пользование всех жильцов дома, исключение составляли советские работники и врачи. Частные телефоны в Москве начали устанавливаться с 1921 г. В Москве насчитывалось тогда более 17 тыс. номеров. С 1922 г. сеть была переведена на хозрасчет (ЦМАМ, ф. 385). Телефонная сеть города полностью никогда не обеспечивала потребностей москвичей. К нач. 1941 г. телефонная сеть имела 145 тыс. абонентов. После Отечественной войны развитие телефонной сети значительно расширилось, каждый год вводилось 15-16 тыс. номеров. К кон. 1961 г. в квартирах москвичей было установлено 242 тыс. телефонных аппаратов[18]. К 1995 г. число телефонных аппаратов в Москве составило ок. 3,6 млн.[19]

О развитии телефонной сети Москвы свидетельствуют такие данные[20]:




1913
1940
1976
1993
1996

Всего число те-лефонных аппа-ратов (тыс. штук)
50
168
2143
4192
4327

в т.ч. в кварти-рах (тыс. штук)
-“-
84
1510
2941
3079


С 1927 г. в рамках телефонной сети проводился эксперимент по развитию широковещания через телефонную сеть. В 1932 г. была создана Московская городская радиотрансляционная сеть (ЦМАМ, ф. 827).

Телеграф. Эвакуация и реэвакуация телеграфных учреждений, повреждение линий во время Гражданской войны нарушили стабильную работу телеграфа. Между тем нагрузка телеграфа по сравнению с его пропускной способностью была огромной, так как ведомства пользовались им бесплатно и предпочитали сноситься по телеграфу вместо почты, движение которой было нарушено разрухой в путях сообщения. С переходом на платность телеграфных услуг и улучшением почтовых сообщений телеграф стал обслуживать только действительно спешные сношения. Деятельность московского центрального телеграфа(ЦМАМ ф. 1198, ф. 824) за период с 1917 по 1923 г. характеризуется следующими показателями[21] обменянных телеграмм (в миллионах):

1917 – 20,7

1918 – 10,3

1919 – 11,7

1920 – 8,0

1921 – 6,0

1922 – 8,0

1923 – 8,1

В дальнейшем телеграфная связь быстро расширялась, было построено здание Центрального телеграфа с сетью отделений во всех р-нах города, частью соединенных с почтовыми отделениями, частью чисто телеграфными. Развивалась также международная телеграфная связь. В 1928 г. была введена телетайпная связь, в 1938 г. – циркулярная передача на аппаратах Бодо, абонентское междугороднее телеграфирование и другие виды телеграфной связи. В настоящее время с развитием факсимильных и других оперативных видов связи телеграфная связь используется также широко и не потеряла своего значения.

Радио. В дек. 1919 г. из созданной в Н. Новгороде под руководством профессора М.А. Бонч-Бруевича радиолаборатории была проведена первая радиотелефонная передача в Москву. Весной 1920 г. Советским правительством было принято решение о постройке в Москве центральной радиотелефонной станции с радиусом действия 2 тыс. верст. Осенью 1920 г. на Ходынской радиостанции в Москве был установлен первый радиотелефонный передатчик. Радиостанция передавала декреты и обращения Советского правительства, ноты Наркоминдела, политическую информацию и др. В том же году вступила в строй первая советская мощная передающая радиотелеграфная станция. Первый громкоговоритель был установлен на балконе здания Моссовета, а в июне 1921 г. по постановлению СТО в Москве была организована “устная газета”, передававшаяся громкоговорителями на Театральной, Серпуховской, Елоховской, Андроньевской площадях, у Крестьянской заставы и на Девичьем поле. В 1922 г. в Москве была построена радиотелефонная станция им. Коминтерна, использовавшаяся специально для радиовещания. В нач. 1923 г. в Москве стала действовать вторая радиостанция им. А.С. Попова, расположенная в Сокольниках. В сент. 1924 г. в Большом театре СССР состоялся первый публичный концерт, транслировавшийся по радио. С 1929 г. из Москвы началась регулярная трансляция радиопередач на зарубежные страны. В 1931 г был образован Всесоюзный комитет по радиовещанию и к 1936 г. он ввел в действие 5 программ, составленных с учетом временных поясов, национальных языков, особенностей различных регионов страны. В послевоенный период радио как средство массовой коммуникации играло доминирующую роль. В 1962 г. на Всесоюзном радио было введено круглосуточное радиовещание, московская радиотрансляционная сеть перешла на трехпрограммное вещание. В Москве в 1979 г. насчитывалось ок. 5 млн. радиоточек. В 1990-е годы началась реорганизация государственного радиовещания., появились коммерческие радиостанции. В 1990 г. образована Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания (ВГТРК).

Первая советская опытная телепередача была проведена в Москве в 1931 г., а в 1938 г. вступил в опытную эксплуатацию Московский телецентр, начавший передачу телепрограмм с 1939 г.[22]

--------------------------------------------------------------------------------
* В Богородском у. – в 1872–1896 гг., в Бронницком у. – в 1866–1905 гг., Дмитровском у. – в 1874 г., Коломенском у. – в 1871–1916 гг., Подольском у. – в 1871–1895 гг.
** Наркомпочтель состоял из отделов: почтовых сношений, телеграфного, радиотелеграфного, телефонного, международных сношений. В 1918 г. в наркомате было введено коллегиальное управление: почтово-телеграфный округ возглавлял комиссар, выдвигавшийся губернскими организациями Советской власти.
*** По положению о Наркомпочтеле СССР 1929 г. его местными органами являлись: управления связи, окружные конторы связи, местные оперативные учреждения всех видов связи общего пользования.
**** В 1932 г. Наркомпочтель переименован в Наркомат связи СССР. Функции наркомата к тому времени существенно расширились: в его ведении находились почта, телеграф, телефон, радио, контроль за строительством и эксплуатацией всех видов электросвязи и радиовещания, находящихся в ведении других ведомств, обеспечение связи с иностранными государствами.
***** В 1934 г. Наркомат связи СССР и местные управления связи перестроились по производственно-отраслевому принципу. В 1935 г. в органах связи введен дисциплинарный устав.
*См.: Советский период. Предприятия связи. Московский почтамт (ЦИАМ, ф. 508) и Управление московских городских телеграфов (ЦИАМ, ф. 798).

--------------------------------------------------------------------------------
[1] Н.И. Соколов. Московский почтамт в 18 столетии. С.-Пб. 1911, с.11-12.
[2] Там же, с. 50-51.
[3] Там же, с. 53.
[4] Федорович М.А., Орлова А.Ф., Медвецкий А.Г. История московской почты. Ч.1. М., 1993. С. 146.
[5] Там же. С. 180.
[6] Вся Москва за 1925 год. С. 52.
[7] Там же, с. 57.
[8] Фальковский Н.И. Москва в истории техники. М., 1997. С. 272; История Москвы. Т. 5. М., 1955. С. 714.
[9] СУ 1918, № 33, ст.439
[10] СУ, 1918, № 81, ст. 897
[11] Коржихина Т.П. Советское государство и его учреждения: нояб. 1917 г. – дек. 1991 г. М., 1994. С. 74.
[12] СУ 1922, № 58, ст.730; СУ 1923, № 41, ст.438.
[13] Федорович М.А., Орлова А.Ф., Медвецкий А.Г. Исто-рия московской почты. Ч.2 М., 1993. С.73.
[14] Там же. С.83-84.
[15] Высшие органы государственной власти и органы центрального управления РСФСР (1917-1967 гг.): Справочник. М., 1971. С. 370.
[16] Федорович М.А., Орлова А.Ф., Медвецкий А.Г. Указ. соч. С.109.
[17] Москва. Энциклопедия. М., 1997. С. 659.
[18] Там же. С. 676-677. История Москвы. Т.6. Кн. 2. М., 1959. С. 290-291, 294.
[19] Алещенко Н.М. Московский Совет в 1945-1961 гг., М., 1988.
[20] Москва в годы реформ (1992-1996). С. 41, М., 1997.
[21] Москва в цифрах 1917-1977 гг.: Статистический сборник. С. 61, М., 1977.
[22] Вся Москва. М., 1924.

http://mosarchiv.mos.ru/images/Putevodi ... vyaz.htm#5
Главное архивное управление города Москвы
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

Автоматизация телефонии: шаг за шагом

СообщениеСвязной (С) » Пт 08 май, 2009 11:37 »

Алло, Центральная!

19 марта 2009.

Этот снимок сделан в Петербурге, 1 июля 1882 года, на крыше дома № 26 по Невскому проспекту. Сняты на нем сотрудники фирмы Белл, которые только что запустили в эксплуатацию первую в России телефонную станцию.

26 февраля 1881 года, за день до гибели, император Александр II утвердил решение Комитета министров: "Учреждение телефонного сообщения, по новизне предмета, допустить впредь до полного его разъяснения на первое время в виде опыта…". Хотя телефонный аппарат был известен в России и до этого (промышленники устанавливали их, чтобы обеспечить связь между собственными предприятиями и домами, пользовалась им и императорская семья), но именно с этого решения началось в нашей стране развитие общедоступной телефонной связи.
30 марта 1881 года новый император Александр III подписал указ об "Устройстве телефонного сообщения частными лицами и общественными, а также правительственными учреждениями для собственных надобностей". А 25 сентября 1881 года было разрешено устройство телефонного сообщения в Санкт-Петербурге, Москве, Варшаве, Риге и Одессе.
Изначально право на осуществление телефонизации было дано инженеру, купцу 1-й гильдии Владимиру Оттомаровичу фон Баранову, который начал закупать за границей оборудование (было получено 50 стоек, 6000 кг проволоки, 5000 изоляторов, 400 аппаратов, 125 кг комнатной проволоки и 6 коммутаторов). Однако 3 апреля Баранов уступил свой контракт фирме Белла, которая и довела проект до реализации.
В соответствии с договором, к моменту открытия телефонная компания должна была подключить в Москве и Петербурге не менее, чем по две сотни абонентов. Однако не все шло гладко. Многие абоненты, проживавшие летом на даче, отказывались подключать телефон до своего возвращения в город. Не все домовладельцы давали разрешение на установку стоек для телефонных проводов на крышах зданий. Вызывали задержку и проволочки Городской управы в выдаче разрешения на прокладку телефонного кабеля через Неву, так что к моменту открытия телефонной линии в Петербурге насчитывалось только 128 абонентов.

В прочем, "с согласия Его Сиятельства Господина Министра Внутренних Дел Телеграфный департамент продолжил до 29 октября" 1882 года "срок, предоставленный Международной компании, для включения в телефонную сеть двухсот пунктов в Санкт-Петербурге и Москве". И к 29 октября 1882 года "в Санкт-Петербурге насчитывается до 259 соединенных пунктов, а в Москве - 200".
У каждого абонента устанавливали электросигнальный прибор системы Гиллянда, микрофон Блэкс, телефон Белла и по одному элементу Лекланже. Плата составляла 250 рублей в год за аппарат, если удаленность от центральной станции не превышала 3-х верст. За каждую лишнюю версту доплачивали по 50 рублей. Правительственные и городские учреждения получали скидку 50%.

Первоначальная схема телефонизации Петербурга выглядела так: от дома № 26 по Невскому проспекту шли 7 магистральных линий группами от 10 до 120 проводов по Казанской улице, к Николаевскому мосту и на Васильевский остров, к Исаакиевской площади, Троицкому мосту, к Александровскому мосту на Выборгскую сторону, по Невскому проспекту к Знаменской площади и к Министерству внутренних дел. Здесь эти группы разделялись на боковые линии, направлявшиеся к отдельным абонентам.
Монополия кампании Белла закончилась 29 сентября 1900-го года и телефонная сеть перешла в собственность Городской Управы. Это привело к резкому снижению цен (49 руб. 50 коп для квартир и до 71 руб. 50 коп. для общественных заведений: ресторанов, вокзалов, театров и магазинов). Разумеется, это вызвало бурный рост желающих поставить себе телефон. Но для удовлетворения заявок требовалось построить новую телефонную станцию.
Для размещения новой городской телефонной станции был выбран дом №22 по Большой Морской улице.

Вплоть до 1917-го года телефонистками могли стать только девицы - "дабы лишние думы и заботы не приводили к лишним ошибкам при соединениях".
Барышни должны были быть в возрасте 18-25 лет, ростом не менее 165 см, с длиной туловища в сидячем положении и вытянутыми вверх руками не менее 128 см (для лучшего охвата клавиатуры коммутатора).

http://ekabu.ru/other/print:page,1,1889 ... lnaja.html
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Пт 31 июл, 2009 13:18 »

Обращаться к телефонистке «барышня» в России принято с тех пор, как появились первые телефонные аппараты. Но и сегодня сотрудницы междугородних переговорных пунктов величают друг друга «барышнями», а операторов международной связи во всём мире принято называть по-французски «мадемуазель». Так уж повелось, телефонист – профессия женская. Телефонистки олицетворяют собой свой город, потому и несётся по планете: «мадемуазель Париж», «мадемуазель Вена», «мадемуазель Нью-Йорк»... Ольга Лучко была «мадемуазель Москва» 45 лет – с 1958 по 2003 год.

Ольга Павловна, как Вы стали телефонной «барышней»?
В 1958 году – тогда ещё студентка третьего курса института иностранных языков – я пришла работать телефонисткой. Международная служба состояла из нескольких человек и ютилась в уголке общего зала операторов связи. Я знала французский и могла надеяться на то, что буду работать телефонисткой в престижной международной службе.

И какой тогда была в Советском Союзе международная связь?
В конце 50-х число каналов, по которым можно было связаться с миром, было очень незначительным. Судите сами: с Америкой – три–пять каналов, с Англией – не больше четырёх, два-три – с Францией. С Восточным Берлином мы держали связь через военных, у которых было три канала, с Западным Берлином тоже не больше трёх. Все остальные города и страны мы соединяли через эти каналы. Так продолжалось несколько лет. А потом стало ясно, что международную телефонию надо развивать, поскольку это не только общение с «буржуазным» Западом, но и ценная валюта для страны. Мало-помалу количество связей стало увеличиваться, в первую очередь с социалистическими странами. Одновременно из небольшого помещения в операционном зале на Арбате международная связь переезжает в собственный зал в здании на Зубовском бульваре. Важным этапом развития связи стал 1966 год, когда в Советском Союзе появились бесшнуровые станции – их устанавливали чехи. Станции эти были полуавтоматическими, для установки соединения уже не приходилось сначала связываться с коллегой из другой страны, затем с телефонисткой нужного города – можно было сразу звонить абоненту.

Наверное, это значительно разгрузило международное направление?
Разгрузило… Да... Но помогло мало. В то время дефицит международных каналов был такой, что люди сутками ожидали предоставления разговора. Много заказов было «по уведомлению». Это значит, что абонента к определённому времени приглашали на переговорный пункт, где ему приходилось ждать, пока его соединят. Во всём мире подобных пунктов почти не было. В условиях такого дефицита обязательно должны были появиться группы абонентов, которые пользовались приоритетом предоставления разговора. Например, МИД, Министерство обороны, различные СМИ, посольства и торговые представительства зарубежных государств. Кроме того, существовали абоненты, которым телефонистки предоставляли разговор в первую очередь, – это спортсмены, артисты, музыканты. Бывали случаи, когда труппа ехала на гастроли и теряла по дороге все декорации. Тогда наши телефонистки обзванивали все службы по пути следования груза. Знаете, часто им удавалось разыскать театральный реквизит и спасти выступление. Взамен артисты с большим успехом давали бесплатные концерты для станций международной и междугородной связи. Кто только перед нами не выступал! Ширвиндт с Державиным, Высоцкий, Винокур, Элина Быстрицкая и многие другие. Частым гостем был Николай Озеров – великий спортивный комментатор и очень хороший человек. А что творили болельщики!? Когда их любимая команда выступала за рубежом, они заказывали международные переговоры только затем, чтобы знать счёт, как сейчас бы сказали, в режиме онлайн. Но только им необязательно было дозваниваться, потому что мы всегда могли сообщить, как проходит матч, какой счёт игры и кто на какой минуте забил гол. Телефонистки берегли ценные международные минуты. Мне очень повезло. Я знала многих прекрасных и талантливых людей. Владимир Высоцкий много раз читал мне по телефону свои новые стихи, когда ожидал соединения с Мариной Влади. Он звонил ей и днём, и ночью, а она не всегда была доступна по телефону. Впрочем, обычно мы её находили – спасибо французским телефонисткам.

Наверное, не только французские операторы были Вашими большими друзьями?
Конечно! Хотя мы работали по строгим стандартам международной связи, и в министерстве была специальная служба, которая отслеживала каждую минуту соединения. Тем не менее в то время связь была пронизана дружескими, личными отношениями, которые очень помогали нам в работе. Телефонисты ездили друг к другу для обмена опытом. Американские и английские операторы присылали нам фотографии. Вы знаете, в Италии по ночам дежурили только мужчины. Они пели нашим телефонисткам чудесные серенады! Мы постоянно выручали друг друга. Югославским специалистам из фирмы Tesla однажды пришлось провезти для советских коллег через границу немецкую гарнитуру. С нашей тяжеленной техникой просидеть всю смену было очень сложно, а официально ввозить оборудование из капиталистических стран в страны соцлагеря запрещалось. Вы не представляете, какую помощь людям могли оказать телефонисты разных стран. Нам иногда звонили абоненты с просьбами достать лекарство, которого не было в Советском
Союзе. И даже за границей купить его было невозможно, ведь оно продавалось только за валюту, а откуда у советского человека валюта? Мы организовывали доставку через Между народный Красный Крест. Рубли на валюту обменивали в МИД, одновременно через Красный Крест лекарство доставлялось на самолёте в нашу страну и отправлялось тому, кто в нём нуждался. Действовала и обратная схема: когда препарат продавался в Союзе и мы передавали его через Красный Крест за границу – такое тоже бывало. Мы неоднократно спасали чьи-то жизни. К сожалению, вспоминаются и другие случаи – когда политика оказывалась выше традиционной операторской дружбы. Например, с телефонистами соцстран мы всегда общались на русском языке. И вдруг в один день коллеги «перестали понимать» нашу речь и заговорили по-английски. Мы их просили: «Девчонки, ну не так быстро, не хватает у нас англоязычных операторов». Без толку. Обидно вспоминать такие случаи. Неприятности случались и во время Олимпиады-80.

А что было во время Олимпиады?
О том, как будет работать связь во время Олимпийских игр, в министерстве задумались поздновато – в 1976 году. Четырёх лет для того, чтобы полностью обновить существующую систему связи, резко увеличить количество каналов, набрать и обучить большой штат операторов, найти и оборудовать помещение, было явно маловато. Но победителей не судят – мы всё успели. Огромная заслуга в этом принадлежит Вячеславу Михайловичу Башкирову, возглавлявшему в то время между народную телефонную станцию. Он был человек необыкновенный, классный специалист, всего себя отдававший работе. К тому времени я уже работала начальником операторского цеха. Так вот, в 1980 году у меня в подчинении было свыше полутора тысяч высококлассных сотрудников со знанием одного или двух иностранных языков. Мы работали на Таганке в залах, оборудованных по последнему слову техники. Можно сказать, что на Олимпийских играх мы вполне заслужили золотую медаль. Иногда, особенно при соединениях с США и Англией, связь неожиданно срывалась по вине принимающей стороны. А пользователям ведь не объяснишь. И тогда наши телефонистки мастерски использовали обходные пути и все заказы исполняли за считаные минуты. Обычно абоненты даже не замечали, что возникли какие-то сложности. В любом случае, 1980-й был годом невиданных мощностей, которые открыли возможности для развития международной связи. Началось активное внедрение компьютерной техники, вводились дополнительные каналы, что сказалось на производительности. Если в 1980 году за сутки фиксировалось около 260 тыс. исходящих звонков, то в 1990-м - уже 640 тыс.
Сегодня многое изменилось. Сейчас нет проблем позвонить в другую страну – абоненту приходится даже выбирать более удобный и выгодный способ – позвонить с городского телефона, мобильного или воспользоваться услугой интернет-оператора. Тем не менее я думаю, что услуги телефонисток не стоит списывать со счетов. Никакая техника не способна на что, что могут телефонные операторы.

06/2009 СВЯЗЬИНВЕСТ
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Вт 29 сен, 2009 18:09 »

Связной (С) писал(а):Приобщение россиян в массовом порядке к телефонной связи началось с Высочайшего утверждения "Об устройстве городских телефонов", поступившего из Кабинета Министров 25 сентября 1881 года

Начало коммерческой телефонии в России положено 128 лет назад... Декрет Об устройстве на местные средства сооружений связи

Год рождения - 1882
28 августа (9 сентября) 1881 г. в Комитет министров поступила докладная записка министра внутренних дел об устройстве в России городских телефонных сообщений. Комитетом министров было принято решение: "Устройство и содержание городских телефонных сообщений общего пользования предоставить частным предпринимателям по выбору их Министром внутренних дел и по контрактам, заключенным с ними телеграфным департаментом".

25 сентября (7 октября) 1881 г. были утверждены "Основные условия устройства и эксплуатации городских телефонных сообщений".

2 ноября 1881 г. Телеграфный департамент с согласия Министерства внутренних дел заключил концессионный контракт с частным предпринимателем фон Барановым на строительство и эксплуатацию сроком на 20 лет первых пяти телефонных сетей общего пользования в Петербурге, Москве, Одессе, Варшаве, Риге. С условием построить в 1882 г. и открыть в С.-Петербурге 1 июля телефонную станцию на 200 абонентов. Но предприниматель фон Баранов, не приступая к строительству, за крупную сумму переуступил концессию на строительство и эксплуатацию ГТС в России международной компании телефонов "Белла".
В июле 1882 г. были включены на ГТС в С.-Петербурге 128 абонентов. Окончание работ по устройству всех сооружений, указанных ГТС задерживалось, и лишь

30 октября 1882 г. началась нормальная эксплуатация ГТС в С.-Петербурге, было включено 259 абонентов. Первая ручная телефонная станция общего пользования в С.-Петербурге была смонтирована в доме Ганзена - Невский проспект, дом 26. Станционное оборудование телефонной станции первоначально состояло из шести коммутаторов на 50 номеров каждый, с возможностью последующего расширения до 1000 номеров.
Условия труда на Петербургской телефонной станции были тяжелые: на станции во время работы было очень шумно и это нервировало телефонисток, вызывая ряд неправильных соединений.
На должность телефонисток принимались обычно девушки высокого роста и обязательно незамужние: им запрещалось вступать в брак, "дабы лишние думы и заботы не приводили к лишним ошибкам при соединениях". Обстановка на станции была чрезвычайно нервной. "Несмотря на большую нужду, редко кто из телефонисток был в состоянии долго выносить эту тяжелую работу. Нервные припадки нередко заставляли бедную работницу отказаться от места", - писал в журнале "Электричество" N 11/12 за 1891 г. один из обозревателей.
После открытия и ввода в эксплуатацию городской телефонной станции в Санкт-Петербурге фирмой Белла продолжались работы по дальнейшему строительству и расширению станционных и линейных сооружений. Были проложены и смонтированы кабели через р. Неву по Тучкову и Самсоновскому мостам. На 1 января 1886 г. задействованная емкость Петербургской ГТС была 940 телефонов, а в начале 1890 г. - 1320 телефонов. В 1883 г. на Невском проспекте в доме 26 в помещении телефонной станции был открыт первый телефонный переговорный пункт. В дальнейшем были открыты переговорные телефонные пункты на Калашниковской пристани, в помещении Биржи, в портовой и сухопутной таможнях. К сроку окончания концессии Международной компании Белла в С.-Петербурге эксплуатировались две телефонные станции общей емкостью 4375 номеров. С переходом в ноябре 1901 года Петербургской телефонной сети в ведение городской Управы было принято решение о реконструкции и расширении телефонной сети.

Строительство подземной телефонной канализации С.-Петербурга было начато в 1903 г. и выполнялось на подрядных условиях и по договору вначале американской фирмой "Американ-Кондит" и ее представителем Каммингсом, а затем (с августа 1904 г.) итальянцем Гвиди. С постройкой канализации появилась возможность упразднить воздушные проволочные линии и заменить их подземными кабельными. За 1906 год было проложено для устройства кабельных вводов более 60 км распределительного кабеля. К 1 января 1910 г. общая длина подвешенных кабелей на Петербургской телефонной сети достигла 161 км . Монтированная емкость Петербургской телефонной станции в 40 000 номеров в 1912 г. была уже полностью задействована, хотя при проектировании предполагалось, что количество телефонов к концу концессионного периода, то есть к 1919 г. будет не более 34 000. Фактически же на 1(14) января 1914 года в городе уже было 49 860 телефонов.

http://www.ptn.ru/pubsas/test--C7740C13 ... BB/0022002

Из истории местной телефонной связи в России

Тема: История проводной связи Дата: 27.4.07
земские телефонные сети

Данная статья посвящена одной малоизвестной странице разви­тия телефонного сообщения в нашей стране - земским телефонным сетям. Осмысливая опыт прошлого, мы мо­жем по-новому увидеть нашу жизнь, которую сегодня нельзя представить без телефона. Удивительное изобре­тение - он был создан не как оружие, не для ведения войны, а для того, чтобы помочь людям общаться, сде­лать их ближе друг к другу. Сейчас, в XXI столетии, поражает скорость, с которой 100 с лишним лет назад телефон завоевал мир.
Телефонная связь пришла в Рос­сию в тот момент, когда потребность в новых, более оперативных видах связи ощущалась особенно остро. Стремительно развивались промыш­ленность, финансы, строились желез­ные дороги. Отмена крепостного пра­ва и 20 лет реформ подготовили этот экономический взлет.
Всех привлекали доступность но­вого вида связи, простота в исполь­зовании и, главное, - скорость. Пер­вая в России междугородная телефон­ная сеть заработала в 1880 г. на Царскосельской железной дороге. Оценив преимущества нового вида связи, российские предприниматели стали обращаться с ходатайствами к правительству о выдаче разрешения на строительство телефонных линий. 27 февраля 1881 г. вступило в силу Высочайше одобренное Положение Комитета министров "Об устройстве телефонных сообщений". Согласно этому документу для того, чтобы построить телефонную линию част­ного пользования, надо было полу­чить разрешение министра почт и телеграфов и согласовать техниче­ский проект с телеграфным департа­ментом.

Началось строительство неболь­ших частных телефонных сетей, и сразу же стало ясно, что возможности нового вида связи значительно шире. 25 сентября 1881 г. Александр III утвердил Положение "Об устройстве городских телефонных сообщений", ставшее законодательной базой для развития телефонных сетей в России. Предприниматели получили право строить и эксплуатировать городские телефонные сети в коммерческих це­лях. К 1886 г. телефонные сети уже действовали в С.-Петербурге, Моск­ве, Варшаве, Одессе, Риге, Лодзи, Нижнем Новгороде и других городах, приносят хороший доход своим вла­дельцам.

Наконец, правительство решилось своими силами построить телефон­ную сеть в Киеве, и в 1886 г. она начала свою работу. Через пять лет сеть полностью себя окупила и стала приносить прибыль. Этот успех вы­звал неожиданные последствия. Пра­вительство приостановило выдачу разрешений на строительство новых телефонных сетей. С этого момента и до начала XX в. телефонные сети в России строились преимущественно на государственные средства. Пред­приниматели получали концессии на строительство только небольших те­лефонных сетей.

В результате процесс телефониза­ции страны существенно замедлился. У Почтово-телеграфного ведомства не хватало сил и средств на то, чтобы провести телефонную связь хотя бы во все губернские города, не говоря уже об уездных. Правительство стре­милось сохранить за собой монопо­лию, прежде всего, на междугород­ные телефонные сообщения. В 1887 г. русские и иностранные предпринима­тели предлагали проекты постройки телефонной магистрали Петербург -Москва, но в выдаче концессии им было отказано. Строительство этой самой длинной в России и четвертой в мире по протяженности междугород­ной магистрали заняло у государства десять лет. Телефонная линия Петер­бург - Москва заработала в декабре 1898 г.

В 1889 г. несколько иностранных телефонных компаний обратилось к российскому правительству с просьбой предоставить им право на строи­тельство и эксплуатацию междуго­родных линий Варшава - Лодзь, Таганрог - Ростов и др., но им также было отказано.
Интересная ситуация с развитием телефонной связи сложилась в Фин­ляндии. Великое Княжество Фин­ляндское обладало определенной ав­тономией в рамках Российской импе­рии. Финские власти поняли, какую пользу может принести новый вид связи для экономического развития малонаселенного края с недостаточно развитой инфраструктурой. Опираясь на собственное законодательство, они взяли на себя смелость само­стоятельно разрешать строительство новых городских, пригородных и междугородних сетей. Эта практика привела к тому, что к началу XX в. Финляндия намного опережала оста­льную часть Российской империи по длине линий, охвату территории, ко­личеству телефонных аппаратов.

Ограничения со стороны государ­ства, стеснявшие развитие междуго­родной телефонной связи, привели к тому, что инициативу проявили снизу. В российской провинции всегда суще­ствовал резерв активных и широко мыслящих людей, стремившихся к деятельности вне государственной службы. Согласно Положению о гу­бернских и уездных земских учрежде­ниях, утвержденному императором Александром II в 1864 г., лица, об­ладавшие определенным имуществен­ным цензом, имели право участвовать в выборах в органы местного само­управления - земские уездные и гу­бернские управы. В основном, это были представители местного дворян­ства, буржуазии и верхушки крестьян­ства. Первоначально земские управы были созданы в 34 из 50 центральных губерниях европейской части России, а также в Бессарабской губернии и в области Войска Донского.

Земские управы получили опреде­ленные полномочия в вопросах ра­звития инфраструктуры своих регионов, на средства земств создавались больницы, школы и благотворитель­ные заведения, они занимались строи­тельством и содержанием дорог и мостов. К началу XX в. земства уже имели большой опыт организации почтового сообщения в сельской местности (внутри уездов) - земской почты.
Финансовые капиталы, которые использовали земства для своих на­чинаний, складывались из земских сборов, которыми облагалось недви­жимое имущество жителей данной местности, денег попечителей, благо­творительных пожертвований и средств из других источников.

Строительство телефонных сетей в городах, быстрое развитие между­городных телефонных сообщений за рубежом не могли не привлечь вни­мания наиболее инициативных зем­ских деятелей. Преимущества теле­фонной связи на российских просто­рах были неоспоримы. Вопрос о телефонных сообщениях, созданных за счет земств, вызвал бурную ди­скуссию в печати. Развернулось об­суждение вопроса, насколько нужен телефон в сельской местности, как велики затраты на строительство те­лефонной сети, по силам ли местным земским управам ее содержание. Сто­ронники указывали на сокращение расходов за счет того, что сообщения будут передаваться быстрее, отпадет необходимость в посылке нарочных, сократятся затраты на транспорт, улучшится медицинское обслужива­ние населения и т.д. Противники считали, что строительство телефон­ных линий потребует больших средств, а телефон не облегчит жизнь простого крестьянина, он нужен то­лько земской администрации. Извест­ный историк земства Б. Веселовский писал, что земские телефоны - это модная игрушка, которая скоро на­доест. "Телефоны ... разделили участь многих земских увлечений, почти не оставивших после себя следов", -писал он в 1910 г.

Иной точки зрения на значение земских телефонных сетей придержи­вался помощник начальника Главно­го управления почт и телеграфов П. С. Осадчий. Занимаясь по долгу службы проблемами развития элект­росвязи, он первый сделал попытку обобщить накопленный земствами опыт, опубликовал несколько работ, посвященных истории создания и развитию земских телефонных сетей. Профессор Электротехнического ин­ститута, крупный чиновник, будущий заместитель председателя Госплана СССР, он понял значение земских сетей для развития телефонной связи в России, особенно в сельской мест­ности.
Так сложилось, что развитие те­лефонных сетей в отдельных регионах европейской части России пошло не традиционным путем, от крупных, экономически развитых центров к более мелким уездным городам и далее, а наоборот. По инициативе уездных земских управ и на их сред­ства, обычно совместно с заинтересо­ванными частными лицами, создава­лись небольшие уездные телефонные сети, которые в дальнейшем соединя­лись с городскими и междугородны­ми коммуникациями.

Первая земская телефонная сеть была построена в Лебединском уезде Харьковской губернии в 1899 г. после долгих согласований с высшими и местными властями. Сначала пред­полагалось соединить телефонной се­тью уездную земскую управу в Лебедине, 14 хуторов и сел, для чего надо было построить 57 верст телефонных линий, установить 17 телефонных аппаратов, и открыть две небольшие центральные телефонные станции. Уже в процессе строительства стало ясно, что сеть необходимо расширить. 5 августа 1899 г. она начала свою работу.
Земская телефонная сеть в Лебе­динском уезде по своей структуре и по стоимости строительства предста­вляла собой типичный пример небо­льшой местной сети, удовлетворяю­щей нужды местного самоуправления в быстрой и эффективной связи. Ли­ния железной дороги была доведена только до уездного центра, и только в самом Лебедине имелись почта и телеграф. Таким образом, земская телефонная сеть дополняла систему государственных почтово-телеграфных сообщений, приближая ее к на­селению уезда.
Основные особенности земских телефонных сетей можно определить уже на примере этой первой сети. Каждая земская сеть состояла прак­тически из двух различных частей: собственно городской телефонной се­ти в самом уездном городе, и, если можно так выразиться, междугород­ной сети, соединявшей отдельные на­селенные пункты и уездный город между собой. Эта особенность при­вела к тому, что фирма "Эрикссон" начала выпуск специальных земских коммутаторов, которые широко ис­пользовались на местных и междуго­родных линиях.

Абонентами земских телефонных сетей являлись органы местного уп­равления: уездная земская управа и волостные управления, земские шко­лы, больницы, медицинские прием­ные покои, ветеринарные пункты и т.д., и обязательно - земские дол­жностные лица - председатель и члены управы, врачи, агрономы, ве­теринары и пр. К сети также подклю­чались правительственные учрежде­ния в уезде, станции железных дорог, правительственные должностные ли­ца, чины полиции, а также жители уезда, пожелавшие пользоваться те­лефоном. Последние оплачивали зем­ству расходы на строительство ли­нии, и ежегодно - затраты на содер­жание той части телефонной сети, которая строилась непосредственно для них. Для местных жителей обо­рудовали специальные переговорные пункты при земских управах, волост­ных правлениях и т.д.

В последующие два года земства построили небольшие земские сети в Юрьеве -Польском, Петровском, Бугурусланском, Богодуховском и Ирбитском уездах.
Новый этап развития наступил в 1901 г., когда начала работу земская телефонная сеть в Лохвицком уезде Полтавской губернии. Были построе­ны центральная телефонная станция в Лохвице, пять узловых станций, про­ложены 322 верст телефонных линий, 438 верст проводов, установлены 64 телефонных аппаратов, из которых 20 - в самой Лохвице и 44 - в уезде. Кроме того, к Лохвицкой телефонной сети были присоединены два населен­ных пункта соседнего Лубенского уезда. Оба уездных центра - Лохвица и Лубны - были соединены телефон­ной линией в 1902 г. Таким образом, уже через три года после открытия первой земской сети было организо­вано телефонное сообщение между двумя уездными городами.

Для удешевления строительства сети часто строились однопроводнми. На расстояния до 200 верст обычно использовалась стальная про­волока. В дальнейшем на городских линиях стали использовать бронзо­вую проволоку, а магистральные и городские линии делали двухпровод­ными.

Министр внутренних дел России дал разрешение на строительство Лохвицкой телефонной сети на опре­деленных условиях, которые позже стали обязательными для всех вновь строящихся земских телефонных се­тей. Основные требования к ним заключались в следующем: техниче­ский проект утверждался в Главном управлении почт и телеграфов; строи­тельство должно было вестись по правилам, принятым на государ­ственных телефонных сетях, и с ис­пользованием аналогичных материа­лов. Земские телефонные сети рас­сматривались как частные телефон­ные сообщения, то есть их владельцы были обязаны использовать сети то­лько для своих надобностей и не допускать телефонных переговоров за плату.

Почему государство разрешило земствам создавать собственные те­лефонные сети? Приравнивая земские телефонные сети к категории частных телефонных сообщений, в них не видели серьезного конкурента прави­тельственным сетям. Мало того, что земства за свой счет обеспечивали сельское население телефонной свя­зью, им не возмещали затраты на подключение к сети государственных учреждений и установку в них теле­фонных аппаратов - на железнодо­рожных станциях, в полицейских участках и т.п. Наоборот, владельцы сети были обязаны возмещать убыт­ки казне за конкуренцию государ­ственному телеграфу. За каждый на­селенный пункт, где имелась государ­ственная почтово-телеграфная конто­ра, земства были обязаны вносить ежегодно в казну 75 руб., за телефоны на станции, где имелся железнодо­рожный телеграф - 25 руб. В любой момент министр внутренних дел имел право закрыть телефонные сообще­ния без возмещения затрат и убыт­ков. Тем не менее, земские телефон­ные сообщения продолжали развива­ться.

Новый вид связи требовал боль­ших первоначальных затрат, и пер­выми его начали осваивать земства богатых черноземных губерний -Полтавской, Харьковской и других. Большинство уездов в этих губерниях имело сравнительно небольшую тер­риторию (Лохвицкий, Лебединский и др.). В 1902 г. были построены не­большие земские телефонные сети в Льговском и Суджанском уездах Курской губернии. Впервые уездные города были соединены с губернским центром - Курском - и подключены к Курской городской правительствен­ной сети.

Совсем иной характер имела зем­ская телефонная сеть Бахмутского уезда Екатеринославской губернии. В этой местности была широко ра­звита металлургическая и горнодо­бывающая промышленность. Еще в 1898 г. местное земство подало хода­тайство о создании телефонной сети в уезде за счет казны, но безрезультат­но. Тогда решено было создать зем­скую телефонную сеть. Местные гор­нопромышленники предложили по­крыть до 50 % затрат на ее строите­льство. В июле 1901 г. проект сети был утвержден, и получено разреше­ние на условиях, одинаковых с Лох­вицкой уездной телефонной сетью. Бахмутская сеть начала работать летом 1902 г. Было построено 8 центральных станций, 435 верст теле­фонных линий, 1112 верст проводов, установлено 90 аппаратов, из них 20 -для нужд земского самоуправления, остальные 70 - для частных абонен­тов. Частные лица, желавшие иметь телефонную связь, вносили на созда­ние сети 750 руб. единовременно, и ежегодно платили на содержание и обслуживание до 150 руб.

Запрет на платные разговоры по телефону посторонних лиц оказался весьма обременительным для зем­ских телефонных сетей. Очень немно­гие могли выложить большие по тем временам деньги, чтобы в дальней­шем иметь возможность пользовать­ся телефоном. Уже весной 1902 г. Бахмутское уездное земство ходатай­ствовало о том, чтобы телефонную сеть разрешили эксплуатировать как сеть общего пользования - с продажей платных абонементов, возмож­ностью платных переговоров и обме­на платными телефонограммами. Это стало толчком для начала нового этапа в развитии земских телефонных сетей.

С 1903 г. согласно Высочайше утвержденному Положению Комите­та министров на земских телефонных сетях разрешалось предоставлять возможность платных переговоров для всех желающих, осуществлять платный обмен телефонограммами, подключать к сети платных абонен­тов с отчислением в казну 3% с поступающих сборов. В 1904 г. было отменено взимание сборов за конку­ренцию телеграфу. Эти законодате­льные акты позволили земским теле­фонным сетям развиваться более сво­бодно. Но в период 1905-1907 гг. наблюдался определенный спад в строительстве земских уездных сетей - их было построено всего 12, в то время как в 1903-1904 гг. телефонные сети заработали в 21 уезде. Скорее всего, это было вызвано событиями первой русской революции и волне­ниями в сельской местности. Тем не менее, в 1906 г. начала работу един­ственная в своем роде Казанская губернская телефонная сеть. Она ох­ватила сразу всю территорию губер­нии - 12 уездов.

Почти все земские телефонные сообщения создавались по инициати­ве уездных управ. Казанская губерния стала исключением. В 1902 г. губерн­ская земская управа предложила об­судить вопрос о создании телефонных сообщений в уездах. В четырех из 12 уездов посчитали телефонизацию гу­бернии преждевременной. Тем не ме­нее, вопрос о строительстве сети решили положительно. В 1905 г. было получено разрешение от министра внутренних дел, в котором особо оговаривалось, что эта сеть могла быть в любой момент выкуплена государством, кроме того, Почтово-телеграфное ведомство имело право подвешивать свои провода на столбы земской телефонной сети. Не допу­скалось включение в сеть населенных пунктов вблизи городов, где уже имелись телефонные сети, созданные на государственные средства.

Две другие земские губернские сети были значительно скромнее по своему назначению и размерам. В 1906 г. было разрешено строитель­ство губернской телефонной сети в Могилевской губернии, но эта сеть практически не получила развития. Телефонная сеть в Полтавской губернии возникла путем объединения не­скольких уже существовавших уезд­ных сетей. Были построены телефон­ные линии, соединившие Полтаву с уездными городами, а также сети в тех уездах, где телефонной связи еще не было.

К 1910 г. Казанская губернская сеть имела 1300 верст телефонных линий, более 30 узловых станций, и представляла собой самую развитую телефонную сеть в сельской местно­сти (без учета Финляндии). Она сразу строилась с учетом, в первую очере­дь, интересов губернии. Все уездные центры были соединены с Казанью и между собой, но особой необходимо­сти в этом не было: во многих из них уже имелась почтово-телеграфные конторы, в то время как телефониза­ция глухих уголков откладывалось.

Густота сети и доступные тарифы придали Казанской губернской сети коммерческий характер. По этому пути пошли и некоторые другие зем­ские телефонные сети, что было свя­зано с новыми тенденциями в их развитии.

С 1908 г. начался резкий подъем в строительстве земских уездных теле­фонных сетей. Этому немало способ­ствовало принятие новых законода­тельных актов, которые расширили возможности земств относительно порядка их эксплуатации. Пик строи­тельства пришелся на 1912-1914 гг. -было построено свыше 80 сетей. Те­лефонизировались обширные районы Поволжья, Украины, Белоруссии, Урала. Стало ясно, что для земств это довольно выгодное дело. Разре­шение брать плату за разговоры частных лиц весьма существенно со­кращало затраты на содержание сети, кроме того, уменьшались расходы на служебный транспорт. Некоторые земства даже получали неплохой до­ход от своих телефонных сетей.

В средней России небольшое число уездов решило обзавестись те­лефонной связью. Это было связано с тем, что там давно и успешно функционировала московская заго­родная телефонная сеть. На Севере земства были небогаты, а хорошо развитая земская почта и наличие телеграфа в достаточной степени обеспечивали потребности населения в услугах связи.

Земские уездные телефонные сети разрослись, и возникла новая пробле­ма - на каких основаниях подключать их к правительственным телефонным сетям? Первый опыт имел место в 1903 г. в Курской и Полтавской губерниях. В Курске и Полтаве к тому времени уже существовали пра­вительственные телефонные сети. Почтово-телеграфное ведомство приня­ло решение считать земские уездные центральные телефонные станции за­городными абонентами правитель­ственной сети. В соответствии с этим земство платило 125 руб. в год за каждый соединительный провод в районе двух верст от правительствен­ной станции, далее 15 руб. за каждую версту, и обязано было содержать за свой счет сеть за пределами горо­да. Такая практика заставила земские управы искать средства на содержа­ние и оплату переговоров по телефон­ным линиям, подключенным к казен­ным сетям. Было принято естествен­ное решение брать плату за разго­вор по такой линии со всех, в том числе и с абонентов земской сети. 12 сентября 1912 г. были установ­лены новые правила: теперь земства платили абонементную плату за каж­дую линию, соединявшую их с пра­вительственными сетями, и 5 коп. за каждый трехминутный разговор або­нента земской сети. Абоненты прави­тельственной сети платили за разго­вор 5 коп. в пользу казны и дополнительно - плату в пользу земства, утвержденную министром внутрен­них дел особо для каждой земской сети.

Сети развивались, и все чаще и настоятельнее возникала необходи­мость соединить соседние города од­ной губернии или двух смежных гу­берний, в которых имелись земские сети. Для этого необходимо было в каждом отдельном случае получить разрешение министра внутренних дел.

В 1909 г. земствам было разреше­но строить междугородные линии общего пользования на основе пра­вил, установленных для частных предпринимателей. Земствам выдава­ли концессии на 18 лет, по истечении которых телефонные линии должны были безвозмездно перейти в пользо­вание государства. Кроме того, зем­ства были обязаны отчислять в казну 10% всех доходов. В 1910 г. зарабо­тала первая земская междугородная линия Белгород-Харьков. Концессии на строительство и эксплуатацию междугородных линий получили Екатеринославское уездное земство, Киевский губернский комитет, Кур­ское губернское земство, Эстляндское дворянство и земство. Всего к 1916 г. функционировало 9 земских между­городных линий. Таким образом, земские телефон­ные сети, вначале служившие интере­сам местного самоуправления, посте­пенно стали сближаться с коммерче­скими сетями общего пользования. Особенно этот процесс был заметен там, где земские телефонные линии соединяли крупные торгово-промыш­ленные центры.

С началом Первой мировой вой­ны строительство земских сетей за­мерло. Большие территории на запа­де страны были оккупированы. В стране углублялся общий экономиче­ский и политический кризис. Тем не менее, к 1916 г. земские телефонные сети работали в более чем 190 уездах европейской части Российской импе­рии, а также в Прибалтике, на Урале, и в области Войска Донского.

В 1919 г. нарком почт и телегра­фов В.Н. Подбельский в своем обзоре состоянии отрасли отмечал, что зем­ские телефонные сети были одним из самых демократичных начинаний в деревне, и после гражданской войны они вошли в состав единой телефон­ной сети советской России. Земские телефонные сети были различными по плотности, охвату территории, длине линий, числу абонентов, но, несомненно, благодаря начинаниям земств телефон стал доступен жите­лям российской глубинки.

Источник: Электросвязь: история и современность. №1/2007
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Вс 04 окт, 2009 12:08 »

ЮБИЛЕЙ ПЕРВОЙ АТС

Исполнилось 80 лет первой автоматической телефонной станции в России, которая появилась в Ростове-на-Дону в 1929 году. За два года до её открытия в городе насчитывалось 3,5 тыс. абонентов телефонной сети. Чтобы облегчить труд телефонисток, в 1927 году на заседании малого Президиума Северо-Кавказского крайисполкома было принято решение о постройке АТС. Строительство и монтаж оборудования продолжалось два года.
В августе 1929 года автоматическая станция на 6 тыс. номеров вступила в эксплуатацию и проработала до 1941 года. «Принципиальная схема автоматической телефонной станции Ростова-на-Дону» хранится в Музее связи Ростовского филиала ЮТК.
Я всегда на боевом посту (С)

MNOGO
Форумчанин
 
Сообщения:
4617
Изображения: 8
Зарегистрирован:
05 май 2005
Откуда:
Москва

Благодарил (а): 44 раз.
Поблагодарили: 195 раз.

СообщениеMNOGO » Вс 04 окт, 2009 15:26 »

Вот ещё
Отечественная история АТС начинается в 1923 г. с весьма любопытного решения телефонной подсекции Госплана СССР: «За отсутствием опыта строительства и эксплуатации АТС построить несколько мелких станций». Во исполнение этого решения в 1924 г. в Московской телефонной сети для служебной связи была смонтирована опытная декадно-шаговая АТС на 1000 номеров фирмы «Сименс и Гальске» с задействованной емкостью 100 номеров.

Переход к автоматической коммутации потребовал выбора базовой АТС, в качестве которой рассматривались машинные станции фирмы «Л. М. Эриксон», декадно-шаговые станции фирмы «Сименс и Гальске» и станции системы «Ротари» фирмы «Вестерн Электрик». Основным аргументом в пользу машинных станций «Л. М. Эриксон» стала готовность компании не только поставить несколько АТС, но и предоставить ранее экспроприированному у нее же заводу «Красная заря» техническую документацию для производства АТС, а также обучить советских специалистов на своих заводах, что со всей очевидностью иллюстрировало справедливость тезиса вождя мирового пролетариата о готовности капиталистов продать Советской России веревку, которой та изготовителем и продавцом применение.

Результатом контракта, утвержденного Советом Народных Комиссаров 27 октября 1925 г., стало начало строительства в 1926-м в Ростове-на-Дону первой в СССР автоматической телефонной станции машинной системы «Л. М. Эриксон». В 1929 г. АТС была сдана в эксплуатацию, затем последовали станции в Москве, Новосибирске, Ташкенте, Смоленске, Ленинграде и других городах.

http://www.connect.ru/article.asp?id=4091
Вольный стрелок

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Пн 02 ноя, 2009 19:39 »

Тверская, д7
Вложения
Clip_3.jpg
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Вс 22 ноя, 2009 19:48 »

Интересная фотоподборка:

http://www.kipchatov.ru/blog/
КРЫШКИ ЛЮКОВ
Бали, Испания, Италия, Монино, Одесса, Разное, Санкт-Петербург, Саратов, Сингапур, Торонто, Углич, Харьков, Черногория
Изображение
Изображение
Изображение
Я всегда на боевом посту (С)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Вт 02 фев, 2010 20:29 »

Высоков М.С. Электросвязь в Российской империи от зарождения до начала XX века. – Южно-Сахалинск: Изд-во СахГУ, 2003. – 272 с.
Высоков М.С. История почты, телеграфа и радио на Дальнем Востоке России (40-е гг. XVII – начало XX в.) – Южно-Сахалинск: Изд-во СахГУ, 2004. – 120 с.
Высоков М.С. Российская империя на путях модернизации: зарождение и развитие электросвязи в XIX – начале XX вв.: Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. – Санкт-Петербург: РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. – 468 с.

Связь - регалия государственная
Как оказалось, российское государство со времен своего зарождения трепетно относилось к связи и не выпускало ее из своих рук. Лишь только последние 20 лет было не так.
Более подробно то, что я здесь опишу поверхностно, можно и нужно читать в интереснейших работах доктора исторических наук, профессора М.С.Высокова. Его книги и статьи хорошо известны в академических кругах. Но не более. Книга “Электросвязь в Российской империи от зарождения до начала XX века” [1] издана далеко на востоке нашей страны Сахалинским госуниверситетом в 2003 году и ее просто так не найдешь. Тираж всего 500 экземпляров...
Я всегда на боевом посту (С)

ТРИОД
Форумчанин
 
Сообщения:
2655
Изображения: 54
Зарегистрирован:
01 ноя 2007
Откуда:
Северный Полюс

Благодарил (а): 82 раз.
Поблагодарили: 316 раз.

СообщениеТРИОД » Ср 03 фев, 2010 11:17 »

Первая книга есть в Музее связи им.Попова в Питере.
"Ну к чему все это, лучше бы водки выпили..." (Из писем Белинского Гоголю)

ТРИОД
Форумчанин
 
Сообщения:
2655
Изображения: 54
Зарегистрирован:
01 ноя 2007
Откуда:
Северный Полюс

Благодарил (а): 82 раз.
Поблагодарили: 316 раз.

СообщениеТРИОД » Ср 03 фев, 2010 12:54 »

Телефонная линия Санкт-Петербург - Москва

Исполнилось 110 лет с момента создания междугородной телефонной линии связи между Санкт-Петербургом и Москвой. Эта линия не была первой в России, немного ранее были организованы междугородные телефонные линии между Санкт-Петербургом и резиденциями царя в Петергофе, Гатчине и Царском Селе, а также линия телефонной связи между Одессой и Николаевом.
Вместе с тем, не может не привлечь внимания факт создания магистральной линии связи такой протяженности.
Решение об устройстве телефонной связи между обеими столицами приняло правительство. Государственный совет выделил на эти цели кредит в размере 400 тыс. рублей. Технический проект был разработан инженером А. Новицким (впоследствии – производителем работ), и 25 апреля 1898 года утвержден начальником Главного управления почт и телеграфов. Работы начались 12 июня, со стороны Петербурга, а к Новому году (31 декабря 1898 года) жители Москвы и Санкт-Петербурга уже могли общаться друг с другом по телефону. Тогда же была открыта и освящена Московская телефонная станция.
Первый вопрос, который было необходимо решить проектировщикам, это вопрос где вести линию: вдоль шоссе или вдоль железной дороги.
Протяженность линии вдоль шоссе составила бы 678 верст, а параллельно железной дороге – 609 верст. Экономия – 69 верст линии, как при строительстве, так и при ее содержании. Но, как рассуждали специалисты, сигналы в телеграфных линиях, уже проложенных вдоль железной дороги, могут возбуждать сильные помехи в телефонной линии и существенно ухудшить качество связи. Увеличить же расстояние между телеграфной и телефонной линиями мешали кустарник и мелкий дровяной лес, около 300 верст тянувшийся по обе стороны железной дороги. Вырубать его было бы дорого да и управление Николаевской железной дороги было против: ведь это мелколесье – "природная и даровая защита рельсовых путей от снежных заносов, для очистки коих расходуются большие суммы и несмотря на то поезда стоят в снегу иногда по несколько суток".
Если же сделать просеку, линия не будет просматриваться со стороны железной дороги и будет затруднен доступ для обслуживания линии. Однако, учитывая опыт Европы и Америки, решили экспериментально определить, насколько сильно влияние телеграфной линии связи на телефонную линию. Для этого одна из телеграфных цепей была временно переоборудована под телефонную. Результат поначалу не был утешительным: В протоколах испытаний было записано, что "…в телефонах слышен постоянный шум, а по временам и треск, препятствующий телефонным переговорам". Но, "когда вместо сообщения телефонных проводов с землею был взят второй провод, и таким образом составлена непрерывная металлическая цепь, без участия земли, индукция совершенно прекратилась... Опытами выяснено, что телефонное действие по железным проводам на расстоянии 609 верст возможно".
В результате, на основании опытов, было принято решение: "устроить телефонную линию по Николаевской железной дороге".
В смете на устройство телефонного сообщения между Санкт-Петербургом и Москвой было записано, что для прокладки линии потребуется: "…проволоки бронзовой, толщиною в 4 мм – по 7,8 пуда на версту, считая в этом количестве около четверти пуда на непредвиденные удлинения, на спайки: из завода Кольчугина в Москве – 9600, из завода Сименса – 9635 пудов".
В техническом отчете об устройстве линии было также указано, что «…столбы, потребовавшиеся для устройства, – зимней рубки и вполне хорошего качества, все материалы (проволока, крюки, изоляторы и прочее) доставлялись заводами своевременно. Линейные работы продолжались 120 дней, станционные – 84 дня».
За полгода до открытия этой телефонной линии были разработаны и оглашены Условия пользования междугородным телефонным сообщением. В них говорилось, что междугородная телефонная линия предназначена для общего пользования, и все без исключения жители одной столицы будут иметь возможность сообщаться по телефону с любым из жителей другой. И в Москве, и в Санкт-Петербурге были устроены особые Центральные междугородные телефонные станции, связанные с централями городских телефонных сетей, с биржами и с переговорными станциями. Для столичной публики на первое время устроили по одной переговорной станции при междугородных централях в каждом городе. Междугородное сообщение предоставлялось жителям круглосуточно. Биржевые же переговорные станции работали лишь во время биржевых операций и предназначались исключительно для пользования участников бирж.
Плата устанавливалась за каждый отдельный разговор, причем единицей времени считались три минуты. Разговор можно было заказать в две и три единицы, то есть на 6 и 9 минут. Время, необходимое для вызова, в расчет не бралось. На биржевых переговорных станциях принимались заявки не более как на шесть минут. Желающие поговорить по междугородной линии должны были заблаговременно подавать заявления на телефонные станции. Это касалось как обыкновенных, так и срочных разговоров. Три минуты обычного разговора стоили 1 руб. 50 копеек, а срочного – в три раза дороже...
Телефонная линия С.-Петербург–Москва – самая первая в России линия такой большой протяженности. В дальнейшем именно на линии связи между двумя главными городами страны испытывались и впервые вводились в действие новые технологии связи.
"Ну к чему все это, лучше бы водки выпили..." (Из писем Белинского Гоголю)

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Сб 23 окт, 2010 18:57 »

Японские люки
Хорошо известно, что в Японии крышки как нигде в мире пропитаны душой и наполнены изобразительным искусством...
http://www.kipchatov.ru/blog/?p=643


Это не белые медведи, а каланы, они же морские выдры или морские бобры (картинка на волнах) Хоккайдо, Япония, 2010.07, Фото М.С.Высоков

Изображение
Изображение
Изображение
Изображение
...коллекция

Я всегда на боевом посту (С)

Erlang
Автор
 
Сообщения:
45823
Изображения: 67
Зарегистрирован:
11 июл 2003
Откуда:
Москва

Благодарил (а): 1410 раз.
Поблагодарили: 620 раз.

СообщениеErlang » Вс 24 окт, 2010 13:52 »

Связной (С) писал(а):Японские люки

Что-то напоминает
Изображение
Если хочешь стать оптимистом и понять жизнь, то перестань верить тому, что говорят и пишут, а наблюдай сам и вникай.
(с) А. П. Чехов

Связной (С)
Форумчанин
 
Сообщения:
18425
Изображения: 39
Зарегистрирован:
21 апр 2005
Откуда:
Мыс Шмидта

Благодарил (а): 637 раз.
Поблагодарили: 672 раз.

СообщениеСвязной (С) » Чт 17 ноя, 2011 19:10 »

Ericsson празднует 130-летний юбилей деятельности в России
15 ноября 2011 году компания Ericsson отмечает 130-летнюю годовщину своей работы в России. Первый российский контракт Ericsson был подписан 15 ноября 1881 года
К юбилейной дате приурочен официальный визит Ханса Вестберга, Президента и Главы компании Ericsson, в Москву 18 ноября 2011 года в рамках корпоративного Форума «Технологии, соединяющие общество»
Ericsson продолжает внедрять свои новейшие разработки в экономику и инфраструктуру страны, поддерживая инициативы на пути активной модернизации экономики и общественной жизни страны.
15 ноября 2011 года компания Ericsson отмечает 130-летнюю годовщину своей работы в России. К этой дате приурочен официальный визит Ханса Вестберга, Президента и Главы компании Ericsson, в Москву 18 ноября 2011 года в рамках корпоративного Форума «Технологии, соединяющие общество».

История Ericsson в России началась 15 ноября (по новому стилю) 1881 года: именно в этот день Людвиг Нобель (брат и деловой партнер Альфреда Нобеля) подписал контракт на приобретение у Ларса Магнуса Эрикссона нескольких телефоных аппаратов и коммутатора для офисов петербургской компании "Товарищества нефтяного производства братьев Нобель". За сделкой с Людвигом Нобелем последовало строительство первой телефонной станции в России - в Киеве (1893 г.), затем в Харькове (1896), Ростове (1897), Риге, Казани и Тифлисе (1900) и Москве (1904).
Одной из крупнейших вех в установлении партнерских отношений между Россией и Ericsson стало открытие в 1897 г. первой зарубежной фабрики компании L.M.Ericsson - телефонного завода с полным производственным циклом в Санкт-Петербурге. К 1917 г. фабрика стала крупнейшим производственным предприятием Ericsson в мире. Сотрудничество с Россией было настолько успешным, что основатель компании Ларс Магнус Эрикссон всерьез задумывался о переносе в Санкт-Петербург штаб-квартиры компании. И хотя осуществлению этого плана помешала революция, сотрудничество Ericsson с Россией продолжилось и в последующие годы.

За прошедшие 130 лет Ericsson стал неотъемлемой частью отрасли информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в России, тесно сотрудничая с российскими предприятиями и предоставляя свои решения и услуги операторам связи, государственным структурам и промышленным компаниям. Технологии Ericsson играли важную роль в таких ключевых для страны процессах как переход от аналоговых сетей к цифровым, при внедрении стандартов связи NMT, CDMA, GSM, WCDMA, IMS, GPON. Сегодня почти каждый третий вызов по мобильному телефону в России осуществляется при помощи тех или иных технологий Ericsson, решения компании обслуживают до 40% всего национального и международного телефонного трафика в стране.

«От всей души я поздравляю своих российских коллег и партнеров со 130-летним юбилеем. За более чем вековой период совместной работы партнерство с Россией стало для Ericsson не только приоритетным направлением бизнеса, но и стимулом для развития дружеских отношений между государствами. Мы поддерживаем Россию в ее стремлении к постоянному росту и модернизации, поэтому начиная с 1881 года, стараемся предлагать наиболее технологичные и передовые решения, которые способствуют развитию бизнеса и улучшению качества жизни населения. Уже сегодня мы видим отличные результаты нашего сотрудничества, и надеемся, что впереди нас ждут еще более интересные совместные проекты», - заявил Президент и Глава компании Ericsson Ханс Вестберг.
За последние десять лет среди наиболее значительных достижений компании Ericsson в развитии сферы ИКТ в России: запуск первой системы прямой телефонной связи в стране на основе интеллектуальной архитектуры IMS в 2006 году; ввод в эксплуатацию сетей 3G в 2008 г. при поддержке технологий компании Ericsson; в 2011 году Ericsson передал российской компании «Сфера» свою технологическую платформу CoordCom для адаптации и создания в России «Системы 112» для служб спасения и экстренного реагирования. Уделяя особое внимание развитию технологий будущего, в 2011 году Ericsson заключил соглашение о партнерстве с Фондом «Сколково», в рамках которого Ericsson создает на территории иннограда свой проектно-ориентированный Центр разработок, а также будет поддерживать образовательные программы Технологического института Сколково.
Сегодня, как и много лет назад, Ericsson играет важную роль в развитии отрасли ИКТ в России. В трех региональных представительствах компании Ericsson в России (которые находятся в Москве, Санкт-Петербурге и Красноярске) сегодня работает более 400 сотрудников.
http://www.ericsson.com/ru/news/111115_ ... 54740122_c

Изображение
The building of the Moscow Telephone Exchange in Miliutinsky street bld. 5. Moscow, 1904
Я всегда на боевом посту (С)

Вернуться в Для тех кому за...

След.

Поделиться

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: CommonCrawl и гости: 1